• ru
  • en

Клэр: преступление, наказание и награда

Перевод с FantasyFeeder

Клэр: преступление, наказание и награда
(claire gets fat)

Семейство Бронсонов принадлежало к консервативному слою общества, но не так чтобы отличалось религиозностью.
Клэр была единственной дочерью своих родителей. Ее мать, Кэрол, была особой более чем корпулентной, и мать ее матери — тоже. Фамильная особенность. Отец, Чак, также имел изрядное количество лишних килограммов — в основном потому как был женат на Кэрол, трудно блюсти фигуру, когда твоя вторая половинка объедается до отвала по шесть раз на дню.
Сама Клэр, желая оставаться стройной, с этой особенностью с младых ногтей всячески боролась — диеты, режим и тренажеры, — зная, что если даст слабину, то все, обратного пути у нее не будет. Кэрол не раз и не два намекала дочери, что незачем так измываться над собой — ну поправишься ты, велика важность, никто в семье тебе на эту тему слова плохого не скажет. Однако семнадцатилетняя Клэр твердо решила "никогда и ни за что". Она обожала носить эротическое белье, как в журналах для тех еще девочек, и конечно же, такое шьют ну никак не на персон мамочкиных габаритов...
А еще у Клэр был парень, Дэн. Который оказался скотиной, и вот с этого-то все и началось.
Клэн и Дэн расстались. Как уже было сказано, Клэр обожала эротическое белье и себя в нем. Дэн решил отомстить бывшей и выложил в сеть несколько ее фоток в одних только трусиках.
Клэр, увидев это, от ужаса сама была не своя: она знала, что если мама об этом узнает, начнется Адъ.
Несколько дней, однако, в доме было тихо. Просто потому, что Кэрол мало интересовалась чем-либо, кроме собственно еды, ну и еще готовки, а в сеть вылезала разве что по большим праздникам. Отец Клэр — другое дело, однако и он ни по каким социальным сетям не шастал.
Клэр уже надеялась, что все, пронесло — но увы.
— Клэр, ты где?! — с порога заорала Кэрол, вернувшаяся после примерки не в лучшем настроении.
— Я тут, мам, что случилось? — она, конечно, знала — что, но надеялась, вопреки здравому смыслу, что дело не в фотках.
— Джанет Смит сказала мне, что ее сын видел в интернете твои неприличные фото! Это правда?
Клэр покраснела.
— Да, мам, наверное. Дэн хотел отомстить мне за то, что я больше не с ним, и выложил кое-какие фотки, которые я делала для себя...
— Как ты могла такое совершить?!
— Мам, я никуда не выкладывала их. Отправила Дэну еще несколько месяцев назад. Это он выложил.
Кэрол этот факт нисколько не утешил.
— Клэр, мне за тебя стыдно. Теперь весь интернет смотрит на тебя, как на шлюху!
— Прости, мам, но эти фотки никогда и не должны были попасть в сеть...
— Дело не только в этом, юная леди! Во-первых, ты вообще фотографируешь себя в непотребном виде, а во-вторых, отправляешь такие фото другим! Вон с глаз моих, сиди у себя в комнате, пока я не успокоюсь!
Клэр подчинилась и, вся в слезах, бросилась на подушки. Она знала, что мама расстроится, но не думала, что настолько. А уж что скажет папа...

Когда Чак вернулся с работы, Кэрол все ему выложила. Он, конечно, расстроился, но рвать и метать не стал.
— Наказать ее, конечно, стоило бы. Что у тебя на уме?
— Собираюсь пока отослать ее к своей маме. Пусть поживет у нее. Как минимум до осени, а там видно будет.
— Ты же знаешь, что она там наверняка растолстеет. А Клэр никогда этого не хотела.
— В том-то и суть. Хотела, не хотела — вот станет такой как я, тогда пусть и выкладывает свои фото в сеть!

Утром Клэр было велено собрать свои вещи — она отправляется к бабушке.
— Мама, пожалуйста, нет! Я бабушку люблю, но она же столько ест, что я растолстею уже потому, что буду жить вместе с ней! — взмолилась девушка.
— Раньше об этом надо было думать, — отрезала Кэрол, — перед тем, как начала рассылать свои неприличные фотографии!
Ее отвезли на автостанцию и посадили в автобус, который должен был отвезти ее в Джорджию, где обитала миссис Коринна Фабер — мать Кэрол и бабушка Клэр.
— Заботься о бабушке как следует, ты же знаешь, она тебя любит.
— Знаю, мам, и я тоже ее люблю, но мне правда нужно к ней ехать?
— Да, Клэр. Ты поедешь к бабушке и останешься у нее. Это и будет твое наказание — сама знаешь за что.

