• ru
  • en

Дар любви

Перевод с DeviantArt (ранее выкладывался на фиди.ру)

Дар любви
(Heavy Love)


— Что ж, это и правда романтично.
Джейсон улыбнулся своей… жене. Своей жене. Да, придется привыкнуть.
— Угу, — отозвался он, — ты была права — никогда не спорь с аборигенами. Они знают все лучшие места.
Индира приникла к его груди, ее темные волнистые волосы щекотали его ноздри.
— Здесь головокружительно прекрасно, — прошептала она.
Они сидели на верхушке холма, глядя на бескрайние зеленые поля. Типичная такая сельская пастораль, какую нетрудно найти где угодно… за одним-единственным исключением.
Пруд.
Это был не простой пруд, а архетип идеального пруда. Звезды, отраженные в хрустальной поверхности, навевали мысли об источнике божественной амброзии. Обширный и глубокий, словно кто-то взял самую суть океана и перенес ее в тихую сельскую местность.
— Это прекрасно, — согласился Джейсон.
— Спасибо вам, — сказал пруд.
Разумеется, этого никто из новобрачных не разобрал, они не знали наречия прудов. Они даже не услышали ничего, лишь ощутили порыв ветерка, шелест камышей. Так что слова пруда, можно сказать, прошли мимо ушей. Однако это не имело значения, ведь пруд владел иными наречиями.
Наречием любви.
Наречием волшебства.
— Ваша похвала тронула меня, — сказал пруд. — Любовь, которая соединила вас, истинна и прочна. Но… меж вами есть и стеснение. Подавленное желание. Воистину жаль.
Новобрачные смотрели в хрустальное зеркало пруда, но чувства их не позволяли воспринять его истинную сущность.
— Я помогу вам, — сказал пруд. — Да будет весь этот мир отражением вашей любви — истинной любви, что сокрыта за всеми вашими покровами. Вот мой дар вам, юные возлюбленные. Наслаждайтесь.
Воздух над прудом потеплел, Индира громко вдохнула — аромат природы, запах ее мужчины.
— Джей… — выдохнула она. И покраснела.
— Инди, — сглотнул он, поймав ее взгляд. — Вернемся в мотель?
— Вокруг ни души, — прошептала она, забравшись на него, теплая и тяжелая. — А я не дотерплю.
Там, под звездами, они по древнейшим заветам скрепили таинство брака… и волшебство пруда. Пруд снова погрузился в дремоту, довольный содеянным.

Джейсон моргнул, открывая глаза.
— Доброе утро, — проговорила супруга, поглаживая его грудь одним пальцем. Карамельного цвета кожа ее блестела в лучах зари.
— Доб… ого, — отозвался он, вмиг вспоминая все, что было вчера. Как они занимались любовью под звездами прямо на холме. Как доползли до мотеля, а хозяйка, Каролина, понимающе ухмыльнулась им. Как они срывали друг с друга одежду, даже не добравшись до кровати...
— Да, я знаю, — улыбнулась Инди и поцеловала его. — Я тебя люблю.
— А я тебя.
Индира вздохнула.
— Девушки, выйдя замуж, всегда полнеют, правда?
Джейсон сглотнул.
— Ну… бывает. — Он не знал, куда вывернет разговор. Его тайной мечтой всегда было, чтобы его стройная подружка — нет, уже жена — немного поправилась.
А она ухмыльнулась.
— Мы здесь проведем два месяца. Насколько толстой ты сможешь сделать меня за такое время?
— Че… го? — выдавил Джейсон.
— Все просто, — фыркнула она. — Меня достало быть тощей стервой. Я хочу показать всему свету, что мой муж заботится о своей женщине.
— Ты… серьезно?
Она кивнула.
— Мы проезжали через тот городок, там был приличный супермаркет. Если поторопишься, обещаю быть хорошей девочкой и хорошо кушать.

