• ru
  • en

Здравствуйте друзья!

Мы рады сообщить о том , что обновили BigFox.club, теперь Вас ждут конкурсы с денежными призами, аллея звёзд и отсутствие ограничений.

Вы сможете знакомится, завести блог, загружать фотографии и видео, общаться с друзьями, а так же зарабатывать деньги!

Подписывайтесь на наш телеграмм канал и следите за новостями.

Джейд: ода к радости

Перевод с FantasyFeeder

Джейд: ода к радости
(Jade's Joy)


1: Первое впечатление

Даниэль сидел у кинотеатра, ожидая часа свидания. Ждать, он знал, предстояло еще долго, поскольку прибыл он сильно загодя. Надеялся, что так будет меньше нервничать на самом свидании — знакомства через Сеть дело такое, а вживую они пока еще не встречались, — а вышло наоборот, с каждой минутой ожидания он все больше погружался в тоскливый сумрак одиночества, тот же, что и дома, только теперь ему физически не на что было отвлечься. Впрочем, Даниэль как человек разумный знал: получится что-нибудь путное из нынешнего свидания или нет, но это шаг в верном направлении, он оставил позади боль прошлого расставания и был готов попробовать вновь. Сражаясь с таким вот сложным коктейлем собственных чувств, он сидел на скамейке минут десять, пока его не прервали.
— Ты пришел раньше, потому что нервничал? — спросила с улыбкой Джейд.
Даниэль утратил дар речи. На фотках Джейд была роскошной барышней, но изображения на экране и близко не передавали всех ее достоинств. Эти искристо-зеленые очи, мягкие темно-русые волосы и игривая улыбка… право, единственное, о чем пока Даниэль сожалел — что она и в жизни оказалась такой же стройной, как по сетевым данным, что-то около пятидесяти пяти кило. Он, однако, тут же напомнил себе, как плохо закончились прошлые отношения, когда он искал "по габаритам", поставив характер третьим по важности пунктом.
Спустя несколько секунд неуютного молчания он смущенно выдавил:
— Э...
— Да ладно, все в порядке! — рассмеялась Джейд. — Я тоже. Рада наконец-то встретиться вживую. У нас до начала сеанса сколько осталось, почти час?
Треволнения Даниэля исчезли, смытые столь теплым приветствием Джейд. Оно и неудивительно, общаться с ней — пусть даже строчками на экране, — всегда было легко и приятно. Он поднялся и тут же был крепко и дружески обнят.
— Я тоже рад. Можем, пока ждем, взять по мороженке, если хочешь. Тут рядом есть хороший ларек.
— О-о, да! Обожаю мороженое.
Три шага до ларька Джейд болтала насчет самых любимых своих вкусов, особенно ей нравилось шоколадно-мятное мороженое; Даниэль это мысленно отметил, не забыв поблагодарить судьбу за то, что у Джейд к еде столь восторженное отношение.

Первое свидание с Даниэлем закончилось позднее, чем ожидала Джейд. И прошло оно практически идеально. Они сразу настроились на одну волну и так заболтались у ларька с мороженым, что даже немного опоздали к началу фильма, хотя и прибыли в кинотеатр сильно заранее. С удовольствием прильнули друг к дружке во время сеанса, потом поболтали еще… в общем, когда сообразили, что уже очень поздно, оба с минуту молчали, лишь пальцы рук переплетались все теснее. А потом так же молча склонились друг к дружке и слились в поцелуе, и Джейд хотела, чтобы это никогда-никогда не кончалось.
Теперь, уже дома, она все еще парила на крыльях любви и не могла заснуть. А потому добыла из буфета несколько шоколадок и потихоньку, по квадратику, принялась жевать. Сладкое всегда успокаивало.

