• ru
  • en

Кристал и Кэти

Перевод из Dimensionsmagazine (ранее выкладывался на фиди.ру)

Кристал и Кэти
(Crystal & Katie)


Когда всерьез подсаживаешься на что-нибудь, это редко оборачивается к лучшему. Однако наша история свидетельствует, что так все же бывает, ибо мы с моей лучшей подругой не только изменились сами и изменили мнение окружающих о себе, но и заполучили самых лучших мужчин в этой части Вселенной.
А началось все это года четыре назад.
Итак, Кристал: среднестатистическая девица, плывущая по жизни — учеба, работа и всевозможные бытовые трудности. Ничего из ряда вон, разве только внешность у Кристал все же получше среднестатистической. 21 год, рост 170 босиком, 59 кило и вполне нормальные обхваты — 75-55-75. Но зато ее волосы — роскошная, натурально огненная грива. Фигурка стройная до худощавости — ни груди, ни бедер, лишь в задней проекции все-таки больше похожа на девушку, чем на мальчика. Ангельское личико усыпано веснушками, как и положено при таких волосах, а пронзительно изумрудные глаза и медовый голосок укладывали мужчин на месте.
Среднестатистическая жизнь Кристал включала проживание с ее лучшей подругой Кэти (это я). Апартаменты с двумя спальнями, крошечные, но зато рядом с колледжем. Работая, мы откладывали себе на проживание, и порой позволяли себе закатить пирушку.
Колледж значил для Кристал очень многое, и занятия отнимали почти все свободное время. А также служили основным источником нервной нагрузки.
Джон, ее парень, пытался как-то ее успокоить, но его командирский характер тут плохо помогал. Занятия становились все сложнее, накапливались горы домашних заданий, Кристал все сильнее нервничала и почти ничего не могла с этим поделать.
Она и раньше нередко жевала что-нибудь вкусненькое, пока делала уроки, но в итоге сия привычка распространилась и на другие виды деятельности. Кристал жевала сидя за телевизором, работая в конторе, и даже отмокая в ванне. Я как-то спросила, чего это ты, на что получила ответ — просто немного проголодалась. Судя по дневному рациону, проголодалась подруга более чем немного, и через несколько недель стало заметно, что Кристал поправляется. Ничего удивительного — и ничего особо страшного, где-то на четыре-пять кило.
Жевала она не все время, а только когда нервничала, словно это ее успокаивало. Зато сметала все подряд, не глядя на калории. Печенье, чипсы, пицца из микроволновки, кукурузные лепешки и булочки с сосисками… все, что быстро разогревалось или вообще в этом не нуждалось, отправлялось в ее желудок. И так на протяжении нескольких недель. Понятно, что при таком аппетите фигурка потихоньку округлялась, особенно в талии и бедрах. Джинсы сидели на Кристал в облипку, но в целом пока еще годились.
Но вечно так продолжаться не могло, и как-то — мы сидели на диване, жевали чипсы и разбирались в лекциях, — что-то громко хлопнуло. Я осмотрела комнату, пытаясь понять, что случилось — а потом посмотрела на Кристал, красную от смущения.
Она встала и все стало ясно: у нее со штанов отлетела пуговица! Штаны раскрылись, демонстрируя фиолетовые трусики Кристал, а пузико ее слегка выпирало. Она двинулась в спальню, я пошла за ней — и впервые за все это время по-настоящему заметила, что подруга заметно раздалась вширь. Особенно в области бедер и ягодиц. Сбросив вышедшие из строя штаны, Кристал невинно ухмыльнулась мне:
— Все-таки зря я столько сожрала, — хихикнула она.
А я ушам своим не верила: моя лучшая подруга так растолстела, что из штанов выросла, и смеется над этим! Кристал сложила джинсы и натянула эластичные спортивные штаны, в которых ее бедра казались определенно более объемными и мягкими. Когда она наклонилась, у нее образовалась складка на животе, да и груди, кажется, округлились.
Поразительно, но Кристал, словно ничего не произошло, вернулась на диван, к чипсам и учебникам. Потом спросила, не хочу ли я перекусить. Я, все еще ошарашенная, кивнула, а она ухмыльнулась и заявила:
— Тогда пошли ужинать, есть охота.
Того, что случилось потом, я от Кристал никак не ожидала. Мы пошли в пиццерию по соседству, а там как раз была акция — две больших за $9.99. Кристал заказала две больших пиццы с колбасой, а потом спросила:
— А ты что будешь?
Я взяла гренки и салат, и мы поволокли все это домой.
А потом я просто сидела с разинутым ртом и смотрела, как моя лучшая подруга, у которой явно сорвало нарезку, уничтожает обе большие пиццы до последней крошки, прикладывается к моим гренкам и высасывает двухлитровую бутыль содовой. Откинувшись на спинку стула и поглаживая раздувшееся пузо, Кристал оглушительно икнула, потом улыбнулась:
— Все, я баиньки. Завтра на работу надо явиться к шести утра.
И медленно покатилась в спальню.
Назавтра стало понятно, что вечернее обжорство никак не помогло вернуть ее фигуре прежний вид. Ягодицы и бедра выглядели еще толще, а живот начал нависать над поясом. Нет, решила я, надо с этим что-то делать.
Когда я вечером вернулась, Кристал валялась на диване и перечитывала конспект. На полу рядом лежали еще две коробки из-под пиццы и двухлитровка из-под лимонада. А еще она слегка распустила резинку на новых штанах 44 размера, чтобы дать раздувшемуся животу хоть немного свободы.
Я придвинула себе стул и спросила напрямик:
— Ты что, стараешься растолстеть?
Кристал подняла на меня взгляд, икнула и ответила:
— Нет. Просто мне сейчас не до диет. Занятия, работа — сил на режим уже не осталось. И я решила, что просто расслаблюсь и отпущу поводья, хоть за едой душу отведу.
Снова икнула и вернулась к конспекту.
Через две недели я отдыхала у себя в комнате, и тут в гостиной начался натуральный ор; я выглянула, что там творится. Заявился Джон — и ему категорически не понравилась новая 70-килограммовая Кристал. Она стояла посреди комнаты в одной маечке и джинсовых шортах, которые отнюдь не скрывали новых достижений подруги. Груди пополнели и округлились, перейдя из первого размера в полноценный второй, а то и третий. Пузо слегка нависало над штанами, на раздавшихся вширь боках появились складочки. Задний фасад слегка колыхался, а бедра, по-прежнему гладкие и шелковистые, соприкасались теперь на полную треть расстояния до колена.
Джон орал на нее, называя "толстухой" и "раздувшейся как воздушный шар".
Кристал же просто заявляла — мое тело, мне и решать.
Джон встал насмерть:
— Или жир, или я!
Кристал развернулась всем своим округлившимся телом к двери, подняла слегка пополневшую руку и молча указала пальцем: выход там, смотри не промахнись!
Джон ушел — и, хотя тогда я этого не знала, в следующий раз мы его повстречали только год спустя.