Через полтора часа бешеной гонки Джейсон, загрузив багажник провизией, снова припарковался у мотеля.
"Я идиот," — стучало у него в голове. Какого черта он вообще делает? Он не знал, что Инди имела в виду, не могла же она говорить об… этом. Это же безумие! Ну правда, шансов, что она вдруг вот так вот сходу начнет воплощать в жизнь его фантазию — о которой он никогда ей ни говорил, — один на миллион...
Он вошел в домик, шаркнув подошвами о порог, тяжелые пакеты со снедью оттягивали руки.
— О, ты вернулся! — сказала Инди. — Слава богу, а то я тут умираю с голоду.
У Джейсона дыханье сперло. Инди была в платье, его любимом. Синее, блестящее, выставляющее напоказ большую часть того, чем стоит хвастаться.
— А по какому поводу?
Супруга озадаченно моргнула.
— А, ты о платье? Ну, я решила побаловать себя и тебя и влезть в него, пока еще могу это сделать. — Вскрыла пакет с бубликами и принялась поглощать их один за другим. — Ммм, вкусно.
Бубликов хватило, пока он перетаскивал купленное из машины. Потом Инди взялась за чипсы, к которым добавила бутылку колы.
Джейсон смотрел на нее и боялся моргнуть — вдруг все это окажется лишь сном, прекрасным, но нереальным.
Приметив коробку с тортом, Инди поставила ее на пол. Открыла. Внимательно изучила содержимое. Принюхалась, слизнула краешек с картонки.
И, окончательно утратив всякий стыд, зарылась в украшенное цветным кремом великолепие по уши.
— О боже, так бы всегда и есть...
Когда Джейсон вернул челюсть на место, он проговорил:
— Инди...
Она подняла на него взгляд, вся перемазанная глазурью.
— Да?
— Теперь уже я сдерживаться не могу и возьму тебя прямо здесь и сейчас.
— Ладно, — она вильнула бедрами, задравшийся подол платья обнажил круглые ягодицы, стратегически не прикрытые трусиками. — Только я пока буду продолжать есть, ты не возражаешь?
Он рассмеялся.
— Вот ни капельки.

— Тебе нравится мой животик?
— Шутишь? — фыркнул Джейсон. — Я его просто обожаю.
И так и было. Туго набитый живот Инди распирал платье, словно на шестом месяце беременности, круглый, плотный, но уже и мягкий.
Она безусловно сдержала обещание "хорошо кушать", что подчеркивал не только живот, но и тот факт, что едой у нее было перемазано буквально все. Кетчуп и шоколадный соус в разметавшихся волосах, куриная подливка на щеках и… что это на груди, пятна от мороженого?
А ведь еще и полудня не было.
Заметив взгляд мужа, Инди изобразила смущенный вид.
— Знаю, я свинья. Но просто не могла удержаться!
— И вовсе ты не свинья, — сказал Джейсон.
— Нет?
— Нет. Ты моя обжора, от которой я оторваться не могу.
Она рассмеялась.
— Что ж, согласна, — и огладила обеими ладонями живот и бока. — А раз так, покорми свою обжору!
— Так точно! Я… — он обвел взглядом комнату. — Э...
— Что-то не так?
— Ты… — он переворошил гору пустых пакетов и оберток. — Ты что, все уже слопала? Тут же было дня на три самое малое!
— Как так все? А я голодная!
— Так, подожди, сейчас принесу.
Джейсон выскочил из домика и чуть не сбил с ног Каролину.
— А, Джейсон! — она поправила курточку. — Вы-то мне как раз и нужны. Есть минутка?
— Я… — в домике ждет голодная женщина, его женщина, но, собрав в кулак остатки вежливости, от ответил: — Да, конечно.
— Муж ездил за продуктами, только что привез, — сообщила хозяйка. — Я понимаю, что до ближайшего магазина тридцать миль, так что если вдруг вам чего-то захочется — не стесняйтесь.
Он моргнул.
— Это и правда сэкономило бы мне поездку… — тут мысленно встряхнул себя. — О, но нам… возможно, потребуется немало еды.
Каролина пожала плечами.
— Могу каждое утро оставлять вам у порога целую коробку. Если нужно будет больше — загляните ко мне в кабинет. — И улыбнулась. — А вот прямо сейчас мне не помешала бы помощь с разгрузкой!
Джейсон вслед за ней подошел к старенькому пикапу. Кузов был загружен на все свои штатные полтонны — не иначе, с оптового склада! Замороженная пицца и запеканки, выпечка, мороженое, шоколад...
— Э… — только и мог сказать он. — Ну да. Пожалуй… тут хватит. Это подойдет.
— Вот и отлично! — кивнула хозяйка. — Как я и сказала, еды полно.
Возможно, Индира и удивилась, что он так скоро вернулся, но спрашивать не стала и лишь хихикнула, получив в руки большую коробку колотого шоколада. Джейсон просто смотрел, в глазах его полыхали темные костры.
Все это ему очень нравилось.

