• ru
  • en

Клара

Перевод с Deviantart (ранее выкладывался на фиди.ру)

Клара
(Clara's Belly)


Клара проснулась, когла солнце заглянуло в окно спальни. Зажмурилась, полусонно перекатилась набок. Бена не было; вместо него на подушке лежала записка.
"Доброе утро, радость моя! Ушел в магазин, скоро буду."
Клара улыбнулась. Помнит, значит. Сегодня у них почти мемориальная дата, прошел ровно год.
Она снова перекатилась на спину. В желудке громко заурчало. Так-так, лучше бы Бену вернуться поскорее, а то кое-кто успел проголодаться. Мысленно уговаривая "ну потерпи еще немного", она погладила свое пузо.
"Мемориальная дата" относилась не ко дню первого знакомства Клары и Бена, и даже не к тому дню, когда они начали встречаться. Но ровно год назад они наконец раскрыли друг другу свои секреты. Лаская и поглаживая живот, Клара вспоминала, как это было...

Познакомились они в колледже, на последнем семестре. Оба записались на "кулинарные штудии" — звучит, пожалуй, старомодно, однако нетрудный курс вполне подходил для успешного завершения студминимума, — и случай в лице преподавателя сделал их напарниками. Бен оказался на удивление быстрым и пригласил ее пообедать сразу после занятий, а потом — позавтракать в четверг, прямо перед очередным семинаром. Себе самой Клара призналась, что легко могла бы втюриться в парня вроде Бена; словно оправдывая старую поговорку — "противоположности притягиваются", по крайней мере в смысле внешности было это именно так.
Клара — невысокая, 157, темноволосая, с кошачьими зелеными глазами; когда-то прилично плавала, но забросила спорт еще на первом курсе, и от сидячего образа жизни за три года вполне стройная 52-килограммовая фигурка сменилась более округлым 75-килограммовым вариантом. Не то чтобы Клара сама себе не нравилась, но она хорошо помнила, какой когда-то была, и поэтому сомневалась, сможет ли понравится парням такой, какой стала.
Бен же был могучим богатырем за 185, черной косматой гривой и пронзительными синими глазами. Всю жизнь он встречался с "лучшими девицами округи" — стройными спортивными отличницами и все в таком роде, мол, именно такие ему под стать. Одна проблема в этом традиционном сценарии: стройные девицы Бену не нравились. Он встречался с ними, потому что именно этого от него ждали друзья-родственники, но всегда чувствовал, что это не его, буквально до того, что "тут толком и взяться не за что". Да-да, на самом деле Бен предпочитал пышек, только никогда не давал воли чувствам.
Встретив Клару, он уже знал, что с ней все иначе. Что именно — он пока не понял, но что-то в ней было глубинное, настоящее, и он хотел выяснить, что именно.
После обеда и завтрака Бен и Клара как-то сразу начали вместе ходить на стадион — смотреть бейсбол; Бен всегда закупался булочками с сосисками, пивом и попкорном. Ему нравилось смотреть, как Клара есть — в отличие от всех прочих девиц, она никогда не жаловалась "ой, как я за эти годы растолстела", не заикалась и насчет "избыточно калорийной еды".