Через несколько часов Клэр прибыла к бабушкиному дому. От автостанции ее подвезли — бабушка заранее договорилась с соседом, мистером Адлером, который отказывался отзываться на что-либо кроме "Хью", — и по дороге тот все удивлялся:
— Фаберов я знал много лет, и малышку Кэрол тоже помню. Но ты самая тощая из всей семьи, кого я видел!
Ну, сумрачно подумала Клэр, это наверняка ненадолго. Так-то очень уж тощей она не была, пятьдесят три кило при росте метр шестьдесят. Но в сравнении с мамочкиными "за сто пятьдесят" и бабушкиными "где-то в районе двухсот"...
Пикап остановился у дома, Клэр сказала спасибо Хью и направилась навстречу новому этапу своей жизни.
Взбежав на крыльцо, она позвала:
— Бабуля, я уже здесь!
Под тяжелыми шагами внутри, кажется, весь дом задрожал.
— Здравствуй, рыбка моя, как ты?
— Нормально, ба.
То ли Клэр начала подводить память, то ли бабушка за эти месяцы стала еще толще. Нижняя часть ее пуза, обтянутая ярко-розовыми панталонами, выпирала из-под безразмерного халата.
А сама миссис Фабер лишь руками всплеснула:
— Боже, деточка, да от тебя там одни кости остались! Неудивительно, что Кэрол решила отправить тебя ко мне. Ну входи же, рыбонька, обед сейчас будет, только переодерься сперва. Я там тебе отложила халат и штанишки, чтобы ты никогда больше не носила в моем доме этого жуткого белья!
— Да, бабушка, — только и ответила Клэр, покорно поднялась в свою комнату, распаковала сумку и убрала в шкаф футболку, джинсовую юбку и кружевные трусики. В хлопковые панталоны могли влезть две таких, как она. Посмотрев в зеркало, Клэр вздохнула: как в средние века вернулась...
— Обед подан, спускайся! — позвала бабушка.
Клэр направилась прямо на кухню, и если у нее и была тень сомнений насчет того, что задумали насчет нее мама и бабушка — при виде стола все эти сомнения исчезли. Макароны, густые соусы, булочки, рогалики, плюшки...
— Садись, милая, я тебе все положу, — и наполнила большую тарелку с горкой, поставив перед внучкой. — Клэр, рыбонька моя, ты слишком худая, тебе нужно поправиться. Все, что в тарелке, должно быть съедено до последней капли. Все понятно?
— Да, бабушка, — спорить бесполезно, Клэр это знала давно.
Когда она, к собственному удивлению, очистила тарелку, живот ее под безразмерными одежками явно раздулся, но миссис Фабер было этого мало и она подсунула девушке вторую тарелку. Пришлось заняться и добавкой. Где-то на середине Клэр почувствовала, что ее сейчас стошнит.
— Бабуля, я больше не могу! Не лезет!
— Можешь, детка, можешь. Кушай медленно, по кусочку, и не забывай запивать.
Так она и сделала, в итоге справившись и со второй тарелкой.
— Ну вот, так-то лучше! — улыбнулась довольная бабушка. — Клэр, рыбонька моя, нам предстоит поработать над твоим аппетитом. Две тарелки — это мало, очень мало!
— Да, ба, — сквозь обжорный ступор только и сумела выдохнуть Клэр.
— А теперь полежи в гостиной, можешь подремать или посмотреть телевизор. Никакого спорта в этом доме у тебя не будет. Поняла?
— Да, ба, — собственно, все это она поняла еще дома.
А на диване закономерно отрубилась, потому как так еще не объедалась никогда.
Ближе к четырем ее пробудили ароматы свежей выпечки. Бабушка прикатила прямо к дивану столик, на котором стояло блюдо горячих шоколадных коржиков и литровая кружка молока.
— Это все тебе, Клэр. Раз не смогла покушать за обедом как следует, вот твой десерт.
Клэр медленно сжевала все коржики, запивая молоком, и ее так раздуло, что она сновь отрубилась прямо там же, на диване.
В половине седьмого бабушка заглянула в гостиную:
— Рыбонька моя, вставай, пора ужинать.
После всего съеденного Клэр готова была не ужинать еще неделю, но спорить — бесполезно. Она поднялась и прошла вслед за переваливающеся с боку на бок бабушкой обратно на кухню. На столе вновь сплошные макароны и запеканки. Она опустилась на стул, наполненная с горкой тарелка тут же оказалась перед нею.
— Кушай, Клэр, тебе нужно хорошо кушать, чтобы поправиться так, как я хочу. Кушай и не спорь!
— Да, бабушка.
К собственному удивлению Клэр ухитрилась смолотить три тарелки сытных макарон с соусами и мясной запеканкой. Она осела на стуле, икая и оглаживая свой раздувшийся живот, и тут бабушка плюхнула перед ней тарелку с куском творожника, обильно политого карамелью и шоколадом.
— Молодец, рыбонька моя, ты скушала весь ужин, а теперь вот тебе десерт. Сама пекла.
Господи, мысленно взмолилась Клэр, да я ж тут стану поперек себя шире! Но вслух ответила лишь:
— Да, ба. — И взялась за ложку.
Полчаса спустя она таки доела творожник, хотя и думала, что сейчас лопнет. Еще минут пятнадцать спустя встала и доползла до дивана, где вновь отключилась.
Часа через полтора:
— Клэр, сядь, там мое любимое шоу начинается. Посмотрим вместе. И вот тебе мороженое, перекусить.
Что там было на экране, Клэр толком не видела, а в литровой примерно вазочке, кроме мороженого, имелись орешки, шоколадные шарики и взбитые сливки, политые шоколадом. Как раз к концу шоу закончилось и мороженое, и бабушка с внучкой наконец разошлись по спальням.
Ровно в шесть тридцать ее разбудила бабушка:
— Вставай, соня, пора кушать. Можешь пока не переодеваться, в душ пойдешь после первого завтрака.
Первого завтрака! — эхом отозвалось в ушах у Клэр, она навестила уборную, а потом спустилась на кухню. Как обычно, полный стол еды. Целая гора блинчиков, потом вторая такая же гора гренок, штабель свежеприготовленных вафель, кусок ветчины и кружка молока. Объевшаяся Клэр снова растеклась по сидению, поддерживая живот.
А бабушка сказала:
— Теперь можешь сходить принять душ и переодеться, я тут наведу порядок и приготовлю еще вкусняшек, когда ты спустишься.
— Да, ба, — выдохнула Клэр.
Оглаживая раздувшийся живот под струями воды, Клэр чувствовала, насколько он вырос всего-то после трех трапез. Но спорить и правда бесполезно. Вытерлась, натянула свежие панталоны и халатик, спустилась вниз. Ей тут же скормили полное блюдо плюшек и пирожных — вот, посиди пока на диване, — и когда это блюдо как-то незаметно закончилось, бабушка тут же принесла второе. А потом прозвучало:
— Клэр, вставай, пора обедать!