Сдвинутого на диетах Джона Кристал выкинула из своей жизни с облегчением, но отсутствие мужского общества заставило ее наброситься на еду с удвоенным аппетитом. "Перекусами" это назвать было уже нельзя, в выходные она готовила на троих и самым натуральным образом объедалась, словно заменяя калориями мужское внимание. На первом месте для нее теперь была еда. В обучении по завершении семестра наступил перерыв, так что от еды Кристал отвлекала только работа. Через два месяца после расставания с Джоном подруга переросла джинсы 44 размера и теперь выбирала в магазинах 46-48. Вес ее потихоньку подбирался к восьмидесяти кило, а учитывая, что она постоянно набивала пузо и отправлялась подремать, никакой тенденции к уменьшению фигуры Кристал просто неоткуда было взяться. Изрядная часть новонабранных килограммов осела на заднем фасаде, теперь весьма внушительном и виляющем при ходьбе, но осталось и на долю живота, заметно выпиравшего из новых джинсов, а бедра теперь соприкасались полностью. Трудно было поверить, что каких-то четыре месяца назад Кристал была 59-килограммовой стройняшкой; теперь в ней было 80, а такими темпами и 85 не за горами.
Иногда я вечером заставала ее на диване, лежащей пузом кверху и натурально отключившейся от обжорства. Как-то раз я заглянула в комнату Кристал и немного пошарила. Обнаружила в шкафу целую тонну разной снеди; похоже, посреди ночи она встает и, не просыпаясь, продолжает объедаться. Одежда на вешалке оказалась не только 46-48, но уже частично и 50 размера. Кристал явно не собиралась останавливаться на достигнутом.
А потом я нашла ее дневник и немного полистала. Некоторые заметки сильно напомилали медицинские отчеты.
"12 мая. 77 кило, 85-80-95, работа достала, но я прорвалась, а потом был фуршет и я оторвалась."
"19 мая. 80 кило, 88-82-100, что-то я за эту неделю разожралась, надо бы притормозить."
"1 июня, 82 кило, 90-85-100, все, 80 окончательно позади, но выгляжу я классно, Дрею по крайней мере нравится. Я конечно могу немного сбросить, но тогда прощай все эти роскошные вкусности; что же мне делать, мне так с ним хорошо, но что подумают Кэти и другие?"