2: Уютно растущая

— Куда пойдем вечером, Даниэль? Я голодная, — заявила Джейд.
Даниэль в последнее время все чаще оставался у нее, и учитывая склонность Джейд поглощать сладкое, когда голова кружилась от счастья, чувство голода к ней теперь подкрадывалось весьма нередко. Она понимала, конечно, что такой способ возвращать на место счастливо улетающую крышу чреват проблемами для фигуры, однако пока больших проблем не было. Так, чуть прибавилось в бедрах и в талии. Вот только одежда тесновата стала… рано или поздно Даниэль непременно заметит, что она пополнела, и хотя Джейд знала, что его больше интересует она сама, истинная, а не где и сколько там в обхвате, но все равно беспокоилась, что если слишком поправится, это вставит изрядную палку в колеса их отношений. Пока же она лишь надеялась оттянуть неизбежное и прикупить шмотки на пару размеров попросторнее.
— Недавно открылось новое итальянское заведение — пицца, макароны и все такое, — говорят, симпатичное.
У Джейд даже слюнки потекли. Она тоже слышала про пиццерию Фернандо, и даже видела в рекламе, что у них там есть макароны с креветками и шарики-пончики — сфинги по-ихнему — с шоколадным соусом, ей очень-очень хотелось попробовать такое. Джейд немедленно согласилась на предложенный вариант, и они собрались и поехали, надеясь, что бронировать столик заранее не потребуется.
По дороге оба молчали, и Джейд, кажется, догадывалась, почему. Они с Даниэлем уже синхронизировались настолько, что нередко одна сторона знала, о чем думает другая — в общем, она чувствовала, что Даниэль уже некоторое время хочет предложить перейти к совместному проживанию. Он частенько упоминал, что ее апартаменты куда симпатичнее, чем у него, и не раз оставался у нее на ночь-две-три после свидания. Когда Джейд впервые подумала об этом, сердце екнуло. Они знакомы достаточно недавно и ни ей, ни ему сейчас не нужно лишнее давление. Но потом подумала еще, и в общем ничего такого страшного не нашла. Ну да, кое в чем они с Даниэлем иногда не соглашались, но до ссор не доходило ни разу, они слишком уважали друг друга, чтобы срываться на нечто подобное. Опять же если он все время будет рядом… в общем, Джейд уже морально согласилась и теперь трепетала от предвкушения, когда же сей вопрос будет задан вслух.

На закуску Даниэль заказал двойную порцию чесночного хлеба. Несмотря на изначально скромные габариты Джейд, с началом отношений та потихоньку начала расцветать и поправляться. Что его только радовало, тем более что с первого их свидания миновало лишь несколько месяцев, но они, все лучше узнавая друг друга, сохраняли глубинную связь, им всегда было интересно вместе и настолько уютно, что, казалось, они на самом деле близки уже много-много лет. Даниэль готов уже был сделать следующий шаг и предложить жить вместе, но боялся — однако твердо решил спросить нынче же вечером. Он поднял взгляд — Джейд как раз доела свои хлебцы и этак с намеком смотрела на его корзинку. Мысленно фыркув, Даниэль предложил:
— Бери, если хочешь. Я закажу себе пиццу основным блюдом, не люблю, когда слишком много теста.
— Ну как скажешь, — ухмыльнулась она, захапала всю корзинку себе и тут же запихнула хлебец в рот целиком. В который уже раз Даниэль поразился, как это можно было с таким аппетитом не располнеть.
Прожевав половину, Джейд шутливо вздернула бровь.
— Похоже, у тебя на языке вертится какой-то вопрос.
Даниэль улыбнулся и понял, что она точно знает и вопрос, и ответ на него. Кажется, Джейд всегда знала, о чем он думает, ее интуиция, равно как и интеллект, просто восхищали его. Что ж… если она еще не вычислила его предпочтения, скоро случится и это.
— Моя логическая часть полагает, что еще слишком рано, а вот чувства подсказывают, что как раз пора поговорить насчет совместного проживания, — признался он.
Джейд изобразила задумчивый вид, прожевав остаток хлебца.
— Я рада, что ты понимаешь — возможно, еще и рановато, мы знакомы не так уж давно...
И отправила в рот следующий хлебец. Даниэль ждал, опасаясь, что действительно сейчас еще не время для такого предложения. Прожевав, Джейд сверкнула очами:
— Но мне тоже хочется почаще просыпаться в твоих объятиях и вообще побольше быть вместе. Так что — давай попробуем!

Ужин продолжался, облако радости клубилось над их столиком, пока пара обсуждала перспективы совместного быта. На следующей неделе он заберет у хозяина залог и окончательно покинет свои апартаменты, а за это время потихоньку перетаскает к ней все вещи, аренду и коммуналку будут платить пополам и все такое прочее. Даниэль воспользовался шансом и заявил, что берет на себя закупку продуктов — чтобы в кладовой, буфете и холодильнике всегда было вдоволь сытных и искусительных вкусняшек. Он уже знал, как у Джейд возрастает аппетит в минуты безудержного счастья, и видел, что она сейчас действительно рада, что они будут жить вместе, потому как макароны с королевскими креветками исчезали с ее тарелки с космической скоростью, под мягкое почти звериное урчание. Свою порцию она слопала куда быстрее, чем он, и Даниэль предложил ей еще ломтик своей пиццы. Этот Джейд доедала уже медленнее, желудок явно был переполнен.
А потом она чуть сползла на стуле, на округлых щеках играл румянец. Даниэль через стол видел, что живот у Джейд под тесным сарафанчиком заметно вздулся. Он решил, что на этом ужин и закончен — она выглядела умилительно сонной, организм уже принялся переваривать сытную трапезу, — но, мягко икнув и смущенно хихикнув, Джейд объявила:
— А теперь — десерт!

