• ru
  • en

Общежитие

Перевод с Fantasyfeeder (ранее выкладывался на фиди.ру)

Общежитие
(University (again))


Добравшись до двери блока номер 14, Бен вставил ключ, провернул до щелчка и толкнул. Дверь отворилась; он наклонился за пластиковым ящиком со своими пожитками и, пятясь задом, вошел в помещение. Двигаясь по узкому коридору, он смотрел на цифры, намалеванные на дверях в отдельные комнаты. Вот и 14-д; он снова вставил ключ в замок, отпер дверь и вошел. Поставил ящик на пол и поспешно побежал обратно к блочной двери, чтобы забрать чемодан.
Вернувшись в комнату, Бен включил свет, и вздохнул, несколько разочарованный. Он ожидал, что комната будет более обширной. Здесь в дальнем углу слева стояла узкая односпальная кровать, и менее чем в полутора метрах от нее — длинный стол, подпиравший противоположную стену. Справа — большой шкаф до потолка, и над столом справа — две полки. Вот здесь ему и жить весь год.
В комнате было душновато, и Бен отворил окно, располагающееся над кроватью в изголовье. А затем начал распаковывать пожитки, начав с лаптопа, который сразу включил и поставил на стол. Бумага, ручки, калькулятор, готовальня; все это сразу отправилось в ящик стола. Рубашки и футболки он развесил в шкафу, прочую одежду просто запихнул в шкаф вниз. Затем раскрыл ящик и любовно пробежался по роскошной коллекции дисков. Большей частью они были упакованы в два толстых альбома (по 264 "страницы"), но коллекционные и подарочные издания были в оригинальных коробках. Все это он разместил на полках над столом.
Бен проверил почту — ничего, — потом вставил в лаптоп второй диск седьмых "Гриффинов" и уселся на кровать. Посмотрел пару серий, но потом ему стало скучно, и он решил пробежаться по блоку и познакомиться с соседями — надо же знать, рядом с кем придется существовать как минимум весь следующий год. Поставил видео на паузу, вышел из комнаты и закрыл дверь. Повернул направо и постучал в дверь 14-е.
— Привет, меня зовут Бен, я только что вселился в соседнюю комнату, — представился он отворившему дверь парню. Тот был чуть пониже Бена и на вид довольно хлипковат.
— Привет, я Давид. Ты на каких курсах? — спросил тот, пожимая Бену руку.
— Физика. А ты?
— Двойные, французский и испанский.
Они обменялись еще парой фраз на общие темы, потом Бен завершил разговор и продолжил обход. Всего в блоке было восемь комнат; он поочередно стучался в следующие пять, кратко пообщавшись со всеми обитателями. Народ вроде ничего, беспокоиться не о чем; правда, он сомневался, что с кем-то из них сможет подружиться.
Он постучал в последнюю дверь. Услышал тяжелые шаги, дверь отворилась.
— Привет, я Бен, только что вселился… — и тут у него пересохло во рту, а глаза словно прилипли к тому, что открылось в дверном проеме.
— Привет, Бен, меня зовут Саманта, как дела? — проговорила девушка, протягивая ему пухлую ладонь. Он машинально ее пожал.
Габаритов девушка была совершенно неимоверных — чуть пониже его, но примерно вдвое шире; килограммов так под сто восемьдесят, не меньше. Темные волосы ниже плеч, задумчивые карие глаза, симпатичное мягкое лицо, пухлые сочные губы. Одета в белый сарафанчик и черные лосины; сарафанчик был просторным, но все изгибы девушки выглядели в нем весьма соблазнительно. Никакому крою не под силу было скрыть ее громадный живот, а массивные груди просто распирали лиф. Большой вырез демонстрировал изрядное декольте, пышное и белое. Ладоней Бена не хватило бы, чтобы обхватить ее округлые руки у плеч; а сами плечи, частично обнаженные, были настолько пухлыми, что ключицы полностью утонули в глубинах роскошной плоти. Бедер ее Бен не видел, подол сарафана кончался примерно у колена, но икры у Саманты в обхвате были примерно как его собственные бедра. А судя по ширине силуэта, в не такой уж узкий дверной проем девушке приходилось едва ли не протискиваться, а то и поворачиваться боком.
— Де… дела нормально, спасибо… а ты как? — выдавил он.
— Тоже в порядке, спасибо, — улыбнулась она. — Так ты что тут изучаешь? Я — физику.
— И я! — воскликнул Бен, пожалуй, даже чересчур радостно. Саманта аж отступила, но увидев, как он растерялся, рассмеялась.
— Что ж, Бен, очень приятно было познакомиться. Думаю, мы будем часто видеться, раз уж мы на одном курсе и все такое. Если что нужно — просто заходи, без церемоний, — сказала она, все так же улыбаясь.
— С… спасибо, и ты тоже, я… я в 14-д. У… у меня куча дисков, и… если тебе вдруг станет скучно, заходи, ув… уверен, найдешь что-нибудь на раз… развлечься, — отозвался Бен.
— О-о, тогда я, пожалуй, вскоре воспользуюсь этим предложением, тут пока ну совершенно нечего делать, так что вечерний видеосеанс — это здорово, думаю, у нас найдется немало общего! — проговорила она.
Бен по инерции прошел мимо своей комнаты — все мысли занимала Саманта. Он был просто счастлив, что она неправильно поняла его предложение; он-то хотел одолжить ей диск, а девушка собирается смотреть фильм вместе с ним! Добравшись до комнаты, он быстро запер дверь, задернул занавески и, сдернув штаны, принялся "сбрасывать напряжение". Разумеется, воображая себе Саманту. До финала он добрался очень быстро, и получив ну почти полное удовлетворение, решил глянуть, что там собственно задали по курсу в порядке "предварительной самостоятельной работы".