Скоро оказалось, что Дрей работает у нас же в конторе. Судя по их с Кристал виду, дело уже зашло немного дальше дружбы, и ему явно нравились новые формы Кристал, так что он убеждал ее продолжать отводить душу. В ответ на это подруга совершала очередной виток на пути обжорства и теперь набивала пузо с утра до вечера. Конкретно подсев на еду, она физически теперь не могла надолго с ней расстаться и постоянно объедалась бургерами, пиццой, жареной картошкой, сандвичами и тако; в общем, 46й размер для Кристал вскоре ушел в прошлое.
Походка у нее стала поразительной, так сильно она виляла раздавшимися вширь бедрами, которые еще и колыхались при этом. Равно как и грудь, недавно округлившаяся до третьего размера. Посредине же сантиметров на десять выпирал постоянно набитый живот — но самой выделяющейся частью фигуры Кристал оставался задний фасад, обширный и округлый, несомненно, именно сюда устремлялись взгляды мужской половины человечества.
Да, она растолстела и продолжала толстеть, но ее задний фасад притягивал мужчин как магнит. Я не раз наблюдала, как они шагают за ней след в след, загипнотизированные ритмичным покачиванием внушительных округлостей. И, признаюсь, позавидовала подруге — я-то оставалась все той же 63-килограммовой "серой мышкой", которая к еде относилась достаточно ровно. И подумала: в доме вагон всякой снеди, может, мне тоже стоит чуток отпустить поводья и получить толику удовольствия?

Кристал и Дрей стали встречаться все чаще и чаще, и в его обществе и с уговорами "будь сама собой" она за каких-то полгода набрала еще десять кило, перевалив за 90. Несмотря на то, что Кристал поправилась на тридцать с лишним кило, она продолжала одеваться так же, как раньше — в маечки, подчеркивающие пышную грудь, особенно если она не надевала бюстгальтера, и сидящие в облипку джинсы, второй кожей, синей и блестящей, прилегающие к раздавшимся вширь бедрам. Вид у нее во всем этом был такой соблазнительный, что даже у меня дыхание сперло. А ведь я не лесби и не би! Но вид Кристал натолкнул меня на мысль: если она может так растолстеть и оставаться лакомым кусочком для мужчин, то чем я хуже?
И я последовала по стопам Кристал, за четыре с небольшим месяца набрав девять кило. Чувство постоянно набитого желудка — это, я вам скажу, что-то. А обхваты мои как по волшебству выросли с 85-60-75 до 95-70-85. От Кристал эти изменения не ускользнули, и она поделилась со мной старыми одежками, из которых успела вырасти.
Грудь у меня намного пышнее, чем у нее — имея третий размер в 63 кило, к 77 я уже получила полный четвертый. Дальше со мной произошло то же, что и с Кристал — расставание с прежним приятелем, депрессия, которую срочно надо было заедать, отчего я росла вширь еще быстрее. Теперь аппетит у нас практически сравнялся, и мы не раз устраивали себе обжорные оргии, когда все ели-ели-ели до полной отключки. А иногда заказывали несколько пицц или четырехметровый сандвич, которые потихоньку жевали всю ночь напролет, запивая пивом; а потом, объевшиеся, лежали в обнимку и поглаживали свои раздувшиеся округлости. Или заказывали большую коробку пончиков и тонну печенья просто на десерт к ужину.
В общем, я тоже подсела на еду. И, как Кристал нашла Дрея, так и я встретила парня, уважавшего пышные формы, звали его Кевин.
Выглядела Кристал роскошно. Лицо чуть округлилось, щеки слегка пополнели, но подбородок оставался выраженно-острым — наверное, этот контраст еще больше завораживал Дрея. Руки у нее пополнели и округлились, растолстели и пальцы — ей пришлось сложить в шкатулку старые серебряные кольца, которые стали слишком тесными. Груди пополнели до четвертого размера и колыхались даже в бюстгальтере.
Заметное пузико оставалось гладким и шелковистым, хотя и округлялось вперед от талии сантиметров на пятнадцать. Немаленькое, но и не такое большое, чтобы доминировать на всей фигуре Кристал; эту роль брали на себя бедра и ягодицы, в которых осело больше половины набранных подругой тридцати кило. Задний фасад ее не имел себе равных — широкий и округлый, выпирающий сантиметров на двадцать, ягодицы напоминали футбольные мячи, и именно эту часть раздавшегося тела Кристал прежде всего замечали. Оказывается, она природная "груша", только кто бы мог предположить это восемь месяцев назад! Упитанные бедра терлись друг о дружку при ходьбе, 52й размер с трудом вмещал ее формы (54й пока еще сидел нормально), а обхваты Кристал составляли 105-95-125.