… Такой вот распорядок. Объедаться до отвала не меньше четырех раз в день и постоянно что-то лопать в промежутках. Никакого спорта, никакой физической активности — еда-сон-снова еда, опциональный просмотр телевизора в сочетании с едой, но никак не вместо.
К бабушке Клэр отправили третьего мая, оформив в школе "академотпуск" или как оно правильно зовется. Сейчас на календаре было двадцать девятое июня. Восемь недель тотальной обжираловки, помноженной на сидяче-лежачий образ жизни, обошлись Клэр в добавочные двадцать кило.
Как всегда, бабушка утром постучала к ней в комнату "пора завтракать, рыбонька".
— Да, ба, сейчас спущусь, — отозвалась Клэр, и пока вставала, случайно сбила на пол пустую кружку из-под вечернего молока. Пришлось наклониться и поднять, что было делом нелегким. В начале мая у Клэр живот был подтянутый и почти плоский, крепкие округлые ягодицы и подтянуто-спортивные бедра с отчетливым промежутком меж ними; сейчас же вечно вздувшийся от обжорства живот был мягким и круглым, а мясистые расплывшиеся бедра и ягодицы начали распирать хлопковые панталоны, которые изначально мешком висели на ней. А уж аппетит у Клэр вырос неимоверно: вот только что налопалась так, что с трудом из-за стола выползла — и минут пятнадцать спустя снова голодная. Бабушкину готовку она обожала и теперь с нетерпением ждала очередной трапезы, а в промежутках поедала вкусняшки уже самостоятельно, без напоминаний. Миссис Фабер нарадоваться не могла.
Подцепив все же кружку, Клэр выпрямилась, перевела дух и поправила штанишки, которые чуток сползли с расплывшихся ягодиц. Протопала в уборную — еще немного, и она тоже будет переваливаться с боку на бок, как мама и бабушка, хотя, конечно, до их объемов ей далеко, — натянула футболку. Та давно уже была тесновата и между резинкой штанишек и краем футболки еще до завтрака выпирало сантиметров пять пухлого пузика.
И вот наконец Клэр спустилась на кухню, ведь завтрак — самая важная трапеза. Бабушка, как всегда, расстаралась, и плюхнувшись на стул, Клэр начала поглощать любимые вкусняшки с космической скоростью, на что миссис Фабер взирала с одобрительной и умилительной улыбкой.
И тут позвонили в дверь.
— Миссис Фабер, это Матт, доставил ваш заказ.
Клэр замерла: Матт! Он работал где-то в магазине и занимался в том числе доставкой всякой всячины, в основном продовольственной, по всей округе. Впервые она его увидела где-то через несколько дней после приезда, Матт тогда притащил бабушке несколько мешков продуктов, их представили друг другу (Матт Фокс, мой сосед — Клэр Бронсон, моя внучка), Матт улыбнулся и сказал вежливое "привет", на том, собственно, и все.
Клэр пока была не в курсе, что бабушка, будучи близкой подругой миссис Фокс, Матта знала с рождения и втайне желала, чтобы тот сошелся с ее внучкой, но для этого, разумеется, Клэр надлежало сперва как следует откормить...
Обычно Матт приезжал позднее, уже после завтрака, когда Клэр после душа переодевалась в условно приличный халат и сидела в гостиной. А сейчас она оказалась перед ним в этих жутких бабушкиных панталонах и слишком тесной футболке с пузом наружу! И ведь деваться-то некуда...
Навьюченный пакетами и мешками Матт ввалился на кухню, даже сперва не заметив сидяющую за столом Клэр. Лишь когда поставил все это на пол и развернулся, чтобы вернуться за второй порцией, он увидел ее.
— О, Клэр, доброе утречко!
Та, вся красная от смущения, сумела выдавить:
— Привет, Матт, ты как-то сегодня рано.
— Ага. Маршрут поменял, сегодня вы одни из первых по доставке, — кивнул и вышел.
Господи, подумала Клэр, какой кошмар, он увидел, как я тут растолстела!
Ого, подумал Матт, девочка тут хорошо так поправилась, с пузом наружу вид просто ураган!
Вернувшись со второй порцией пакетов, Матт забросил большую часть в кладовку, а свежее в холодильник, привычно облегчая труды миссис Фабер. Клэр же продолжала есть — делать-то все равно больше нечего.
Закончив, Матт ее спросил:
— У тебя какие планы на четвертое июля?
За все это время Клэр практически не покидала дом, и подумала: какие-какие, буду сидеть и лопать как не в себя, все как всегда. Но ответила:
— Пока особых планов нет, а что?
— Может, побудешь с нашей семьей на барбекю, поплаваем в бассейне, потом вместе фейерверк посмотрим? Его обычно запускают из гольф-клуба, а он у нас практически на заднем дворе.
— Матт, я с удовольствием, только бабушку спросить надо...
Ввалившаяся на кухню миссис Фабер величаво кивнула.
— Да, конечно, рыбонька, езжай и развлекайся. Матт, ты ведь сам за ней заедешь?
— Разумеется. Около полудня нормально будет?
— Да, конечно.
И Матт ушел, махнув на прощание:
— Ну, пока, увидимся четвертого!
С аппетитом прикончив завтрак, Клэр, несмотря на привычно объевшееся состояние, трепетала в предвкушении: наконец-то она хоть куда-то выберется! Вот только извечная женская проблема "мне же нечего надеть" в ее случае была совершенно не преувеличением — из взятых с собой шмоток на нее уже мало что налезало.
И помогая бабушке убирать со стола, Клэр сказала:
— Ба, раз я иду к Матту домой, мне нужен купальник и вообще в чем пойти...
— Не волнуйся, рыбонька, я что-нибудь тебе подыщу.
Определенные сомнения на тему этого "что-нибудь" у девушки были, но характер бабушки она уже знала. Уточнять и переспрашивать все равно бесполезно. Так что оставшиеся до праздника дни она послушно выполняла все, что от нее требовалось, то есть объедалась до отвала и валялась на диване.