— А ты пополнела, — сказал Джейсон.
Инди похлопала себя по животу.
— Стараюсь.
Она действительно старалась, и успехи были видны. Живот уже почти перерос в полноценное пузо, руки-ноги пополнели и стали мягче, а скулы потихоньку утопали в румяных розовых щеках.
— Ты прекрасна.
Она улыбнулась.
— Проверим, влезаю ли я еще в то синее платье?
Джейсон изобразил обеспокоенность.
— Ты уверена? Будет непросто, учитывая, как ты пополнела.
Вместо ответа Инди лишь подмигнула ему и прошествовала в ванную, а несколько минут назад вернулась в комнату:
— Понятия не имею, о чем, ты, идеально сидит!
И медленно повернулась на триста шестьдесят градусов, а у него челюсть отвисла. Что ж, синяя эластичная ткань действительно идеально облегала ее пышную фигуру. На бедрах и животе швы держались неведомо чьим соизволением, а еще, впервые осознал Джейсон, у нее увеличился и бюст. Заметно так.
Прежде чем он успел додумать данную мысль, Инди уже сидела за столом и наворачивала сандвичи — прикрыв глаза, с выражением истинного блаженства и активно работающими жевательными мышцами.
Джейсон точно знал, что горы сандвичей не хватит надолго, так что к тому моменту, как Инди сжевала последний, из микроволновки была извлечена лазанья.
— О, милый, — выдохнула она, когда он подал ей вилку.
— А вот теперь мне нравится, как сидит платье, — заметил он.
Инди смущенно потупилась, а он похлопал супругу по смуглому пузу. Чтобы платье не мешало предаваться чревоугодию, она банально задрала его до самой груди, обнажив бедра и живот, который вздымался при каждом вздохе.
— Я перерастаю весь свой гардероб, — простонала она, — и это такой невероятный кайф!
О да, Джейсон был полностью с этим согласен. Разве что надо себе записать во время очередной вылазки за продуктами приобрести также хоть что-нибудь из одежды для любимой жены...