Мы сменили размер одежды, но не стиль. И хотя постоянно что-нибудь ели, при любой возможности выбирались на вечеринки и дискотеки. Только теперь мы не гоцали посреди зала, а устраивались у фуршетного столика и планомерно его подчищали. Если мы были вдвоем, без Дрея или Кевина, то как правило, умяв все, до чего руки дотянулись, потом по дороге домой мы еще сворачивали в закусочную и добавляли пару-тройку бургеров с коктейлем.
Помню одну такую вечеринку. Кристал в тесных джинсах 54 размера, демонстрирующих раздавшиеся бедра и ягодицы, и блузочке, из которой буквально выплескивались груди четвертого размера — и я примерно в таком же прикиде, только 50 размера, и мой прежде всего демонстрировал округлость моего живота — пупок свободно просматривался сквозь тонкую ткань, а пузо вздрагивало и колыхалось от малейшего движения. И тут видим — у стойки стоят Джон и мой бывший, Мэтт. Обоих при виде нас как пыльным мешком по голове шарахнуло.
Джон заметил, что он всегда знал, что этим все и закончится, и он жутко рад, что вырвался на волю. Мэтт просто посмотрел на меня, надул щеки и выпятил живот, подражая мне.
Кристал ответила Джону, что она тоже очень рада, что они больше не вместе, потому что у нее теперь есть мужчина, который не просто разрешает ей делать все, что ей нравится, но и куда лучше в постели. Джон поразился, что оказывается какому-то мужику может понравится такая толстуха — наверное, он вообще решил, что ему вешают лапшу на уши. Он рассмеялся и махнул на Кристал рукой. Мэтт сделал то же самое. Мы в общем подобного и ожидали, но такая реакция была несколько огорчительной. Но лекарство от таких огорчений было нам хорошо знакомо — и мы, покинув вечеринку, направились домой, топить горе в полноценной обжорной оргии на всю ночь.
Начали мы в полночь и не останавливались до семи утра. Смели все, что только было в доме съестного. Кристал объедалась шоколадками, пиццей и макаронами, а я умяла полную коробку кукурузрых лепешек, две кастрюли тунца с макаронами и шесть пакетов макарон с сыром. А также прикончили не знаю уж сколько бутылок лимонада и бочонок пива.
Ощущение было непередаваемым, я просто чувствовала, как толстею и толстею. Никогда подобного не забуду. Сроду столько не ела а один присест. К четырем утра у нас обеих штаны треснули по шву, а майки изрядно мешали раздувшимся животам, так что мы разделись до белья и сидели так, продолжая безудержно обжираться и заедать гнев и разочарование.
К семи утра я думала, что вот-вот лопну, пузо было твердым как камень, а комната потихоньку покачивалась вокруг; с трудом доползла до кровати и шлепнулась на нее. Что-то громко треснуло, постель просела. Я поняла, что сломала кровать, но в данный момент меня это не заботило. Когда я уползала спать, Кристал продолжала что-то жевать, но вскоре последовала моему примеру. Из ее спальни донесся такой же громкий треск, а потом почти столь же громкое "ик". А потом я отключилась, и проснулась лишь к следующему утру.
Вокруг — многочисленные следы нашей оргии, пустые коробки и бутылки. Но имелась проблема и побольше. Да, я сказала ПОБОЛЬШЕ — от этого обжорства мы обе так растолстели, что ни во что не могли втиснуться. Кристал с 92 выросла до 98 — шесть кило фактически за ночь! Бедра так раздались вширь, что натянуть джинсы было физически невозможно. А я лишь ненамного отстала от нее, с 83 округлившись до 88, и живот теперь не торчал вздувшимся шаром, а свисал от талии вниз. Так мы оказались пленницами в собственной квартире, и если я хотя бы могла взять у Кристал шмотки 52 размера, из которых она уже выросла, то Кристал раздалась до 56го, а его в запасе не было. В общем, подруга позвонила Дрею, объяснила нашу ситуацию, и вскоре они с Кевином прибыли нам на помощь. А главное, принесли еще съестного!
В найденных Кевином и Дреем одежках мы добрались до супермаркета и подкупили одежек от Лейн-Брайант — рейтузы, футболки, все такое соблазнительное и подчеркивающее. Потом нырнули в отдел "королевских размеров" и взяли эластичные джинсы 58-62 размера и пару особо откровенных маечек, в которых потом продефилировали перед нашими мальчиками. Под настроение мы нередко такое проделывали — после этого что Кевин, что Дрей перед нами ковриком расстилались. Затем заглянули в "Викторианские тайны", где разжились новым бельишком пособлазнительнее. Опять же срочно требовались новые бюстгальтеры, потому как я дошла до шестого размера, а Кристал до пятого. Там же обнаружили легонькие полупрозрачные халатики… в общем, шоппинг по полной программе, зато теперь у нас обеих был новенький с иголочки гардероб — и на сей раз предусмотрительные мы закупили про запас кое-что на три-четыре размера больше, чем нужно.
Затем мы заглянули в мебельные ряды, где заказали две новые кровати, которые должны были доставить сегодня же. Зная наперед, что при таком образе жизни похудание нам никак не грозит, мы выбрали мебель покрепче, чтобы с ней не случилось вчерашнего конфуза (во всяком случае, не так быстро). Раньше о подобном беспокоиться не приходилось. Нет, вопрос собственных габаритов нас сам по себе не волновал, просто теперь мы стали замечать кое-что с ними связанное. Скажем, невероятные бедра Кристал теперь не во всякую дверь проходили, а мое объемистое пузо стало непросто втиснуть за руль автомобиля. А когда мы обе перевалили за сто, работать в справочной мы больше уже не могли — просто не влезали в крошечную кабинку.
Дрей и Кевин ничуть не препятствовали нам и дальше объедаться, или взахлеб пересказывать подобные случаи и смеяться над ними. Нередко мы устраивали "семейный ужин" на четверых — мы готовим, они приносят десерт, — и десерта как правило было столько, что даже нам хватало на два раза. А к подаркам на именины и прочие праздники всегда прилагалась громадная коробка конфет.
Никогда не забуду, как нам пожизненно запретили посещать ресторанчик "Традиционная кухня" со шведским столом — за то, что мы сидели там весь день и на пару уничтожили три четверти закусок. Стулья с подлокотниками теперь также были не для нас, в "Деревенском трактире" Кристал как-то об этом забыла и в итоге шлепнулась на пол среди обломков стула; ее окорокам сие приключение не повредило, но из заведения нас прогнали со скандалом. Ну и ладно. Зато некоторые рестораны всячески нас привечали, "Масличный сад", скажем, тамошние официанты всегда улыбались при виде наших тушек, вперевалку шествующих ко входу, потому что знали, что получат жирные чаевые (и это не ради красного словца).
А еще с увеличением веса выросла и скажем так, наша постельная активность. Словно с каждым новым килограммом и каждой новой складкой сала внутри открывалась новая дверь чувственности, даруя новые ощущения. Как-то мы это обсудили и единодушно сошлись, что в этом плане толстушкам однозначно приятнее, пока мы были стройными — никего подобного и близко не испытывали. Опять же, когда тебя ласкают — пространство открывается куда больше, а еще нет никакой опаски, что мужчина, который как правило тяжелее, сейчас тебя раздавит. А уж если ты сама сверху и трешься о мужчину свисающим пузом… о, лично меня это заводило невероятно! Дрей, в котором было чуть за 80 кило, просто тонул в могучих бедрах Кристал, однако их постельной гимнастике это не только не препятствовало, скорее уж наоборот. Кевин был поплотнее, под 90, но поскольку я любила быть сверху, то он хорошо чувствовал, насколько увеличивается в габаритах моя тушка. Еще нам нравилось, когда мужские ладони стискивают наши ягодицы — как-никак, самая заметная часть фигуры. Хотя у меня и поменьше, чем у Кристал. Нет, она конечно ни по каким меркам немаленькая, но у Кристал — это нечто особенное, два громадных мяча побольше волейбольных, и при этом на гладкой коже ни следа целлюлита! У меня вес распределялся несколько равномернее — зато и пузо получилось побольше, чем у Кристал, оно выпирало сантиметров на двадцать пять и свисало от талии вниз.