Добравшись до дому, Джейд попыталась стянуть слишком стесняющую одежку со слишком раздувшегося живота, но в своем слишком обожравшемся состоянии не сумела сделать даже этого. Почти-беременных-пропорций живот мешал двигаться, еще больше этому мешало сыто-сонное состояние — попросту не хватало сил задрать руки и стянуть сарафан. Пришлось попросить Даниэля помочь, что он с радостью и сделал.
"Вот надо было мне ограничиться основным блюдом, — мысленно пожурила она сама себя, — и зря я слопала половину порции Даниэля… а с другой стороны, оно того стоило, настолько радостные вечера выпадают так редко, и готовят у Фернандо совершенно божественно, и знаменитые сфинги обязательно надо было попробовать… ну переела, подумаешь, велика беда!"
Сарафан наконец был снят, Джейд с облегчением вздохнула и еще раз напомнила себе, что пора закупиться одежками попросторнее. Обхватив живот обеими руками, она обнаружила, что он стал куда больше, чем она ожидала. Круглый и разбухший; Джейд еще раз попеняла себе за такое обжорство, но слишком устала и слишком радовалась следующему шагу развития их отношений с Даниэлем, чтобы всерьез об этом волноваться...

3: Замеченные изменения

За несколько недель Даниэль вполне привык к тому, что живет теперь у Джейд. Вернее, что они теперь живут вместе, напомнила она себе. Вечерами они смотрели телевизор, и Даниэль потихоньку грыз что-нибудь — в буфете всегда было вдоволь закупленных им вкусняшек, которые он не забывал выложить на столик перед тем, как свернуться клубочком вместе с нею на диване. Джейд так радовалась этому, что неизменно подчищала большую часть этих самых вкусняшек, почти того не замечая. Плюс регулярные посещения заведения Фернандо… в общем, животик стал изрядно пухловат, а бедра чуть раздались вширь. Нынче утром она взвесилась — шестьдесят семь кило, с тех пор, как Даниэль к ней переехал, прибавилось целых восемь! Нет, концом света Джейд это обстоятельство не считала: в конце концов, уже не девочка, двадцать три года, взрывной подростковый обмен веществ потихоньку замедлялся. У нее есть молодой человек, веселый и заботливый, они живут вместе, она счастлива — в таких раскладах абсолютно нормально, что она немного поправилась, все равно в диапазон "среднего веса" она уж точно вписывается! На всякий случай вычислила, какой у нее там нынче индекс массы тела, получила "легкий избыточный вес", пожала плечами и решила, что с общеамериканской тенденцией к ожирению за пределы среднего ее случай ну никак не выбивается. Похлопала себя по животу и обнаружила, что он, мягкий и чуточку округлый, тем не менее прискорбно пуст.
Словно прочитав ее мысли, на пороге появился пришедший с работы Даниэль — как всегда, он по пути домой прикупил обед. Это при том, что она обедала еще на работе. Может, она так полнеет еще и потому, что обедает дважды?
— Привет, Джейд, я дома, — сообщил Даниэль. — Не смог сегодня ничего этакого придумать и проехал через "МакДональдс".
— Ничего страшного, ты и так меня слишком хорошо кормишь, — пошутила она, ущипнув себя за сальце на животе. Пока Даниэль не выказывал ни тени беспокойства насчет того, что она поправилась, и охотно смеялся над этим вместе с ней, однако она не хотела проверять пределы его терпимости в данном вопросе.
— Нельзя слишком хорошо кормить такое сокровище. Я взял твой любимый — большой двойной бургер с курятиной, картошку и мороженое.
— А хрустики как же? — надула она губки, изображая разочарование.
Ухмыльнувшись, Даниэль вытащил из пакета большую картонку.
— Сегодня была скидка на двойную дюжину. Только учти, я парочку по пути слопал.
— Ты самый лучший! — радостно воскликнула она и повисла у него на шее, мягкая и теплая.