Однажды утром, когда миновала уже половина их медового двухмесяца, Джейсон проснулся и увидел, что его красавица стоит у кухонного стола спиной к нему.
— С утречка пораньше?
Она подпрыгнула от неожиданности, но дух перехватило у него — от того, как ее пышные телеса всколыхнулись в прохладном рассветном воздухе.
— Угу, — ответила Инди, чуть успокоившись, — питаться следует регулярно.
Джейсон протер глаза, чтобы лучше видеть свою пышную женушку. Да, она безусловно стала пышной, складки сала — уже вполне полноценные жиры, а не просто плотно набитый живот, — выпирали вперед и в стороны там, где уже мало что осталось от талии.
— А чего стоя, а не сидя?
— Не могу сесть. На мне праздничные штанишки.
Ну да, он их узнал — специально припасенные на праздничные пирушки, эластичные. Другие бы на нее сейчас и не налезли.
— Ну и?
Инди белозубо ухмыльнулась.
— Сяду — лопнут.
Джейсон рассмеялся.
— Ну и пес с ними, кому нужна та одежда.
— Ну… — она скользнула к кровати, прильнула к нему, пока он любовался ее колышущимися грудями, которые, казалось, становились все пышнее с каждым днем. — Я, конечно, могу весь день просидеть в домике, но будет скучно весь день только и делать, что есть и заниматься любовью.
— Ты уверена?
Инди пожала плечами.
— Ладно, поймал. Такая жизнь в самый раз по мне. Но у одежды есть свои плюсы. — Она похлопала себя по пузу. — Меня вот дико прет от того, что я переросла все свои шмотки.
Джейсон обнял ее и поцеловал.
— В таком случае у меня есть для тебя подарочек.
— Да? — пальцы ее скользнули по его волосатой груди.
— У меня в рюкзаке.
Кряхтя, супруга воздвиглась на ноги, и когда она открыла рюкзак, глаза ее сверкнули.
— Сейчас вернусь, — и исчезла в ванной, прижимая рюкзак к груди.
А через несколько минут, появившись, возопила:
— Ты это серьезно?
Одета она была в короткую юбку и блузку, причем и то, и другое было, мягко говоря, не совсем впору, пуговицы в любую минуту могло вырвать с "мясом".
— А мне нравится, — фыркнул Джейсон.
За что был вбит в землю взглядом.
— Да я же их еще до вечера перерасту совсем.
— Ну ладно, сдаюсь, — поднял он лапки, — купил на распродаже. Но мне правда хочется посмотреть, как они лопаются по швам прямо на тебе.
— Не сомневаюсь, — Инди расстегнула блузку и швырнула в него. — Только носить такое тесное — больно, знаешь ли.
Следующим прикидом было серое платье, подчеркивающее ее выпуклости.
— Мне нравится, — кивнул Джейсон, когда супруга прошлась перед ним, как на подиуме.
— Угу, только сама не пойму, я выгляжу в нем толстой или просто беременной? — и огладила выпирающий живот.
Далее Инди наткнулась на джинсы и эластичные шорты, которые были ей пока что как раз, а также несколько футболок, подчеркивающих ее выпуклости.
— Вот эти хороши. Правда, все это я перерасту где-нибудь через месяц.
Он ухмыльнулся.
— Там еще один вариант остался. Для переднего отсека.
Выгнув бровь, она скользнула обратно в ванную, а когда появилась вновь, у него сердце замерло.
Супруга стояла в дверном проеме, в белье белого атласа. Он слегка промахнулся с размером лифчика — пышные груди настолько переполняли чашки, что были видны краешки набухших сосков. Она тяжело дышала, круглое пузо вздымалось и опадало в гипнотическом ритме.
— Милый, — проговорила Инди, двигаясь к нему, слеза ползла по ее щеке, — спасибо тебе, ты не представляешь, как меня сейчас прет...
Джейсон поднялся, принимая ее в объятия.
— Я тебя обожаю.
Тело ее было теплым и мягким.
— Я все равно тебя люблю больше, — отозвалась она.

— Это самый лучший медовый месяц, какие только бывают, — заявила Инди, с хрустом вскрывая коробку пончиков.
Преобразилась она полностью. Стройной женщины, что вышла за него замуж, более не было. Она даже уже и полной не была, нет — просто и категорически толстая. От малейшего движения у нее колыхалось буквально все — и Инди это обожала, причем Джейсон сам не знал, что больше его восхищает, что она так растолстела или что ей это нравится даже больше, чем ему самому.
— Это точно, — согласился он, — ты кушай, а я пока улажу формальности.
Каролина за стойкой поедала шоколадки.
— День добрый! — сказала она. — О, вы уже уезжаете? Надо же, как время летит.
— Я… — у него дух перехватило. Некогда стройная рыжеволосая дама буквально выплескивалась из собственных одежек, массивный живот возлежал на коленках, скрывая большую часть юбки. Объемами она мало уступала его жене.
Каролина фыркнула, без пояснений поняв все по его лицу.
— Да-да, когда вы тут поселились я была худышкой. Как и ваша супруга! — И помахала рукой Инди через окно. — Вижу, вы ее кормили не хуже, чем мой старик меня!
Джейсон не знал, что тут сказать, пробормотал нечто утвердительное и, расписавшись где нужно, удалился, но образ хозяйки мотеля отпечатался в его сознании.
Точно так же не знал он, как понимать сцену в аэропорту. Примерно половина женщин, что встретились ему по пути, были стройными; одна, оторвавшись от телефона и полусъеденной тарелки салата, окинула взглядом их с Инди, и во взгляде этом безошибочно пылала зависть.
Другие же персоны женского полу были как минимум роскошно-пышнотелыми — и окружены глубочайшей заботой своих любимых. Внимание Джейсона приковала парочка подростков, они просто смотрели друг другу в глаза, пока он скармливал ей очередную тарелку куриных хрустиков.
Рай на земле.
В ожидании регистрации они присели напротив телевизора. Он даже опознал программу, однако ведущая — Кара — оказалась куда более упитанной версией себя же двухмесячной давности. Она брала интервью у дамы ученого вида — доктор чего-то там, высветилось на экране, — которая со своим тощим лицом и плоским животом выглядела в студии чужеродным элементом.
— Итак, что вы скажете насчет нашего феномена? — спросила гостью Кара.
— Моя теория проста, — отозвалась доктор, — одинокие женщины не отличаются завидным аппетитом, но как только они осознают, что любят и любимы, то они и их партнеры испытывают… определенное побуждение. У женщин пробуждается невероятный голод и желание полнеть. У партнеров, в свою очередь, возникает такое же побуждение кормить их. В дикой природе подобное называется гнездовым поведением: самка набирает вес, чтобы лучше вынашивать и выкармливать потомство.
— Это, конечно, хорошо, — проговорила Кара, — но почему столь внезапно? Я имею в виду, ведь подобного "гнездового поведения" не отмечалось еще несколько месяцев назад. А сейчас мы видим такое в Нью-Йорке, Берлине, Шанхае, Тель-Авиве, Йоханнесбурге… — Она отпила большой глоток из стакана с молочным коктейлем. — Все случилось, можно сказать, как по волшебству.
Доктор рассмеялась.
— Ну, Кара, мы же с вами умные и образованные люди и знаем, что никакого волшебства на самом деле не существует...