Четвертого июля, мысленно подпрыгивая от нетерпения наконец-то выбраться наружу и поехать в гости к Матту, Клэр встала, съела обычно-плотный завтрак, приняла душ. Бабушка принесла ей новую одежду: шорты с завышенной талией со штанинами до колен и просторная футболка — ладно, а вот купальник совершенно жуткий — цельный, в "бабушкиной" расцветке, там еще и с пришитой к нему юбкой, дизайн позапрошлого еще столетия! Клэр чуть не расплакалась от такого, но понимала, что если устроит истерику, бабушка может и вовсе не разрешить ей поехать с Маттом.
А тот прибыл ровно в полдень. Клэр спустилась, уже переодетая, и высокий пояс шортов подчеркивал ее круглый живот и бедра. Матту такой вид очень даже понравился.
— Клэр, ты чудесно выглядишь!
Та покраснела, ибо видела себя в зеркале и понимала, что выглядит толстой. Но… виноват в этом отнюдь не прикид.
— Спасибо, Матт.
Он галантно придержал для нее дверь, она села в авто, и они поехали. Дом Матта, рядом с гольф-клубом, оказался громадным — три этажа и семьсот квадратов, не меньше, и у них был собственный бассейн. Почти такой же громадной оказалась мать Матта, миссис Фокс — "называй меня просто Бетти": ростом почти со своего немаленького сына, под метр восемьдесят, объемами она мало уступала бабушке Кэрол, то есть центнера два живого веса в ней точно было, а скорее даже больше. Передвигалась Бетти на электрическом скутере, а одета была, явно плюнув на все приличия, в раздельный купальник с усиленным лифчиком, который выдерживал бы тяжесть ее колоссального бюста.
Она тепло приветствовала Клэр, ибо, как и ее бабушка, считала, что "хорошего человека должно быть много".
— Клэр, рада наконец познакомиться с тобой, твоя бабушка много о тебе рассказывала, и даже хвасталась, какой у тебя теперь хороший аппетит.
Клэр покраснела до помидорного состояния, она пока еще не привыкла к мысли, что быть толстой — это хорошо.
Но тут из дому вывалились младшая сестренка Матта: Саманта, которая предпочитала, чтобы ее звали "Сэм". В свои двенадцать с хвостиком при росте метр сорок Сэм уже весила под девяносто, имела большое и круглое пузо, почти такие же круглые окорока и пухлый по большей части за счет жира бюст, и все это хозяйство было упаковано в черное бикини, с видом "да, я толстая, а теперь скажите мне что-нибудь новенькое".
Миссис Фокс спросила:
— Клэр, детка, ты купальник с собой захватила?
— Да, Бетти, бабушка мне одолжила свой старый.
— Ох, этого-то я и боялась, — фыркнула та. — Сэм, покажи нашей гостье свою комнату, думаю, один из твоих купальников ей подойдет.
Колобочком прокатившись до нужной комнаты, Сэм велела:
— Давай, снимай эти бабские тряпки, сейчас подберем тебе что-то путное...
А когда Клэр разоблалась до белья, девочка ахнула:
— Господи, твоя бабушка что, и эти панталоны тебе всучила?
— Угу. Меня к ней отправили в наказание за то, что мой бывший, козел, выложил в сеть мои фотки в одних трусиках. Родители не одобрили, ну и вот...
— Ох. Мрак. Прости, что напомнила. Ладно, вот, попробуй-ка эти… — и Сэм вручила ей красный купальник. Низ оказался в самый раз, у верхней части бикини пришлось ослабить завязки.
— Отлично сидит, я-то из него уже в прошлом году выросла, — кивнула девочка. — Но тебе как раз, живот и бедра очень хорошо подчеркивает, — и хихикнула: — Матту точно понравится.
— Думаешь?
— Точняк. Он обожает девчонок покруглее. Все его прежние пассии были как я или Эшли — если не с самого начала, так в процессе точно стали!
Эшли, насколько Клэр помнила бабушкины рассказы о семье Матта, была ее ровесницей и соответственно старшей сестрой Сэм. Оценив свой вид в новом купальнике, она проговорила.
— Что ж, будем надеяться. Я-то думала, мне уже не найти себе парня после того, как я так поправилась.
— Даже не сомневайся! Матту ты точно нравишься, еще с первого раза, как тебя ему представили, он тогда пришел домой весь удивленный: мол, не думал, что у миссис Фабер такая тощая внучка!
Клэр хмыкнула и похлопала себя по животу.
— Ну теперь уж точно не тощая.
Потом они спустились к бассейну, и Клэр наслаждалась подзабытым уже ощущением собственных форм, упакованных в облегающий откровенный купальник. После разговора с Сэм ей стало куда проще принять себя-толстую, а уж наконец-то снова натянуть бикини вместо корявого бабушкиного белья самое то для девичьей самооценки.
Матту вид Клэр в старом купальнике Сэм принелся по нраву, он немедля придвинул свой шезлонг поближе к ней.
— Ты выглядишь просто фантастически! Особенно в этом бикини.
Клэр хихикнула, поглажив себя по круглому животу.
— Ну да, в нем сразу видно, как бабушка меня раскормила.
Матт пожал плечами.
— Я вижу только то, что выглядишь ты классно.
— Да шучу я, — улыбнулась Клэр. — Но она и правда меня раскармливает.
Матт не мог не заинтересоваться причинами столь приятного лично для него обстоятельства.
— Слушай, а почему она с тобой это делает? Нет, если ты считаешь, что это не мое дело, не отвечай...
— А, уже неважно. Был у меня раньше парень, Дэн. Я ему пару раз присылала откровенные фотки "я в одних трусиках" и все такое, сам понимаешь. В апреле мы расстались, и этот козел выложил несколько таких фоток в сеть, раззвонив об этом. Мама узнала и закатила большой скандал. За "порнографию", конечно, тоже, но я так подозреваю, больше потому, что я активно старалась жить не как она. Бабушку ты знаешь, так моя мама тоже очень толстая, за полтора центнера точно, и отец не намного меньше. Вот за то, что я вела себя неприлично, меня и отослали к бабушке. Уверен, что и велели ей в процессе откормить меня...
— А сама-то ты как относишься к тому, что набрала вес?