Следующие девять месяцев все продолжалось примерно в том же духе. Кристал и Дрей заключили помолвку. Мы по-прежнему поправлялись, чуть медленнее, но все так же неуклонно. И похоже, я росла быстрее Кристал, набрав 21 кило; теперь во мне было 109, а Кристал добралась лишь до 115. Мы порой болтали о переменах в нашей жизни — и решили, что "наркотик" в смысле пристрастие к еде стало самым лучшим, что только могло случиться. Перед нами открылся целый роскошный мир, доступный лишь толстушкам.
Врачи наши, к собственному удивлению, вынуждены были сообщить нам, что обе мы хотя и весим вдвое больше прежнего, до безобразия здоровы. Нам нравилось одеваться в тесные, достаточно откровенные шмотки, и плевать кому там и что не по душе, ведь Кевин и Дрей в сплошном восторге. Мы даже создали интернет-сайт, где выкладывали фотосессии своих роскошных форм — исключительно художественные фото, учтите, — и вели хронику наших поэтапных превращений. Надо сказать, сайт имел успех, на посвященном нам любимым форуме постоянно появлялись послания от любителей пышек, убеждающих нас не останавливаться на достигнутом и расти все больше и краше.
Кристал закончила колледж и перешла на полный рабочий день. Это ничуть не ослабило ее пристрастий, потому что новым рабочим местом у нее было — главманагер в ресторации неподалеку. У кого-то есть сомнения, куда девались все тамошние кулинарные огрехи и кухонные остатки? Каждый вечер мы объедались до отключки, и каждое утро просыпались толще, чем были накануне. Не знаю уж почему, наверное, причина в обмене веществ, но за пару дней до свадьбы Кристал я наконец ее догнала. Невеста и свидетельница по 127 кило каждая, в модельных платьях 64 размера — сногсшибательное зрелище. Свидетелем, разумеется, был Кевин, так что мы стояли рядом, когда Дрей и Кристал принесли обеты перед алтарем и были объявлены мужем и женой.
Наша родня и друзья не знали, с чего это вдруг нас обеих так разнесло, но относились к нам по-прежнему. Более того, некоторые из подружек, глядя на счастливых нас, последовали нашему примеру и явно катились по той же дорожке. Пусть им повезет найти себя и свою радость.