4: Принятие себя

Даниэль ехал домой и вновь, как обычно, размышлял, как же ему повезло. Он живет в отличных апартаментах, живет с красавицей Джейд, которая его заботами и в его присутствии расцветает. Закупка продуктов на нем, и она не обращает внимания, что эта статья расходов все увеличивается — строго пропорционально ее аппетиту, который растет чуть ли не быстрее, чем она сама, а Джейд за эти месяцы выросла изрядно. В обхвате, само собой. На пассажирском сидении рядом с Даниэлем ожидал своей участи пакет из "МакДональдса" — большой двойной бургер с курятиной и картошкой, дополнительный чисбургер, большой шоколадный десерт, и конечно же, картонка с двойной дюжиной хрустиков, как раз подогреть аппетит Джейд перед ужином. Как обычно, он подумал, что для не такой уж корпулентной персоны — это изрядно, однако неким таинственным образом еда составляла интересный компонент их с Джейд отношений. Чем больше он ее кормил, тем более любимой она себя ощущала. А чем больше она ощущала себя любимой, тем больше хотела есть. Странный цикл, который определенно вел Джейд в сторону ожирения.

Даниэль вошел в гостиную. Джейд валялась на животе, просматривая на телефоне ленту друзей и лениво болтая пятками в воздухе. Пока она его не заметила, Даниэль позволил себе полюбоваться своей красавицей "в повседневном виде". С первой их встречи она пополнела килограммов этак на двадцать или больше. Одежки стали откровенно тесноваты, шортики стискивали ее полные бедра, натянувшись под напором могучих ягодиц так, что были видны очертания трусиков. Из-под подола футболки выглядывали складки на боках, а также нижняя часть пузика, прижатого к дивану. Волосы волнами разметались по спине и плечам, а на полу рядом, довершая натюрморт ленивого возлежания, валялось несколько оберток от шоколадок. Даниэль шагнул вперед и водрузил доставленный "обед" прямо перед ней. У Джейд немедля вспыхнули очи, что пробудило в него внутри волну возбуждения, которая лишь усилилась, когда от широкой улыбки на пухлых щеках возникли ямочки. Раньше он почему-то их не замечал.
— Ах ты хитрюга, — поднявшись, она попыталась прикрыть футболкой выпирающее пузико, — пари держу, пялился на мою задницу!
— Так, слегка. Предпочитаю ее в натуральном виде, без штанов, — почти не соврал Даниэль. Джейд уже впилась в чисбургер.
— Это вот так? — с наивным видом уточнила она, одной рукой стягивая шортики; вторая была занята упомянутым чисбургером, вернее, уже его остатками — как раз когда шортики оказались на полу, чисбургер был съеден, а высвободившаяся рука потянулась за картошкой. При этом Джейд развернулась лицом к дивану, чуть качнув мягкими, в ямочках окороками. Легонько шлепнула ладонью по ягодице, та колыхнулась. — Похоже, я толстею, — заметила она, поедая картошку. — Но ты вроде бы не против.
— Кто, я? — Даниэль почувствовал, что его поймали на горячем. Странно даже, что умница Джейд не заметила этого давным-давно, но похоже, теперь все раскроется. Он решил быть честным. Ну, насколько получится. — Пожалуй, ты права. Я не против. Для меня важнее личность, когда-то со мной уже был конфуз — я выбрал внешность, и эта внешность устроила мне такое, что я из тех, прошлых отношений выполз едва живым. Но опять же, ты же знаешь, что я просто обожаю твои глаза и волосы — и лишний вес их совершенно не изменил. А еще я знаю: когда ты счастлива, ты ешь. И вот эта самая твоя раскормленная задница демонстрирует, насколько ты меня любишь.
Глаза у Джейд влажно блестели, она потянулась к нему и крепко-крепко поцеловала, губы ее были солеными, а Даниэль в это время беззастенчиво тискал подставившиеся под его ладони пухлые ягодицы. Прижимаясь к нему всеми пополневшими телесами, Джейд прошептала:
— Погоди, я сейчас быстро доем десерт, пока не растаял, и ты получишь и задницу мою, и все остальное...