Клэр машинально огладила свой живот.
— Пока еще не знаю. Но понимаю, что похудеть мне уже не грозит, никакие диеты не помогут. Я тут набрала больше двадцати кило, а кроме того… я теперь даже не могу совладать с собственным аппетитом. Сперва я едва могла справиться с тем количеством еды, которое бабушка выставляла на стол, а теперь мне нужно все больше и больше, чтобы просто насытиться, и сколько бы я ни съела — уже часа через два не прочь подзаправться еще...
— Ты как насчет посидеть в джакузи?
— Охотно, — улыбнулась она.
И двинулась впереди, предоставив Матту возможность полюбоваться своими круглыми ягодицами. Они опустились в чашу с теплой водой, Матт нажал на кнопку, вода забурлила.
— Ну как, понравился вид моей раскормленной кормы? — улыбнулась Клэр.
— Ага, — изобразив смущение, отозвался Матт. — Ты мне со всех сторон нравишься, оторвать глаз не могу.
— Значит, ты предпочитаешь девчонок покруглее. Сэм тебя выдала.
— А я и не скрываю. Я вырос среди таких женщин, да тут половина округи худобой не отличается. На каникулах в колледже всегда подрабатывал, как и сейчас, на доставке — а клиенты, которые ее заказывают, обычно как раз такие же корпулентные, как твоя бабушка, предпочитают сидеть дома. Так что для меня норма как раз это.
— И тебе это нравится, — хихикнула Клэр.
По лицу Матта было видно, насколько; она осмотрелась — Бетти и Сэм за ними не подсматривали, — и, привстав, уселась прямо на Матта, потерлась о него животом и бюстом и изобразила хрипло-страстное:
— Ну как, я для тебя достаточно толстая?
Матт обнял ее, стиснув круглые ягодицы Клэр, прижал к себе еще теснее и поцеловал:
— Клэр, ты просто красавица, конечно же да!
Когда поцелуй прервался, Клэр уточнила:
— А буду ли я такой же красавицей, если бабушка откормит меня еще больше?
— А ты правда собираешься поправляться еще?
Клэр скользнула ладонью к твердокаменной плоти Матта.
— Сейчас тут вопросы задаю я! Так что, ты будешь считать меня красавицей, если я стану еще толще?
Матт от возбуждения почти рычал:
— Господи, Клэр — да, да, тысячу раз да, ты будешь еще прекраснее!
Она бы с удовольствием продолжила игру и дальше, но… Сэм и Бетти были где-то неподалеку и в любой момент могли их увидеть, так что Клэр с улыбкой кивнула:
— Значит, так и будет.
Остаток дня Матт просто ловил кайф: все четверо валялись у бассейна, загорали, плавали и, конечно же, ели; сравняться с женской частью семейства Фокс у Клэр не получилось, но она честно старалась. Фейерверк вышел великолепным, огненные цветы на пол-неба распускались почти прямо над крышей особняка.
А потом Клэр пора было возвращаться домой, и она снова пошла к Сэм в комнату, переодеваться. И спросила:
— Слушай, Сэм — звучит глупо, конечно, но у тебя не осталось старых трусиков, лифчиков и купальников, которые ты бы могла мне выделить? Меня уже достало таскать бабушкины панталоны.
Сэм хихикнула.
— Трусики и купальники — без проблем. С лифчиками сложнее, но тоже найдем. И не парься, раз уж вы с Маттом теперь пара, одолжу все, что хочешь.
— А что, так заметно? — чуть покраснела Клэр.
Сэм рассмеялась.
— Да я уж думала, нам его придется запихнуть в ледяной душ, такую он стойку на тебя сделал.
— Ох… правда, Сэм, это же чудесно. Мне он очень нравится, такой милый, а еще — я ему нравлюсь, даже после того, как так поправилась.
— Ты вообще-то ему понравилась еще до того, как бабушка начала тебя раскармливать. Просто он тогда думал, что ты слишком уж тощая.
Сэм собрала небольшую торбу с бельем и парой купальников. Клэр обняла девочку и поблагодарила.
— Ты мне просто жизнь спасаешь, спасибо большое!
— Без проблем — и учти, есть размеры и побольше, в крайнем случае распотрошим запасы Эшли, мама против не будет!
— Побольше… — фыркнула Клэр, огладив раздувшийся живот. — Знаешь, они мне точно скоро понадобятся, особенно если бабушка и Матт договорятся!
С матерью Матта она попрощалась уже снаружи. Бетти, не без труда встав со скутера, обняла Клэр и поблагодарила за то, что та провела с ними день.
— Я знаю, ты очень понравилась Матту. Есть шанс, что он в тебя влюбился.
— Это вам спасибо, что пригласили. Он мне тоже очень-очень понравился! — счастливо улыбнулась та.
— Клэр, я поговорю с твоей бабушкой и объясню, что молодой девушке все же следует носить белье по возрасту. Так что пользуйся тем, что отдала Сэм, понадобится — еще найдем, не переживай.
— О, это будет чудесно, спасибо большое!
Матт, выехав на дорогу к дому миссис Фабер, предложил:
— Может, задержимся в уголке минут на несколько?
— О да, конечно! — И не успел Матт свернуть в тихий кармашек чуть в стороне от трассы, как Клэр практически напрыгнула на него, жадно целуя и лаская, а руки Матта странствовали по ее животу, грудям и бокам… так что обоим резко захотелось сбросить эти дурацкие одежки.
В итоге до бабушки они все-таки доехали, и на прощание Матт спросил:
— Хочешь, послезавтра вечером пойдем куда-нибудь?
— Очень хочу! — заявила Клэр. — И послезавтра хочу, и послепослезавтра, и...
Договорить ей не удалось, Матт закрыл ей рот жарким поцелуем. Лишь минут через несколько Клэр неохотно разомнула объятия:
— Ладно, пора, бабушка уже небось под дверью ждет. Проводи меня, наверняка она захочет с тобой поздороваться.
Бабушка действительно ждала под дверью — хорошо, что обжимались они в другом месте.
— Здравствуй, рыбонька. Хорошо повеселились?
Клэр улыбнулась, на бабушку она уже совершенно не сердилась.
— Очень хорошо, бабушка. И Матт заглянул пожелать спокойной ночи.
— Здравствуйте, миссис Фабер. Мы с Клэр очень хорошо провели время.
