• ru
  • en

Мамина радость

Перевод с Fantasyfeeder (ранее выкладывался на фиди.ру)

Мамина радость
(Mom Gets Her Wish)


Мег обожала свою дочку и хотела для нее самого лучшего. Хотела, чтобы она была счастлива. Вот только счастье Мег и Катлин понимали по-разному. Мег была дамой довольно упитанной — более ста двадцати кило при росте в метр пятьдесят шесть, — и своими габаритами открыто гордилось. Как и ее муж, Джордж, который сам весил почти сто тридцать, будучи, правда, на голову выше невысокой супруги.
В детстве Катлин была девочкой пухлой, такой же осталась и в подростковые годы. Но когда она поступила в колледж и уехала в Колорадо, все переменилось: практически весь народ в кампусе, особенно женская его часть, были стройными и подтянутыми, а Катлин не собиралась оставаться белой вороной и обладала достаточно сильной волей. Диетами и тренажерами она за два года согнала килограммов тридцать и при росте в сто шестьдесят весила теперь "идеальные" пятьдесят кило.
Мег такие перемены в любимой девочке очень беспокоили. Сама она всегда ела все, что хотела, и полагала это одной из основополагающих радостей бытия. Джордж обожал свою пышку-жену не меньше, чем она своего солидного мужа, и всячески следил за тем, чтобы она не похудела.
Когда Катлин приезжала на каникулы, Мег неизменно пыталась искушать ее сытными закусками и полноразмерными семейными обедами. Не желая устраивать скандала, Катлин позволяла себе краткий перерыв от диеты и за время каникул набирала пару-тройку кило (и вдобавок, чтобы перехитрить мать, специально для визитов под домашний кров приберегала одежки на размер-два меньше нужного — как будто она поправилась сильнее, чем на самом деле). Вернувшись в колледж, Катлин усиленно налегала на спорт и вскоре сбрасывала набранные излишки.
Это-то Мег и беспокоило. Она чувствовала, что Катлин попалась на удочку социальных стандартов, мол, только стройная может быть красивой — и таким образом сама себя лишает основополагающих радостей.
Потом Катлин решила выйти замуж, и ее избранник, Джей, также принадлежал к спортивному поколению; Мег, вслух радуясь за дочку, мысленно пребывала в отчаянии — она все отдала бы, только чтобы ее крошка познала, какое это наслаждение, быть толстой и счастливой, ведь это у Катлин можно сказать в генах заложено… Однако день свадьбы все приближался, а решения Мег так и не нашла.
Но вот произошла та самая, судьбоносная встреча.