Месяца через полтора они получили "лабораторную работу" — создать два десерта, причем приготовить их необходимо было вне аудитории. Напарники решили заняться этим в апартаментах Клары, благо та жила одна. Бен прочесал весь интернет в поисках десерта повкуснее и, разумеется, покалорийнее — он прекрасно помнил, как однажды Клара призналась, что самое лучшее в "кулинарных штудиях", что все приготовленное можно съесть! Дальше оказалось очень просто убедить девушку, что нужно приготовить по две порции каждого десерта, тогда можно будет и вволю попробовать готовые вкусняшки, и представить на суд преподавателя полноценное блюдо. Бен подобрал рецепт творожника с шоколадом и ореховым маслом; Клара сказала, что ей уже не терпится поскорее такое попробовать. Сама она нашла рецепт двойного "бутербродного" печенья с шоколадной корочкой и мармеладным наполнителем; Бен готов был плясать от счастья — в рецепте говорилось о десяти "бутербродах", а они сейчас сделают две порции!
И напарники принялись за дело.
Поставив в духовку первый творожник и соорудив первую поруию "бутербродов" из печенья, Клара и Бен присели на диван — попробовать это самое печенье. Вкуснятина! Воздушные, сладкие, попробуешь — не оторвешься. Прожевав первое, Клара откинулась на спинку, с закрытыми глазами наслаждаясь послевкусием. Бен взял следующее печенье и поднес к губам Клары.
— Вот, кусай, — предложил он.
Она несколько удивилась, но послушалась. Печенье было таким вкусным, что одного укуса оказалось решительно мало! Бен скормил ей весь "бутерброд", слегка измазав ее губы свежим шоколадом, и с салфеткой наготове наклонился, чтобы вытереть его — но тут Клара его поцеловала. Просто так, вдруг захотелось, она сразу отодвинулась в виноватым видом; однако теперь уже Бен потянулся к ней и поцеловал в ответ. Долго. Оторвал их друг от друга только требовательный писк таймера духовки, пришлось идти вынимать творожник.
Пока творожник остывал, Клара принялась смешивать взбитые сливки и шоколад с ореховым маслом. Бен подошел сзади и обнял ее. Девушка замерла.
— Клара, ты мне правда очень нравишься, и я хочу, чтобы ты была моей, — сказал Бен. — Думаю, нам пора продемонстрировать это остальным.
Развернувшись, Клара посмотрела ему в глаза.
— То есть ты хочешь сказать, что намерен стать моим парнем?
Он улыбнулся и снова поцеловал ее.
Минут через несколько девушка отстранилась и снова на него взглянула.
— И я правда тебе нравлюсь, даже при том, что у меня… вроде как лишний вес?
Бен улыбнулся еще шире.
— По мне, так ты выглядишь великолепно.
— Тогда — да, да, да! — крепко обняла она его.
Радостный Бен предложил:
— Ну тогда давай попробуем праздничный пирог? — и указал на творожник.