— Это хорошо, Матт, и спасибо, что привез ее не очень поздно, у Клэр по расписанию сейчас перед сном еще ужин будет.
Клэр, которая уже стояла у бабушки за спиной, выразительно похлопала себя по животу и подмигнула. Матт на миг замер, но сумел произнести:
— О… это всегда пожалуйста, миссис Фабер. Спокойной ночи.
А бабушка повернулась к Клэр.
— Надеюсь, ты сегодня хорошо кушала. Бетти Фокс моя добрая подруга, поэтому я тебя к ним и отпустила. А теперь пора подкрепиться, я уверена, ты несколько часов плавала у них в бассейне, а ты ведь знаешь, я не одобряю чрезмерной физической активности, для юных девушек она не полезна.
Клэр без звука смолотила тарелку макарон с сыром и нарезанную колечками сардельку. После столь удачно прошедшего свидания с Маттом она и не собиралась сдерживать свой выросший аппетит — напротив, теперь у нее была причина есть еще больше, дабы набирать вес еще активнее. Так что назавтра она даже сумела удивить бабушку: слопав большой завтрак, перешла в гостиную, где валялась, поедая чипсы и рогалики, затем на обед оприходовала четыре громадных бургера с жареной картошкой и двухлитровкой колы, отполировав сверху полной коробкой шоколадного мороженого, а уже через два часа принялась за молоко с печеньем. Бабушка аж руками всплеснула:
— Клэр, рыбонька, у тебя сегодня аппетит просто на заглядение, ты меня радуешь!
Тебя и Матта, хихикнула Клэр, а вслух сказала:
— Так ведь это потому что еда великолепная, ба.
На следующее утро Клэр завтракала, как обычно, в ночнушке, но уже в трусиках от Сэм. В бедрах и на объемистом животе ночнушка становилась тесновата, однако это ощущение ей нравилось. В дверь позвонили.
— Доброе утро, миссис Фабер, это Матт. Ваш заказ доствлен.
— Ах, Матт, спасибо, милый, пожалуйста, поставь все на кухню, ты знаешь куда. Клэр как раз там завтракает.
Собственно, последнего Матт и ожидал. Он вошел как раз когда Клэр расправлялась с третьей стопкой блинчиков и поздоровался. Клэр хихикнула:
— О, ты как раз вовремя, давай покажу, какая я хорошая девочка. — Быстро осмотрелась, бабушки нет и вроде сейчас на кухню не идет, и задрала ночнушку до груди, показывая раздувшйся живот над тесными трусиками.
Матт ахнул.
— Ого, тебя что, бабушка без перерыва кормила?
— Ага! — фыркнула Клэр. — Слушай, попроси ее, чтобы ты вытащил меня сегодня вечером из дому. Там по трассе была кафешка со шведским столом, хочу попробовать.
— Договорились, но с условием: надень что-нибудь симпатичное и облегающее.
Клэр чуть качнула животом.
— Будет тебе облегающее.
Матт ушел поговорить с бабушкой, та, конечно же, согласилась. Матт ей нравился, так что ему был открыт карт-бланш — забирать Клэр на свидание в любое время, если она сама согласна, а Клэр была тремя руками "за".
Матт заехал за ней в шесть: Клэр, уже привыкшая, что к этому времени подают плотный ужин, жутко проголодалась. Матт оплатил входной билет на двоих, и — началось. Клэр объедалась так, как Матт даже и не мечтал. Семь тарелок с основными блюдами, а потом еще и за десерты принялась. Два часа прошло, пока она наконец насытилась, вернее, больше просто не лезло. Разбухший живот так распирал платье, что молния на спине разошлась. Придерживая раскормленное хозяйство обеими руками, Клэр осела на стуле и икнула.
— Уфф, это было что-то, спасибо тебе. Я так объелась… но не хочу в таком виде появляться у бабушки.
Матт погладил ее великолепный живот.
— А знаешь, папа отвез маму и сестер в наш домик на озере, так что в ближайшую пару дней дом свободен и весь наш...
— Матт, так это же чудесно! Помоги встать, пожалуйста!..
С трудом поднявшись на ноги и поддерживая выпирающий живот, она буквально выкатилась из кафешки.
Через пятнадцать минут они уже были у дома Матта, соблазнительно темного. Загнав авто в пятиместный гараж, Матт обошел машину и открыл пассажирскую дверь. Клэр протянула руки и была извлечана наружу. Она намеренно пихнула Матта животом и проговорила, хрипло-соблазнительно:
— Матт, родной, я хочу тебя! Меня сейчас так расперло, я даже не знаю, как нам это сделать, но я попробую!
Матт не без труда обнял раскормленную девушку и стиснул ее обширные бока.
— Клэр, мы сделаем все, что ты захочешь!
Он провел ее прямо из цоколя в свою комнату. Просторная, с двуспальной кроватью и примыкающей ванной. Клэр прогнула спину, еще больше выпятив живот, и снова пихнула им Матта:
— Раздень меня!
Треснувшее платье соскользнуло легко, трусики врезались в мягкую плоть ягодиц, а лифчик и вовсе порвался, как только Матт дотянулся до застежки. Груди Клэр выплеснулись, устроившись на верхней части живота — тот все еще переваривал утрамбованное. Бедра, мясистые и сочные, в обхвате были больше, чем талия в начале мая, когда Клэр только-только приехала в Джорджию.
Матт радостно смотрел на это сокровище, раскормленный колыщущийся шар сала, в который потихоньку превращалась Клэр к обоюдному их удовольствию. Она пихнула его на кровать и улеглась сверху.
— Тяжело?
— Ага, — радостно кивнул Матт, — но так сверху и оставайся, ты чудо!
В первый раз до вершины оба дошли быстро. Слишком быстро. Пришлось повторить. После третьего они обессиленно задремали, но вскоре после полуночи Клэр проснулссь и разбудила Матта:
— Родной, тебе все-таки надо отвезти меня домой. Только сперва найди у Сэм или Эшли что-нибудь, чтобы я смогла надеть — бабушка тебя любит, но вряд ли позволит держать меня всю ночь.
Еще пообжимавшись, они все-таки перешли к сборам. Матт нашел для Клэр старые спортивки и футболку — и то, и то облегающее, что очень даже нравилось ей, напоминая, какая она теперь толстая. А потом привез ее домой, и Клэр даже ухитрилась проскользнуть к себе, не разбудив бабушку.