Джейд в темпе слопала десерт, пока Даниэль шел в спальню, а потом по пути прихватила остаток картошки. Бургер и хрустики подождут. Жуя, она размышляла над тем, что только что сказал Даниэль. Он определенно ее любит, лишний там вес или нет. Это радовало, учитывая, что сама-то Джейд за весом следить давно перестала, но волновалась, что на эту тему думает Даниэль. А теперь ее ничего не сдерживало, теперь она может отпраздновать свою глубочайшую радость и уверенность. При мысли о еде у нее снова слюнки закапали — но при мысли о Даниэле стало тепло и влажно промеж ног, а он уже ждет. Она заторопилась в спальню, покачивая бедрами и раздеваясь на ходу, и буквально напрыгнула на него сверху, как Тигра, Даниэль стиснул ее мягкие бока, и все заверте...

5: Растущая страсть

Джейд чувствовала, что ей повезло, что Даниэль, можно сказать, дал ей зеленый свет "кушай сколько щахочешь". Собственно, то, что он в одной фразе соединил ее лишний вес и ее любовь к нему, активно подталкивал Джейд к тому, чтобы пуститься во все тяжкие — и продемонстрировать, как она на самом деле его безмерно любит.
Судя по тому, что случилось за минувшие с того вечера месяцы, Джейд очень-очень обожала Даниэля, потому что толстела более чем активно. Стоя на весах, она играла с собственным животом. Нет, взвешивалась она теперь не от беспокойства, а просто порядка ради — чтобы уже не удивляться, как это она так поправилась, а точно знать. Глядя на растущие показания весов, она думала, как же она безмерно счастлива все эти последние месяцы, и как же ей повезло, что в ее жизни появился Даниэль.
В первый месяц после сказазанной им фразы изменилось не слишком многое, она все так же продолжала толстеть, разве что ела чуть больше, потому что уже не чувствовала себя стесненной. А потом… потом пошли другие изменения. Именно тогда она на самом деле ощутила связь любви и еды. Ей все четче начал открываться цикл — тот самый, который ранее заметил Даниэль, — то, что он неизменно дарил ей еду, доказывало, что он любит ее вне зависимости от ее габаритов, а то, как раздавалось вширь ее тело, доказывало, как сильно она любит его. Так что она ела, ела и ела, к концу вечера уже силой впихивая вкусняшки в переполненный желудок. Даниэль неизменно приходил на помощь, оглаживая и лаская ее раздувшийся как арбуз живот, и она, икая, тут же заполняла добавкой высвободившееся местечко. Миновал еще месяц, бедра заплывали жиром, отяжелевшая грудь переполняла чашки лифчика, ягодицы расплывались, округляясь. Пухлые щечки стали еще более пухлыми, начал расти второй подбородок. Указывая на новые растяжки на раскормленных боках, направляя его палец в каверну пупка и позволяя ему в моменты близости играть со ставшим пухлым лобком… началось все с любви к вкусняшкам, а теперь она стояла на весах сугубо из любопытства — посмотреть, сколько этой самой любви, воплощенной в килограммах, прибавилось на ее расплывшейся тушке. Сто пять, сообщали весы. Безусловно, Джейд была толстой, какая-то там степень ожирения (проверять ей был лень), и это ее не волновало ну вот ни капельки. У нее есть Даниэль — и возможность есть столько, сколько она пожелает. Собственно, Джейд удивлялась, как это она не растолстела еще больше. Вот если бы у нее в желудок физически помещалось столько еды, сколько радости ей доставляло то, что они с Даниэлем вместе...
Она отправила ему сообщение с просьбой принести сегодня обед посытнее. Он ответил — с удовольствием.