Где-то с месяц все шло прекрасно, Клара и Бен наслаждались друг другом и даже не поругались ни разу. А потом, как-то вечером, поближе к выпускным, парочка дурачилась у Бена на кровати; Клара хотела довести поцелуи-обжимания до логического их завершения, а вот Бен как-то чуть ли не сопротивлялся. В конце концов девушка оттолкнула его, села и поинтересовалась — в чем дело, они вообще пара или как?
— Или ты просто придумал, что я тебе нравлюсь? — выкрикнула она.
— Да нет же, просто я устал, — разозлился Бен.
— Как в прошлый раз, да? — глаза ее засверкали.
Бен молчал. Он так до сих пор и не признался ей, что предпочитает именно пышек. Сказать, как сильно он хочет, чтобы она стала толстеть, чтобы он мог для нее готовить роскошные трапезы и любоваться, как ее животик растет и становится большим, мягким, круглым животом, — раньше у Бена просто язык не поворачивался. Но он понял: сейчас или никогда.
— Я кое в чем должен тебе признаться, — начал он. — Я… я… я...
— Что — ты? — озабоченно спросила Клара, видя, как он заикается.
— Я пышколюб.
— А. Знаю.
— То есть как — знаешь?! Откуда?
— Как-то я села за твой комп, хотела влезть в фейсбук, но по ошибке попала через автозаполнитель на один из твоих сайтов "пышки и их поклонники". Начала читать. Просветилась.
У Бена челюсть отвисла.
— И… и что ты обо мне теперь думаешь? — наконец выдавил он.
— Думаю, что ты хочешь, чтобы твоя девушка округлилась, — промурлыкала она. — Хорошенько так округлилась...
Бен утратил дар речи.
— Я хорошенько покопалась на этих сайтах, — продолжила Клара, — и выяснила, что там есть целое сообщество женщин, которые толстеют, потому что их любимые от этого без ума. Им нравится быть толстыми, и похоже, что отношения у подобных пар просто взмывают на седьмое небо.
— То есть ты хочешь мне сказать, что для тебя это нормально? — спросил Бен.
— Я тоже кое в чем должна тебе признаться, — улыбнулась Клара.
— В чем же? — втайне Бен надеялся, что уже знает ответ.
— С тех пор, как я бросила плаванье, мне всегда было интересно, каково это — быть толстой. Аппетит у меня всегда был на зависть, но из-за спорта все эти калории улетали прочь. Бросив спорт, я начала набирать вес. — Клара помолчала. — Знаю, пока я еще не толстая — но мне правда интересно почувствовать, каково это. И еще интересно посмотреть, насколько это тебя заводит.
Все это время она смотрела в сторону, и лишь теперь перевела взгляд на Бена. А он весь сиял от радости.
— Ты и правда чудо. Я знал это, когда встретил тебя. Я знал, что в тебе что-то есть. Не знал, что именно, но знал, что обязан это выяснить, — проговорил Бен. — И вот теперь я знаю, что мы были — хотя, почему "были"? — мы просто созданы друг для друга.
Тут Клара буквально прыгнула на него, горячие поцелуи перешли в дальнейшие телодвижения — в общем, ночь оказалась более чем насыщенной.
А утром Бен заговорил о будущем. Приближался выпускной. Родня у них в разных штатах. У Бена наклевывалась неплохая должность в Далласе, Клара все еще была в поисках. Еще засыпая, он решил, что попросит Клару уехать с ним в Даллас — он просто не мог представить себе расставания с девушкой, которая вот буквально открытым текстом сказала, что готова растолстеть для него.
— Доброе утро, крошка, — обнял он ее.
— Привет, — улыбнулась Клара.
Бен посмотрел ей в глаза: надо действовать, пока решимость не улетучилась.
— Я кое о чем хочу тебя попросить.
— Да, конечно.
— Ты поедешь со мной в Даллас?
Клара, глядя ему в глаза, потеребила одеяло.
— Ты действительно видишь меня в своем будущем, да?
Притянув ее к себе, Бен погладил мягкий животик девушки.
— Да, — подтвердил он.
— Тогда — да, я поеду с тобой в Даллас и буду толстеть, — сверкнула улыбкой Клара, — но при одном условии.
— Каком же? — спросил Бен.
— Ты будешь продолжать ходить на тренажеры и заниматься тяжелой атлетикой. Потому что я хочу, чтобы ты смог и дальше меня поднимать! — захихикала девушка.
— Договорились!
Договор был скреплен поцелуем.