А бабушка просто была счастлива, что ее внучка встречается с Маттом, семейство Фокс ей очень нравилось — и люди хорошие, и денег куча, а уж что вся женская часть там очень любит покушать и имеет соответствующие пропорции, так вообще прекрасно.
Так что Клэр и Матт теперь каждый день выбирались куда-нибудь — не в люди, так в укромный уголок. А доставку в дом миссис Фабер Матт теперь всегда делал рано утром, как раз когда Клэр завтракала, заодно обжимаясь с ней прямо на кухне.

Клэр, со своей стороны, старалась есть как можно больше — что у бабушки, что в кафешках с Маттом, что у него дома. Исходные ее пятьдесят три кило к четвертому июля превратились в семьдесят четыре: талия раздалась до девяноста шести сантиметров, бедра — до ста девяти, а скромный, но вполне пристойный бюст вырос до третьего номера при девяноста трех в обхвате. К началу августа Клэр ухитрилась набрать еще девятнадцать кило, так что обхват в поясе (талией ЭТО уже поименовать было невозможно) имела все сто двадцать сантиметров, в бедрах — сто двадцать три, ну и ровно метр в области бюста. Ей удалось уболтать бабушку купить себе новые штаны и футболку одежки, не ходить же постоянно в одолженных у Фоксов — к тому же Клэр теперь весила почти как Сэм, правда, та была на голову ниже, а потому заметно круглее. В общем, купленные одежки теперь благополучно были ей в облипку, и Матту только в радость было наблюдать и ласкать все это округлое колышущееся великолепие. Растолстевшая Клэр уже и по лестнице-то взбиралась с заметным трудом — особенно после сытной трапезы, — и жутко этим гордилась, теперь ей нравилось быть толстой. А уж есть и подавно — собственно, остановиться, не обожравшись до отвала, Клэр теперь и не могла.
Вот разве что с бабушкой рисовалась проблема — впервые на нее обратила внимание миссис Фокс. Безудержный аппетит Клэр и на бабушку повлиял, та и так-то при своих габаритах с трудом передвигалась, а под влиянием внучки, похоже, пополнела еще, громадное пузо миссис Фабер уже свисало до колен, еще чуть-чуть, и она просто передвигаться не сможет!
А еще одна проблема — Матт. Их отношения стали уже по-настоящему серьезными, и дело не только в обоюдном горячем желании. Они уже не могли долго быть друг без друга. Но Матт осенью должен был вернуться в колледж на последний курс, а Клэр так пока и не закончила школу и жила с бабушкой. Этот вопрос надо было как-то решить.
Решила его Бетти Фокс, пригласив к себе домой Клэр с бабушкой к середине августа. Матт вместе с Клэр устроились на диване, бабушка тяжело опустилась в двойной ширины кресло, которое под ней сразу превратилось в одинарное. Миссис Фокс все так же восседала на своем скутере напротив.
— Дамы, у меня есть предложение. Клэр, вы с Маттом отправитесь к тебе домой, ты его представишь своим родителям. А потом так же вместе с Маттом вернетесь сюда, и переселяйся жить к нам. Эшли как раз поступила в колледж, ее комната свободна и она сама предложила, чтобы ты ее заняла — а если не захочешь, есть три гостевых спальни, выбирай любую. Оформишь в своей школе перевод сюда, в Джорджию, и отучишься один год вместе с Сэм. Плюс будешь по вечерам подрабатывать в кондитерском отделе в одном из нащих магазинов, просто чтобы сохранить фигуру. Как тебе такой вариант?
Клэр радостно пискнула.
— Миссис Фокс, это великолепно! Матт точно понравится моим родителям, и я им похвастаюсь, как я тут поправилась. Мама всегда хотела, чтобы я потолстела...
Миссис Фабер добавила:
— Я, конечно, буду скучать без моей рыбоньки, но в конце концов, тут не так уж далеко, повидаться будет проще. А еще я с ней что-то совсем отяжелела, мне вон уже ходить трудно. Правда, это не одной Клэр вина, в конце концов, у меня она тут больше сорока кило набрала...