Позже:
В кафе было так романтично.
Джейсон подумал, что интерьер больше напоминает кафе-мороженое, нежели классическую кофейню. Хотя на вывеске и написано "Кафе влюбленных". Впрочем, решил он, можно и так, в конце-то концов, мороженое — самое то для романтики.
В соседних альковчиках слышны были громкие вздохи и чавканье. Аналогичные звуки доносились справа от него, поскольку любимая жена уже по уши влезла в вазочку с мороженым.
Официантка посматривала в их сторону. Симпатичная пышечка прекрасно знала свое дело. Это мороженое прибыло спустя секунду после того, как Инди прикончила первую порцию и как раз хотела заказать следующую. Официантка явно мысленно засекла время, прежде чем отойти обратно к стойке, покачивая круглыми ягодицами, обтянутыми тесной форменной юбкой.
До стойки она так и не добралась: входная дверь располагалась рядом. В кафе как раз вошли две женщины, и в одной Джейсон не без труда узнал Ташу — которая совершенно не походила на себя-прежнюю, та Таша, которую он помнил, была тощей как швабра и питалась исключительно морковными очистками; нынешняя же имела более чем обильные формы, как и ее подруга. Официантка указала гостьям на альковчик Джейсона, и он пихнул в бок Инди, которая подняла взгляд.
— Таша! — пискнула она. — Вы только посмотрите на нее! Кажется, кто-то у нас изрядно растолстел.
И ущипнула Ташу за живот — блузка и джинсы были ей почти впору, но не настолько, чтобы между ними не выглядывала мягкая складка упитанного живота.
— Спасибо за комплимент, — отозвалась та, — хотя и у тебя, Инди, вид далеко не голодающий. Брак явно благотворно на тебя влияет, наверное, ты уже за сто сорок кило перевалила?
Джейсон кивнул: перевалила, факт.
— Привет, — сказала рыжеволосая пышечка, опуская за стол напротив, пухлый живот тут же выплеснулся ей на коленки. — Я Доун.
Обмен приветствиями прервала официантка, поставив на стол три больших вазочки с десертами, после чего подмигнула Джейсону. Девушка заслужила хорошие чаевые, мысленно пометил он.
Через несколько минут ложка Таши звякнула по донышку вазочки. Она вздохнула — с каждым вдохом ее живот все больше вылезал из джинсов, а блузка давно задралась, обнажив круглый пупок.
— Боже, я проголодалась!
Доун хихикнула.
— Аналогично. Вот вам минус лесбийской жизни: две голодные женщины в доме, которых некому кормить! — и вздохнула хоть н напоказ, однако вполне искренне.
Джейсон чуть повернулся на стуле.
— Что ж, — заметил он, — универсального рецепта не назову, но прямо сейчас — ешьте, вас покормит персонал данного заведения!
Он думал, что шутит, и они даже посмеялись. Но два часа спустя обе продолжали уплетать мороженое. Даже Инди уже объелась, но эта парочка все наворачивала и наворачивала один десерт за другим.
— Еще! — хором рычали обе.
— Доун… — проговорил он. Все, что угодно, лишь бы отвлечься от развернувшегося перед ним чревоугодия, пока у него самого дым из ушей не попер. — Про Ташу я в курсе, а ты чем занимаешься?
— А я разве не сказала? — Она слизнула карамельный соус с пухлого запястья. — Работаю в конторе, которая делает свадебные банкеты.
— Хороший бизнес, — заметила Инди.
— Это точно. Новобрачная в день свадьбы, можете себе это представить? В воздухе такое количество любви и эмоций… каждая женщина за столом на следующее утро оказывается на несколько килограммов тяжелее!
— Ага, — фыркнула Таша, — и на свадьбе сразу видно, у кого из девиц никого нет. Они не выглядят так, словно только что слопали пол-коровы!
— И сразу видно, кто тут невеста, — добавила Доун, — пузо в половину нее самой и продолжает наворачивать свадебный торт!
Джейсону стало неуютно. Штаны вдруг стали невероятно тесными.
— Ну, платье такого не выдержит...
Доун пожала плечами.
— А оно и не выдерживает. Я нередко над ними подсмеиваюсь, но они просто светятся от счастья. Опять же… проблема не только у них, — и она указала на собственное платье, где кремового оттенка живот уже показывался наружу из двух прорех.
Таша, та давно расстегнула свои джинсы, приспустив их до середины бедер, чтобы раздувшемуся животу было посвободнее.
Джейсона бросило в жар.
— Мне… нужно отлучиться, — пробормотал он и заторопился в туалет, где плеснул себе в лицо холодной водой.
— Ну ничего себе они тебя завели.
Он вздрогнул.
— Инди! Здесь мужской туалет!
Этот ее взгляд был ему хорошо знаком.
— В кабинку. Живо, пока никто не видит.
Они ввалились в кабинку — просторную, к счастью, для инвалидов, — и он рывком, стиснув ее обширные бедра, ворвался внутрь. Надолго его не хватило.
— Повторить можешь? — спросила Инди, скорее удивленная, нежели расстроенная.
— Не уверен, — поморщился он.
— Ну и ладно, — пожала она плечами, — тогда пойду слопаю еще мороженого...
— Стоп, — заявил Джейсон, — а вот теперь могу.