Толстеть Клара начала не сразу — все-таки экзамены на носу, вот разве что "кулинарные штудии" поспособствовали, ведь там надо было приготовить полный обед с четырьмя переменами блюд. Разумеется, "тренировочный" обед был приготовлен загодя, и большую его часть к вящему удовольствию Бена уплела Клара. На выпускных их родители впервые встретились, обе семьи вполне понравились друг другу и были рады, что дети уже имеют перспективы на будущую жизнь. Родители Клары если и заметили, что дочка поправилась, ничего на этот счет не сказали.
Где-то неделю спустя Бен и Клара переехали в Даллас. Клара отыскала местечко в турагенстве и занималась бронированием мест и билетов, что позволяло ей большую часть времени работать из дому. У Бена оказалась отличная работа и удобный график, так что он взял на себя готовку семейных ужинов, а по выходным еще и завтраков. Готовил он куда больше, чем нужно было, минимум на троих, а когда и на пятерых — но "лишнего" не оставалось, Клара подчищала все. От этого ее растянутый сверх всякой меры желудок порой болел, но усилия всегда оправдывались сеансом массажа живота в исполнении Бена, и от этого аппетит у нее только увеличивался. Как правило, перед сном девушка съедала еще что-нибудь вкусненькое, а в буфете всегда имелось чем перекусить, когда Клара работала по телефону из дому. За месяц такой жизни Клара набрала более четырех кило, и почти все эти килограммы осели в области талии, отчего Бен был на седьмом небе от радости.
Как-то Бен, вернувшись с работы, обнаружил у Клары на столе большую пиццу, жареную картошку с сыром и чесноком, и цельную коробку мороженого — и она с вилкой наперевес явно собиралась со всем этим расправиться! Он замер в дверях, а Клара, не видя, что он уже вернулся, продолжала лопать так, что за ушами трещало. Джинсы были ей явно тесны, живот нависал над поясом. Бен подошел и присел рядом; Клара улыбнулась, но продолжала поглощать съестное. Бен нагнулся и расстегнул ей джинсы, чтобы было немного удобнее.
От стола Клара отодвинулась почти час спустя, вылизав коробку из-под мороженого дочиста — тарелки с пиццей и картошкой та же участь постигла еще раньше. Бен слова не мог вымолвичь, его только и хватало, что ласково погладить ее растущий живот. Вообще-то он уже так вырос, что вполне заслуживал титула "пузо" — за три месяца Клара набрала больше пятнадцати кило и уже перевалила за 90.
Откинувшись назад, девушка громко застонала.
— Ты в порядке, родная? — спросил Бен.
— Ага (ик), все чудесно, — ответила она, обхватив пузо обеими руками.
— С чего такой жор? Раньше ты столько не ела.
— Утром я взвесилась, — объяснила Клара.
— И что, ты похудела? — Бен очень надеялся, что это не так.
— Да нет, наоборот.
— Тогда в чем же дело?
— Ну, если и дальше будет идти в том же темпе, я за год наберу пятьдесят кило, — объяснила она.
— Да, примерно так, — согласился Бен.
— И значит, через девять месяцев во мне будет где-то сто двадцать пять. А я хочу, чтобы цифра была покруглее — 130!
— Понятно, — кивнул Бен, — но чтобы поддерживать такие темпы роста, тебе с каждым днем придется есть все больше и больше, ведь чем дальше, тем больше тебе понадобится чтобы только насытиться, а ты же задумала еще и увеличить темп.
— Знаю, вот потому-то и "жор", как ты выразился. Я влезла на один из наших форумов для толстеющих и задала там вопрос — как поправиться на сорок кило за девять месяцев?
— Полагаю, ответ пришел, — кивнул Бен.
— Ага. Дама — она, кстати, тоже живет в Далласе, мир тесен, — расписала, что мне нужно дважды в день есть побольше — примерно как те ужины и завтраки, что ты готовишь, "на большую семью", — в перерыве между ними весь день потихоньку что-нибудь жевать, поддерживая тонус, и плюс к этому каждые три дня объедаться до отключки. Предположительно от этого животик у меня растянется и следующий раз в него уже влезет больше.
После этого раскрасневшаяся от обжорства Клара прервалась, надо было отдышаться.
— А еще какие советы? — поинтересовался Бен.
— А в те дни, когда я не объедаюсь, мне следует пить протеиновые коктейли вроде тех, которыми пользуются борцы и тяжелоатлеты. Это тоже помогает набрать вес.
Звучало все это весьма многообещающе. Бен просто поверить не мог, насколько Клара отдалась его фантазиям, вернее, их реализации.
— Что ж, крошка, полагаю, ты великолепно начала, — решил он, поглаживая ее пузо. — Только есть одно замечание.
— Какое?
— По-моему, это у тебя уже не "животик", а?
Клара опустила взгляд и рассмеялась.
— Да уж это точно. Теперь это натуральное пузо, правда?
— Именно! — провозгласил Бен. — И оно у нас будет расти и расти!
Сразу после этого он взял ее прямо там, на диване.