Как-то Мег зашла в свою любимую кондитерскую, когда у стойки кто-то делал заказ. Голос она узнала, силуэт — нет. Линда, соседка по садоводческому товариществу, с которой они последний раз виделись месяца полтора назад, а близкими приятельницами не были вовсе никогда. Мег беззвучно присвистнула — Линда поправилась килограммов на пятнадцать, не меньше. Раньше она была плоской как доска, спереди и сзади; сейчас впереди округлялся заметный животик, а сзади еще более заметные полушария филейной части. Линда как раз заказывала дюжину пончиков и большой кофе со сливками и сахаром.
Линда развернулась, увидела Мег, чуть покраснела и сказала:
— Мег, можно тебя на пару минут? Закажи себе что-нибудь, а потом подсаживайся, поболтать нужно.
Мег пожала плечами.
— Конечно, сейчас подойду.
Линда вперевалку двинулась к столику, плюхнулась на скамейку и принялась поглощать пончики. Мег даже любопытно стало, что же это с ней такое стряслось — ладно бы просто поправилась, но так быстро и капитально?
Вскоре Мег подсела к ней за стол. Линда уже расправилась с четырьмя пончиками из двенадцати и нисколько на сей счет не комплексовала, более того, она явно наслаждалась жизнью. Мег уже собиралась спросить, что случилось, но Линда заговорила сама.
— Мег, я очень перед тобой виновата. На собраниях я всегда в упор тебя не видела. Считала, что нечего на такую толстую уродину время тратить. Ты уж прости меня, дуру, ладно?
У Мег челюсть отвисла; она только и сумела пробормотать:
— Конечно, прощаю, но что...
Линда не дала ей договорить.
— С этим долбаным фитнессом я чуть мужа не лишилась. Он уже ультиматум мне поставил, мол, или ты прекращаешь сорок восемь часов в сутки пыхтеть на тренажерах, или я ухожу. — Она принялась за седьмой пончик. — В общем, Хенк сказал, что мне не повредит две недели отдыха на круизном лайнере, дабы оценить перспективу "что значит красивая". И заказал нам места на "Заандаме", потому что на "Голландских линиях" великолепная кухня и круглосуточное обслуживание. Хенк сперва силой впихивал в меня все, что было на столе — по-моему, я там только ела и спала. Утром, как просыпалась, в каюту уже доставляли королевский завтрак, затем плескалась в бассейне и жевала всякие вкусности, какие там подавали в буфете, дальше обед, после которого только лежать в бассейне — сил пошевелиться уже нет, затем, как только немного пришла в себя — пожалуйте на полдник, а потом, вечером, ужин, после которого до кровати меня приходилось уже катить. За две недели я тринадцать кило набрала, сама поверить не могу! И это были лучшие дни нашего с Хенком брака, просто божественные, и чем больше я росла вширь, тем лучше нам обом было. Я поклялась, что никогда больше не заикнусь ни о диетах, ни о тренажерах. Растолстею — и плевать, зато мы с Хенком счастливы, как никогда!
Линда обняла Мег и тут же пригласила их с мужем на семейный обед. Мег пообещала придти: а еще она точно знала, что надо взять у новообретенной подруги координаты этих самых "Голландских линий"...
За обедом Мег рассказала Линде о своих треволнениях насчет одержимой спортом дочки и ее мужа-культуриста. Линда, ухмыльнулась, кивнула на Хенка и шепотом поведала, что за круиз тот и сам килограммов на шесть поправился.
Прямо от Линды Мег и зарезервировала два места на круиз на "Ноордам".
Красивые круизные билеты она вручила Катлин и Джею прямо на свадьбе как подарок на медовый месяц, расписав новобрачным, что на корабле есть все-все-все, даже беговая дорожка и горка для скалолазов. И наутро после первой брачной ночи молодые отбыли в круиз.