И вот сегодня я, стоя у алтаря теперь уже на нашей с Кевином свадьбе, смотрю на свою 143-килограммовую лучшую подругу и сестру (Кевин — брат Дрея, я что, забыла упомянуть?) и улыбаюсь, зная, что быть толстой — это мое. Призвание, предназначение, судьба — зовите как угодно. Пусть стройным девицам достаются внимание прессы и гонорары; за деньги не купишь счастья, а мы обрели именно его.
Кристал уже беременна, так что 143 кило — это всего лишь сегодняшние показания весов, которые наверняка скоро вырастут. Во мне самой уже 136, и в глазах своего будущего супруга я четко вижу свое будущее. Оно вертится вокруг нашего "наркотика", и нашими общими заботами я буду становиться все толще и счастливее, а потом пойдут дети, отчего аппетит у меня лишь возрастет.
Одна лишь мысль о том, чтобы постоянно есть и расти вширь, возбуждает до безумия. А мы с Кристал непременно будем активно объедаться и толстеть, представлять нечто иное — попросту глупо. Ведь чем толще мы будем, тем больше наши мужья будут нас любить. А ведь беременность — это два блаженства в одном, мы и толстеем, и приносим в этот мир новую жизнь… Знаю, когда-нибудь нам придется остановиться, и день этот приятным не будет.
Порой я думаю: а что, если бы я так и осталась худой? И понимаю — что бы со мной ни случилось, но я не стояла бы сегодня у этого алтаря.

Кто бы мог подумать, что еда, простое средство для поддержания жизненных сил, станет "наркотиком" для нас с Кристал — и дарует нам новую жизнь, новые тела, постоянно вырастающие из новых одежд. Мы узнали, какое это наслаждение — быть толстыми. Так что не бойтесь еды, не бойтесь привыкнуть к ней и подсесть на нее: растолстев, вы запросто можете стать куда счастливее, нежели в прежней "стройной" жизни.

1661 просмотр
Теги: weight gain, bbw

Рейтинг: +1 Голосов: 1

Видеоролики по теме

Комментарии