Сообщение от Джейд насчет более сытного обеда Даниэль получил еще на работе. И почувствовал себя виноватым: сколько бы вкусняшек он ей не давал, она всегда хотела большего. Ни аппетит, ни физическая вместимость желудка Джейд не могли сравниться с ее волей, еще до его прибытия с работы она съедала плотный обед, а потом объедалась всеми имеющимися вкусняшками. Потом, когда он появлялся, был второй обед, затем перекус, потом громадных размеров ужин, еще вкусняшки, десерт и дальше еще вкусняшки под телевизор. Вечерами, плюхнувшись своими раздавшимися телесами на диван к нему под бочок, Джейд силой впихивала в себя все имеющееся съестное, и даже самые просторные футболки задирались, обнажая ее громадный, почти мультяшно раздувшийся живот, выкатывающийся у нее промеж ног. Тогда она мычала "штаны" — слишком объевшаяся, чтобы нормально говорить, — и он стягивал с нее штаны и трусики, чтобы ничто не давило на разбухшее пузо, и ласкал и гладил бедный перетруженный живот, умеряя давление… а она все продолжала поглощать вкусняшки. К моменту отхода ко сну Джейд уже объедалась сверх всякой меры, и он помогал ей воздвигнуться на ноги и провожал, переваливающуюся с боку на бок, на кровать, которая трещала и стонала под ее увеличивающейся тяжестью. И даже после этого она, уже сомкнув веки и закинув на него свою тяжелую ногу и прижимаясь разбухшим пузом, жаловалась, что не может съесть еще больше...
Конечно же, он легко согласился принести Джейд обед посытнее, но решил, что присовокупит еще один сюрприз. Аппетит ее, возможно, это и не умерит, зато поможет воплотить явное желание растолстеть еще больше. Так что по пути домой Даниэль завернул и в "Макдональдс" за обычным пакетом, и в пиццерию за большой семейной пиццей — а еще прикупил большую коробку протеинового порошка. Ну и, как всегда, пополнил запас вкусняшек, изрядно прореженных вчерашним обжорством.
Когда он открыл дверь, Джейд уже с нетерпением стояла на пороге, и вываливающееся из-под футболки пузо ее гипнотизировало не меньше, чем голодный взгляд зеленых очей, намекающий, что кое-кто это голод обещал по прибытии успокоить. Даниэль чмокнул ее в губы, она игриво дернула его за тут же восставшее мужское достоинство — сразу к делу, так сказать, — и, не дав ему и слова сказать, пожаловалась:
— Ах, Дани, я стала такой толстой. Просто не могу устоять перед таким заботливым и соблазнительным тобой.
— И вовсе ты не толстая. Ну подумаешь, немножко поправилась оттого, что живем вместе.
— Не толстая, значит, а это тогда откуда? — похлопала она по оголенной части пуза. — Уже сто пять кило, между прочим!
— Ты прекрасно знаешь, что меня это не беспокоит, лишь бы тебе со мной было хорошо и уютно.
— Знаю, но иногда просто хочется стать еще больше, чтобы показать, как сильно я тебя любою.
— Это я понимаю, поэтому и прикупил сегодня вот это, — поднял он пакет из "МакДональдса", — и это, — указал на коробку с пиццей, — ну и это вот, — извлек коробку с порошком. Последнее приобретение Джейд озадачило, и он объяснил, что на основе этого порошка тяжелоатлеты и прочие активные посетители качалки смешивают специальные коктейли для набора массы — у них эти дополнительные калории от упражнений с тренажерами и тяжелым железом переплавляются в литые мышцы, а если этого не делать, будет одно сало. Научный подход весьма заинтересовал Джейд, и она тут же решила дополнить второй обед таким вот коктейлем. Вкус напитка привел ее в восторг, и она выдула за ужином еще литр. Даниэль предполагал, что нововведение слегка умерит аппетит любимой, однако нынешним вечером она отправилась спать в таком же обожравшемся состоянии, как и всегда.

6: Новые обещания

Джейд осознала, что теперь-то она растолстеет по-настоящему. Она и так потребляла в день громадное количество калорий, а Коктейли позволяли ей чуть ли не утроить эту дозу. Что практически сразу стало проявляться на фигуре. Из обжоры обыкновенной, какой была до того, она превратилась в шарик на ножках. Когда взвешивалась в прошлый раз, вышло сто тридцать два кило — а было это недели три назад. Отношения с Даниэлем достигли той самой стадии, когда вот-вот последует официальное предложение руки и сердца.
Сегодня он вел ее ужинать в пиццерию Фернандо, это была их любимая ресторация — всякий раз, когда они ходили туда, Джейд вспоминала, как они тогда решили жить вместе, и это воспоминание сразу пробуждало зверский аппетит. От радости она лопала с утра до вечера и литрами выдувала протеиновые коктейли, раздуваясь как на дрожжах. Готовясь к выходу в люди, не без труда натянула парадное платье, в который раз восхищенная собственными объемами, колыхнула пухом и рассмеялась, ощущая, какое оно мягкое и податливое. Джейд вспомнила те времена, когда там и ущипнуть толком не за что было; сейчас же именно пузо у нее было заметнее всего. Да, из-за тяжести пуза и массивного бюста у нее порой болела спина, а расплывшиеся бедра при ходьбе неизменно терлись друг о дружку. Опять же с таким весом ей вообще тяжело было ходить, а также стоять и вообще вставать, и большую часть времени Джейд старалась проводить в лежачем положении — отчего, разумеется, толстела еще больше, хотя казалось бы, куда уж. И все эти неприятности в ее глазах гроша ломаного не стоили: ведь у нее была еда — и был Даниэль, и если сегодня будет то, что она предполагает, он будет рядом с ней всегда, а значит, она вольна будет толстеть и толстеть.