Много позже:
— Люблю романтические комедии, — сказала Индира, прижимаясь к боку супруга.
— Но они же все скроены под одну гребенку, — ответил он, утопая в ее мягкой плоти. Инди занимала два кресла в кинотеатре, но к счастью, с них взяли всего за одно. С учетом того количества товаров, которые заказывали нынче женщины, им старались предоставить определенные льготы.
— Знаю, знаю, — согласилась она. — Парень встречает девушку. Парень кормит девушку. Девушка набирает три центнера. Но это же любовь! А как про любовь может не нравиться?
Тут она была права. Забавно было смотреть на двадцатиминутный сюжет, разбавленный полутора часами обжорства, набора веса и треснувших одежек. И актриса на главную роль в каждом фильме была новая — до того, как она растолстеет настолько, чтобы остаться одинокой. Вспыхивающие одноразовые звезды нового Голливуда.
Зато фильмы эти всегда пробуждали у дам романтическое настроение… с которым они ели даже больше, чем обычно. Джейсон обожал вот так вот прижаться к Инди на пару часиков и кормить ее. Точно так же поступали и другие пары. К концу сеанса женщин из зала приходилось практически выкатывать. Чистая романтика: целые дюжины женщин разнокалиберных габаритов, но все до единой обожрамшись настолько, что едва могли переставлять ноги.
Отличная все-таки штука — любовь...

2128 просмотров

Рейтинг: +1 Голосов: 1

Видеоролики по теме

Комментарии