Трансфер из аэропорта в Майями доставил их прямо к трапу. Молодоженов зарегистрировали, пожелали счастливого плаванья и отвели в каюту. Катлин удивилась наличию в комнатушке обеденного стола; впрочем, едва они распаковали багаж, появился стюард с целой тележкой всякой снеди, оставил закуски у стола, улыбнулся и удалился.
Катлин переоделась в бикини, Джей — в плавки и спортивную футболку. Новобрачная задумчиво посмотрела на вкусности, которые на вид были ничуть не хуже, чем то, что готовила мама, и решила — ну это же в конце концов медовый месяц, пара-тройка вкусного не повредит, и я всегда могу согнать излишки на тренажерах. Сгребла себе на тарелку выпечку, засахаренные фрукты и пирожные, и тут же принялась лакомиться.
— Ты разве такое ешь? — удивился Джей.
— А ты попробуй, — подняла Катлин взгляд, — совершенно сногсшибательно!
Джей с сомнением взял пирожное поменьше, откусил.
— Ты права, любимая, вкуснотень.
И наполнил тарелку и себе.
Около часа они поедали сладости, болтая о том о сем. Потом Катлин решила передохнуть — она давненько так не наедалась, особенно такими калорийными и сытными вкусностями. Выбралась из-за стола, плюхнулась на кровать и задремалаю. Джей, который также несколько перебрал по еде, решил пойти другим путем и поискать тренажерный зал.
Но как Мег и планировала, подобных излишеств данный конкретный лайнер не предполагал — его задумывали как плавучий ресторан. Еда была везде. Буфет с разнообразными закусками на каждой из десяти палуб. Бассейн опять же скорее напоминал кафе с бассейном посредине. Обслуживающий персонал буквально охотился за пассажирами, у которых в руках почему-то не было ни бокала с коктейлем, ни тарелки с чем-нибудь съестным. Поймали и Джея, который не сумел отказаться от вазочки мороженого, а потом еще взял молочный коктейль и постоял у перил, любуясь морем.
Затем он спустился в каюту, разбудить Катлин — приближалось время ужина. Новобрачная все так же лежала на кровати и мирно дремала, но рядом лежали еще две пустые тарелки, а живот у Катлин слегка выпирал. Похоже, пока он гулял по лайнеру, она решила еще немного подкрепиться. Джей поцеловал ее, Катлин сонно улыбнулась и поинтересовалась, как успехи на тренажерах.
— А нету тут таких, — ответил Джей.
Катлин рассмеялась.
— Ну точно, это в духе моей мамочки, отправить нас на корабль, где нет тренажерного зала.
— Зато вокруг целые горы снеди, — кивнул Джей, добавив подробностей о плавучем ресторане.
Тут по радио объявили, что ужин будет подан во всех столовых на борту в течение следующих двух часов. Новобрачные решили, что переодеваться к ужину им лень, так что отправились в столовую у бассейна — туда и в бикини можно, как, собственно, все и ходили. Пышнотелая официантка проводила их к столику у бассейна и порекомендовала сегодняшнее "специальное", как раз на двоих, что они и заказали. Блюдо доставили через пять минут, Катлин и Джей глазам своим не поверили — тут и четверым пришлось бы потрудиться. Жареные ребрышки, йоркширский пудинг, фисташковый салат, сытная бобовая запеканка и картофельное пюре с подливкой. Катлин одного понять не могла: с чего вдруг она, слопав столько сладостей в каюте, опять такая голодная? Странно, однако Джей чувствовал себя так же.
Часа полтора они сидели у бассейна, расправляясь со всем, что было на больших тарелках, запивая еду красным вином. В голове у новобрачных уже слегка шумело, когда вновь подошедшая официантка предложила на десерт "Печеную Аляску"; Джей и Катлин согласились, и к громадному ужину добавились еще и две порции мороженого с бисквитами и лимонным соком.
После ужина Катлин едва смогла сползти со стула. Поглядела на собственный раздувшийся живот, осторожно погладила — ох, как хорошо! Может, не так уж неправа была мама, твердившая об основополагающей радости бытия?
Джей тоже чувствовал, что вот-вот лопнет, и виновато смотрел на Катлин:
— Слушай, что это было?
А Катлин, оглядевшись, заметила, что практически все пассажиры в том же положении — кто едва встал, кто вовсе самостоятельно на ноги подняться не может и им помогает заботливый персонал. И изрядная часть женщин выглядит заметно беременными!
Благодаря хорошей спортивной подготовке до каюты новобрачные добрались самостоятельно. Катлин обеими руками придерживала живот и сама удивлялась, как же ей хорошо. Она не наедалась так с детских лет, когда мама под "кушай, деточка, кушай" скармливала ей всю взрослую тарелку. Катлин сгорела бы от стыда, покажись она с таким раздувшимся пузом в колледже или на улицах родного городка — но здесь, на борту, все женщины оказались таким же.
Сбросив купальники, Катлин и Джей плюхнулись в кровать и немедленно заснули.

Наутро, едва они покончили с утренним туалетом, доставили очередную тележку с едой — на этот раз с завтраком. Как одержимые, набросились они на калорийные блюда, и почти два часа очищали одну тарелку за другой, а когла в тележке ничего не осталось, поглядели на собственные раздувшиеся животы, захихикали и не без труда забрались обратно в кровать, дабы предаться небольшой постельной гимнастике.
И так продолжалось весь день.
И всю неделю.
И еще одну неделю.
А в субботу позвонила Мег, которой не терпелось узнать новости. Катлин дотянулась до мобилки и икнула:
— Привет, мам. Да, у нас тут высший класс...
Лежа в кровати, Катлин поглаживала пузо — именно пузо, талия увеличилась сантиметров на пятнадцать. Ночнушка задралась под самый бюст, раздавшиеся бедра распирали слишком тесные трусики.
В каюту вошел Джей, у которого живот вполне уже заслуживал названия "брюшко", ибо нависал над шортами, приподнимая футболку. Катлин потянулась и шлепнула его по колыхнувшемуся брюшку, а он сунул ей в открытый рот шоколадный эклер. Катлин облизнула губы, чтобы ни капли вкусного шоколадного крема не пропала даром, и с полунабитым ртом заверила мать, что у них тут все прекрасно, и через неделю, когда лайнер вернется обратно в Майями, она обязательно отзвонится.