Она прыгнула в машину, изрядно просевшую под ее тяжестью, продолжая дожевывать чипсы. Даниэль поцеловал ее и легонько стиснул пышную грудь, сказав "я тебя люблю". Она ласково потерлась щекой о его плечо, прожевала остаток чипсов и принялась пить из заготовленной бутылки очередной протеиновый коктейль. В пиццерии, разумеется, Джейд не сдерживала свой неутолимый аппетит и легко слопала еще несколько порций, а также тройной десерт. Последней тарелкой, как и заказывал Даниэль, подали те самые сфинги — и на самом верхнем шарике блестело колечко.
— Ты наверняка уже ожидала этого, — начал Даниэль, — ты всегда знаешь, о чем я думаю. Я смотрю на тебя сейчас — и вижу ту самую красавицу, которую впервые встретил, с теми же искристо-зелеными очами и мягкими русыми волосами, и конечно же, ту же уверенную и заботливую, какой ты всегда была и будешь. Я хочу провести с этой женщиной остаток своих дней. Джейд, ты выйдешь за меня замуж?
— Ну конечно же, да! — воскликнула она со слезами на глазах. Взяв колечко, Джейд слизнула с него шоколад, и лишь потом надела. Кольцо на пальце сидело довольно свободно, и она широко улыбнулась Даниэлю: оба они знали, что она до него дорастет.

Доставив домой свою уже невесту, Даниэль помог ей разоблачиться. Это попросту было быстрее, чем наблюдать, как она сражается со своим платьем — особенно после всего съеденного, плюс добавочная тарелка пончиков, да еще контейнер всяких сладостей они взяли на вынос. Обильные телеса Джейд колыхались, пока она выкручивалась из лифчиков и трусиков — этакий "танец предвкушения", который она исполняла, пока Даниэль раздевался сам. И любовался ею, словно связанная формулой помолвки, его ненаглядная неким таинственным образом изменилась в сравнении с собой же вчерашней. Массивное пузо, расчерченное розоватой паутиной растяжек вокруг каверны пупка. Лицо, раздавшееся вширь из-за круглых и пухлых щек. Даниэль всегда считал ее красавицей, но когда хорошенькая мордашка обзавелась перманентным двойным подбородком, она стала просто роскошной. Джейд приподнимала обеими руками свои сиськи, складки мягкого жира переливались сквозь пальцы. Еще более тяжелые складки сала на боках кое-как уравновешивались обильными ягодицами и широкими бедрами. Когда Даниэль разделся совсем, она в последний раз качнула бедрами — и опустилась на кровать всем своим раскормленным телом. Мягко заурчав, раздвинула ноги, демонстрируя окруженную жирами расщелину, и протянула руки, безмолвно взывая к нему "войди же". Он еще секунды полторы любовался ее бесстыдно расплывшимся от обжорства великолепием, а потом слился с нею, исполнив просьбу.

7: У вершины

Церемония завершилась и Даниэль сидел рядом с новобрачной. Минувшие десять месяцев изменили Джейд заметно, хотя в принципе и ожидаемо. Даниэль изначально представлял, что планирование свадьбы — любимое занятие всех женщин, — доставит ей много-много радости, что в случае с этой конкретной женщиной выльется в некоторое количество лишних килограммов, однако он в самых смелых мечтах своих не мог себе представить такое количество. Выбранное загодя платье пришлось перешивать три раза — и все равно, видя, как Джейд вперевалку шествует к алтарю, он заметил, что она все равно переросла венчальный наряд, причем до такой степени, что боковой шов уже слегка треснул. Во время церемонии оба безмолвно хихикали, поскольку фоновым звуковым сопровождением всем положенным словам служило раздраженное урчание ее желудка, и Даниэль потихоньку шутливо тыкал пальцем в этот разошедшийся шов. Джейд обиженно дулась, с трудом сдерживая хохот. Теперь они наконец сели за стол, свадебный банкет начаося, и изголодавшаяся Джейд могла отвести душу, не уставая с набитым ртом улыбаться Даниэлю. А он видел, как боковая прореха потихоньку становится все шире...