Новый режим Клара выдерживала с целеустремленностью олимпийского чемпиона. Гигантские завтраки — две тарелки оладий, тонущих в сиропе, две горы яичницы с жирной ветчиной и колбасками, коробка пончиков и литр-полтора цельного молока с сырными крекерами. Все это девушка съедала до крошки. Затем, принимая звонки и помогая клиентам, она весь день подкреплялась — потихоньку, но постоянно; чипсы со сметаной, кексы или ее любимые начос — годилось все. А затем с работы приходил Бен и готовил ужин — "что бы тебе хотелось сегодня, дорогая?" — рассчитывая, разумеется, примерно на пятерых. Как и прежде, "лишнего" на тарелках не оставалось. Десерт, как правило, перерастал в сеанс обжираловки: Клара выбирала три или четыре своих любимых варианта и заказывала "на десятерых", после чего еще час или два запихивала в себя все это, пока Бен массировал ее пузо, помогая утрамбовывать съеденное и освобождая еще капельку места, куда влезла бы еще толика всяких вкусностей. После этого они перемещались в постель, где в Клару вливали еще протеиновый коктель, дабы возместить потерю калорий на упражнения в горизонтальной плоскости.
Режим действительно работал: за пять месяцев Клара набрала еще 27 кило. Бедра у нее колыхались как желе, пышный бюст распирал лифчики четвертого размера, пухлое лицо обзавелось видимым с любого ракурса двойным подбородком, а локти тонули в слое сала. Однако главный приз всех этих усилий взяло пузо — фигура у Клары окончательно оформилась в "яблочный" тип, и именно на пузе осела основная часть новонабранных килограммов. Штаны и трусики она теперь носила исключительно "заниженные", чтобы пузу свободнее было свисать. Складки на боках походили на мягкие-мягкие подушки, которые Бен при всяком удобном случае любовно пощипывал. Но больше всего удовольствия он получал, когда Клара куда-нибудь садилась — под весом пуза ее ноги теперь всегда развигались сами. Два протеиновых коктейля в день, сеанс обжорства каждый вечер. За три дня Клара в одиночку сметала столько, что хватило бы четверым на неделю. Бен просто не мог оторваться от ее пуза, подолгу его ласкал и обожал, когда она была сверху — тогда он мог вволю поиграть им, приподнимая массивный шар плоти и отпуская со звучным "шлеп", отчего по всему ее раскормленному телу пробегали волны. А когда он обнимал ее сзади, лаская разбухшее пузо, Клара всегда стонала — еще! еще! — и даже объевшись до отвала, ухитрялась втиснуть в себя хотя бы пару пончиков сверх расписания...
Как-то вечером Бен принес в спальню поднос съестного.
— Мне тут вдруг пришло в голову, — проговорил он, — что мы никогда не совмещали два наших любимых занятия. А ведь это неправильно. — Бен улыбнулся. — После хорошей работы надо хорошо подкрепиться.
— О да! — согласилась Клара. — Что ты мне принес?
Несмотря на более чем плотный ужин, у нее снова проснулся аппетит. Желудок словно превратился в бездонную бочку… а еще ей очень нравилось, когда Бен ее кормил.
— Сегодня это дюжина пончиков с кремом, жареная картошка с майонезом, заварные пирожные и еще взбитые сливки, — подмигнул он.
— Ну так давай сюда! — велела Клара, переместившись в полулежачее положение, всем телом опираясь на подушки. Ноги широко раздвинуты, давая место раскормленному пузу, которое свисало почти до середины бедер и по обе стороны.
Бен хотел ее прямо сейчас. Но еще он хотел, чтобы она все это съела, чтобы пузо было туго набитым, вздувшимся как шар, чтобы Клара стала еще больше, когда он войдет в нее.
Бен кормил ее, Клара довольно мурлыкала.
— Только не останавливайся, когда ты вот так вот меня раскармливаешь, меня от одной мысли распирает и заводит...