Из аэропорта молодоженов забирала Линда — ей тоже было любопытно посмотреть, как завершилась авантюра. Сама она за этот месяц при активном содействии Хенка поправилась еще на десять кило, и помня о многокалорийных искушениях на борту круизного лайнера, была почти уверена, что Джей и Катлин это достижение перекрыли. Линда была права: молодожены вперевалку выбрались в зал ожидания, стройная и подтянутая пара округлилась едва ли не вдвое и сияла от счастья. Тесная белая блузка Катлин облегала пышный бюст, черные эластичные лосины туго обтягивали пополневшие бедра, а между ними всему белому свету открывалось круглое, разбухшее от усиленного питания пузо, которое колыхалось при каждом шаге. Увидев Линду, Катлин радостно улыбнулась. Джей шел следом, под просторной рубашкой-поло прорисовывалось внушительное пивное брюхо; бывший спортсмен-культурист теперь и перемещался-то не без труда, но и ему, и Катлин это нравилось.
Само собой, Катлин и Джей догадались, что Мег устроила им этот круиз, чтобы немного подкормить; сперва они разозлились от такой грубой и явной попытки переделать их — но сытная еда, а главное, активнейшая постельная гимнастика, на которую обоих пробивало именно после обжорства, переменили отношение к процессу. И пара решила устроить Мег небольшой сюрприз.
Как раз после звонка в ту субботу Катлин рассказала мужу, что мать именует "основополагающей радостью бытия"; Джей заметил, что не видит тут ничего дурного, и весь остаток круиза не только активно кушал сам, но и усиленно кормил жену. Они полностью уничтожали все, что привозили в каюту, а в ресторане заказывали добавки всего на свете. Ну и вот итог.
Линда привезла их в дом Мег и Джорджа, Мег уже накрывала праздничный стол — отметить возвращение детей и их чудесное преображение. Увиденное ее несказанно обрадовало: Катлин раздалась в поясе (о "талии" говорить уже практически не приходилось) еще сантиметров на двадцать, и раздувшееся от постоянного обжорства пузо перевалило за метр. Встала на весы, специально чтобы порадовать мать — ровно семьдесят восемь кило. Плюс двадцать восемь за три недели круиза (Линду впечатлило)! Успехи Джея были несколько скромнее, он с изначальных восьмидесяти пяти добрался до ста одного.
И все три семейные пары, усевшись за стол, самым тщательным образом ели весь остаток дня. Мег вся раздулась от гордости за Катлин (ну и от шести тарелок всякой всячины), а глядя, как дочка радостно очищает девятую тарелку, просто прослезилась. Не меньше радовала ее и перемена в облике Джея — теперь не только дочь последовала по ее стопам, но на этом пути рядом с нею будет любимый человек с изрядным брюхом, прямо как ее Джордж.
Катлин с трудом поднялась из-за стола и вперевалку подошла к креслу Мег, поддерживая обеими руками круглое пузо.
— Спасибо, мама, — проговорила она, — спасибо за свадебный подарок. Лучшего и желать нельзя.

2299 просмотров
Теги: weight gain, bhm, bbw

Рейтинг: +3 Голосов: 3

Видеоролики по теме

Ужин 3

Ужин 3

20 августа 2017
Ужин 1

Ужин 1

23 августа 2017
Ужин 2

Ужин 2

23 августа 2017

Комментарии