Джейд чувствовала, как боковой шов на свадебном платье расходится все сильнее, пока она заполняет бездонную прорву своего желудка, и в прореху начинает вываливается ее мягкий жирок — но сегодня, в конце концов, ее свадьба, и в такой день оставаться голодной она категорически не согласна! Хватит и того, что пришлось выдержать собственно церемонию, но дальше-то идет положенный банкет, на котором она решила показать все, на что способна, и даже больше того. С того вечера, как Даниэль сделал ей предложение, она поправилась на пол-центнера и останавливаться на этом не собиралась. Даниэль сидел рядом, лаская ее бедро — свешивающееся даже с королевской ширины парадного стула, — и легонько пощипывал краешек возлежащего на коленках пуза. Свадебный банкет решили организовать в стиле щведского стола, чтобы Джейд хватило всего; она уже слопала три полных тарелки и отнюдь не умеряла темпа. Еще она упросила Даниэля, чтобы к ним домой доставили точную копию свадебного торта, который хотела съесть полностью сама — и даже пообещала, что весь сразу съедать не будет. В попытке сдержать это свое обещание Джейд как следует угостилась этим тортом прямо за столом, да еще ей собрали большую коробку всяких пирожных с собой, чтобы первая брачная ночь была слаще. К концу банкета она, как всегда, объелась до отвала, на губах и обоих подбородках остались пятна крема, а вся грудь была в крошках, испортив подвенечное платье. Впрочем, оно и так уже было испорчено, сквозь боковую прореху уже свешивалось столько тучного сала, что Даниэлю не приходилось напрягаться, дабы любовно потискать свое сокровище. Джейд, полупьяная от сладкого, восхищенно и нежно смотрела на своего уже супруга, выбившиеся из сложной прически локоны прилипли к вспотевшему лбу.

8: Светлое будущее

По возвращении из медового месяца Даниэль наблюдал, как идущая впереди Джейд протискивается в парадную дверь. В апартаментах она обессиленно рухнула на ложе, пузо свисало промеж раздвинутых ног и полулежало на кровати. Поставив багаж, Даниэль первым делом прошел на кухню и смешал ей протеиновый коктейль. Во время проведенного в круизе медового месяца Джейд никоим образом не голодала и, уж конечно, не похудела, но даже объедаясь круизными вкусностями до отключки, периодически жаловалась, как ей не хватает этих коктейлей.
Круизный лайнер отбывал не сразу после свадьбы, а через несколько дней — так уж вышло, — и эти несколько дней Джейд, доказывая свой статус мужней жены, объедалась еще сильнее обычного. Обещание насчет свадебного торта она, разумеется, не сдержала: в первый же день, проснувшись чуть позднее обычного, Даниэль обнаружил супругу сидящей у холодильника, голую, перемазанную кремом и не способную встать из-за невероятно разбухшего пуза, Джейд едва дышала и отчаянно икала — еще бы, слопать в один присест и торт, и коробку пирожных. Он покачал головой, изображая суровое неодобрение, а Джейд лишь хихикнула и похлопала себя по пузу:
— А тортика больше и нет!
… Он принес ей полный поднос закусок и кружку с коктейлем, глаза Джейд затянуло поволокой.
— Раздень меня, Дани.
Он стянул с ее расплывшегося тела балахонистую одежку — так и ей, и ему удобнее, — и окинул восхищенным взглядом все складки и выпуклости, сотворенные неутолимым аппетитом любимой супруги. Она едва могла повернуться, массивная и раскормленная, прижатая к кровати собственными жирами. Огладив верхнюю часть своего колоссального пуза, куда доставала, Джейд застонала; попробовала приподнять его, разумеется, не смогла, и обессиленно плюхнулась обратно на подушки — и схватилась за кружку с коктейлем. Пока она жадно глотала густую молочную жижу, Даниэль разоблачился сам.
— Кажется, я немного поправилась, — пошутила она, не без труда раздвигая массивные ноги. И потянулась за вкусняшками.
Даниэль уже вскарабкался на нее, запустив обе руки в ее складки.
— Немного поправилась оттого, что живем вместе,- рассмеялся он и с силой вошел куда следует.
Джейд тем временем, уплетая закуски за обе щеки, заполненная сверху и снизу, закатила очи — она чувствовала себя как в раю.
— Я тебя люблю!
— Я тоже тебя люблю, Джейд. И всегда буду любить...

2983 просмотра

Рейтинг: +1 Голосов: 1

Видеоролики по теме

Комментарии