Ключ щелкнул в замке, прервав приятные, но все же воспоминания. Вокруг снова был реальный мир. Вошел Бен и замер, видя разлегшуюся на кровати голую Клару. Воплощенное видение отнюдь не мимолетной красоты.
С той ночи, когда он начал кормить ее прямо в постели, она больше не взвешивалась — специально ждала до сегодняшнего дня. Надо же проверить, получилось ли достичь желаемой цифры в 130 кило!
Бен подошел, наклонился, поцеловал ее, а затем помог встать — при столь активно растущем пузе (ну и прочих местах) переходить в вертикальное положение Кларе было непросто. Но ей это нравилось — так она еще лучше чувствовала, что усилия не пропадают даром.
Затем Бен отпустил ее и отступил на несколько шагов, полюбоваться голой Кларой уже в стоячем положении, а она для вящего его удовольствия медленно покрутилась на месте. Полюбоваться по-прежнему было чем! Бедра толщиной с бревно, круглое пузо свисало почти до колен, складки по бокам взывали "ну возьмись же за нас как следует", сверху на громадном пузе возлежат сиськи размером с футбольный мяч каждая, двойной подбородок вот-вот превратится в тройной, а задний фасад уже видно спереди. Богиня изобилия — громадная, пузатая, раскормленная, и вся его!
Бен подал Кларе халатик, который она просто накинула на плечи, не завязывая, ибо отлично знала, как у него крыша едет от вида выглядывающего из халата оголенного изобилия.
Итак, вот он, момент истины. Достигла Клара желаемой цели или нет? Двигаясь вперевалку к весам посреди ванной, она пыхтела от усилий и волнения; идущий позади Бен просто млел от этого звукового сопровождения.
— Так, — велела она, — ты ждешь снаружи. Я сама взвешусь и только потом дам посмотреть тебе.
— Хорошо. Я тебя люблю, крошка.
— А я тебя, — отозвалась Клара, шагнула в ванную и влезла на весы. Через несколько секунд она закричала: — Бен, иди сюда и посмотри!
Он даже не понял, радуется она или злится, но все равно вошел и взглянул на весы, экран которых был заблаговременно выведен отдельно на уровень глаз, чтобы пузо Клары не препятствовало обзору.
137.
Он обхватил Клару и крепко-крепко вжался в ее мягкие жиры.
— У тебя получилось, крошка! Цель перевыполнена!
Клара от счастья даже дар речи утратила, но за нее заговорило ее же пузо, громко и однозначно заурчав. Приподняв обеими руками массивный шар плоти, девушка улыбнулась Бену.
— Итак, дорогой, что у нас на завтрак?
— Я скажу, только ответь сперва на один вопрос.
— Какой вопрос?
— Когда-то я тебя спросил, насколько толстой ты хочешь быть. Тогда ты сказала, что сама еще не знаешь. А теперь — знаешь?
— Ну, — задумчиво проговорила Клара, — думаю, где-то в районе двухсот двадцати нам с тобой будет в самый раз.
Глаза у Бена вспыхнули, как у ребенка в кондитерской лавке, но Клара еще не договорила:
— Так вот, к вопросу о: ты меня чем собираешься на завтрак кормить, а? Я голодная, между прочим!
— Кормить? — переспросил Бен. — Полагаю, всем, что есть на кухне, кроме разве что мебели, холодильника и плиты. Подойдет?
— Червячка заморить хватит, — хихикнула Клара.
Затем Бен прижал ее к стене, пощекотал нежное пузо снизу и поцеловал ее со всей страстью, какой только был наделен. А оторвавшись от губ девушки, заявил:
— Что ж, тогда на обед мы прогуляемся в ресторанчик "съешь сколько влезет", а ужинать будет в итальянском макаронном раю.
— Вот так уже лучше, — похлопала Клара себя по пузу. — Сегодня я намерена покушать как следует, никаких больше ограничений на режим!..

2488 просмотров
Теги: weight gain, bbw

Рейтинг: +1 Голосов: 1

Видеоролики по теме

Комментарии