Матт и Клэр приехали к ее родителям. Клэр предвкушала, как мама и папа увидят ее, разжиревшую на сорок четыре кило, и загодя оделась — для них, ну и для Матта тоже — в спортивки и футболку, все в облипку.
Открывшая дверь Кэрол в упор не узнала дочь.
— Господи, Клэр, это ты? О боже, великолепно выглядишь, ты такая симпатичная, кругленькая, и у тебя такое умилительное пузо и второй подбородок… — На глазах у нее навернулись слезы, и Клэр обняла мать, пузо в пузо.
Затем она представила родителям Матта. Конспект всей истории бабушка изложила еще по телефону, но личное общение есть личное общение. Чак также был рад увидеть дочку, ставшую таким колобочком, ну и познакомиться с будущим зятем — тоже дело полезное.
А потом они отправились ужинать. Клэр вновь поразила своих родителей, на деле показав, сколько теперь способна слопать. Матт не удивился, но в очередной раз порадовался. Чак, перехватив его взгляд, понимающе кивнул: да, этому парню можно доверить любимую дочь.
Потом вернулись домой, еще поговорили о многом, важном и нет, пропустили по стаканчику и отправились спать.
Вскоре после полуночи Клэр проснулась от того, что вошедшая в ее комнату мама ущипнула ее за пузо.
— Вставай, родная, пойдем спустимся на кухню перекусим.
Клэр фыркнула и поднялась.
— Это я всегда готова.
Обе вперевалку протопали на кухню и честно разделили на двоих две коробки мороженого. Кэрол снова легонько ущипнула дочку за пузо, распирающее ночнушку. Глаза ее вновь увлажнились.
— Клэр, родная, ответь мне честно. Ты сердишься на меня за то, что мы отправили тебя к бабушке, чтобы она тебя раскормила?
Клэр хихикнула.
— Честно ответить? Пожалуйста: вот ни чуточки. Дура я была, что не слушала тебя. Могла бы растолстеть гораздо раньше. Мне очень нравится есть до отвала, и быть толстой — это такой кайф! Я сейчас хочу есть, есть и есть, и Матт будет любить меня еще больше, если я стану еще толще. Так что это ты меня прости, что я раньше была такой сучкой...
Мать и дочь обнялись, пузо в пузо — иначе и не могли, — доели мороженое и отправились спать.

А назавтра Матт и Клэр отбыли обратно в Джорджию. Кэрол на прощание снова обняла дочь:
— Спасибо тебе, родная, что вернулась повидать нас, мы так рады за вас с Маттом. Езжайте осторожно — и, Клэр, пожалуйста, не позводяй бабушке еще больше толстеть, ей и так тяжело!
Клэр рассмеялась и похлопала себя по пузу.
— Не волнуйся, мам, я сама все съем, ей ничего и не достанется!
А уже выруливая на шоссе, Матт спросил:
— Так на когда будем планировать свадьбу?
— Даже не знаю, — задумчиво отозвалась Клэр, — мне кажется, я для этого пока еще недостаточно толстая...

3817 просмотров

Рейтинг: +1 Голосов: 1

Видеоролики по теме

Комментарии