Часа через три Бен вроде как закончил все штудии. Выглянул в окно — снаружи, оказывается, уже стемнело. Отложив ручку и тетрадь, он включил лаптоп, и тут в дверь постучали. Бен поднялся со стула и открыл.
— Привет, сосед! — проговорила Саманта.
— Э… привет, — ответил Бен; как-то ничего более умного в голову не пришло.
— Ты ведь правда сказал, что мы можем посмотреть какой-нибудь фильм? Делать мне совершенно нечего, я знаю, что это немного невежливо, мы считай только познакомились, но если ты освободился, так может, можно? — спросила она.
— П… прости, я как-то закрутился тут. Конечно, входи, — отозвался он, отступая и жестом приглашая ее в комнату.
Саманта была одета в большой розовый халат ниже колен. Когда она протискивалась в дверь, ткань плотно обрисовала ее громадное разбухшее пузо и широкие бедра. Первоначальная оценка Бена оказалась правильной: чтобы преодолеть дверной проем, Саманте пришлось повернуться на четверть оборота, и то косяк слегка вдавился в большой живот. Девушка основательно подготовилась к "вечернему сеансу", по крайней мере, солидный пакет попкорна был у нее с собой.
— Что будем смотреть? — спросил Бен, указывая на свой склад дисков.
Саманта покопалась на полке и выбрала один из дисков.
— Как насчет этого?
Первый "Властелин колец"!
— К… конечно, — проговорил он. Трехчасовой фильм! Он будет сидеть рядом с Самантой целых три часа!
— А может, посмотрим все три сразу? Если не устанем, конечно, я, пожалуй, прошу слишком много, — предложила Саманта несколько неуверенным тоном; и в самом деле, ведь они всего часа четыре как познакомились!
— По мне, нор… нормально, — заявил Бен. Вот это так удача! Десять часов, если они не устанут, бок о бок с такой роскошной женщиной! — Если сядем на кровать, можно поставить лаптоп на стол и смотреть так.
— А тебя не смущают малознакомые дамы в твоей кровати? — ухмыльнулась Саманта, и оба рассмеялись.
Бен вставил диск и подрегулировал экран лаптопа, чтобы было удобно смотреть фильм. Потом развернулся и увидел, что Саманта сняла халат. Под халатом у девушки была пижама. Сделанная из чего-то тонкого и мягкого, она оставляла не так уж много на волю воображения. Бледно-желтая кофточка свободного кроя на телесах Саманты оказалась далеко не свободной. Пухлые руки выпирали из рукавов, а обильный бюст распирал ткань, отчего она казалась еще тоньше, чем была на самом деле. На гигантском чреве девушки кофточка растянулась до прозрачности, хотя большую его часть Саманта упихала в штаны. Кофточка заканчивалась где-то в области талии, и между ее краем и резинкой штанов виднелась полоска бледно-розовой плоти. Белые штаны разделяли участь кофточки — некогда свободные, они туго облегали громадные бедра Саманты, соприкасающиеся до середины. Бену показалось, что даже одно ее бедро в обхвате больше, чем его торс. Пижамные штаны были короткими, лишь до колена, и могучие округлые икры и небольшие пухлые ступни остались обнаженными.
— Мне сесть прямо тут? — спросила Саманта.
Бен сглотнул.
— Д… д… да, им… именно тут, — выдавил он.
Несколько озадаченная его заиканием, Саманта опустилась на кровать, которая протестующе затрещала и глубоко прогнулась посредине. Бедра девушки раздались в стороны, став еще шире, а резинка штанов глубоко вдавилась в громадный живот. Бену было больно на это смотреть, однако Саманта ни звуком не выразила, что ей хотя бы неудобно.
Она похлопала по кровати рядом с собой.
— Садись и врубай шарманку! — ухмыльнулась она.
Трудность была в том, что Саманта сидела посреди кровати, а учитывая ее вес, кровать практически сложилась посредине, то бишь в ее сторону. Бен, конечно, вовсе не возражал оказаться к ней настолько близко, но надеялся, что она не сочтет его слишком… настойчивым. Он попытался расположиться на подголовнике, но вышло очень уж неудобно — пришлось отклониться в противоположную сторону, чтобы сохранить равновесие. Девушка заметила это и с усмешкой поинтересовалась:
— Ты это что делаешь?
— Пытаюсь… устроиться поудобнее, — отозвался он.
— Вот, держи. — Она взяла обе его подушки, одну подложила себе за спину и откинулась на стену, а вторую вручила Бену. Он попытался сделать то же самое, но тут же потерял равновесие и начал сползать по стене к Саманте. В последний момент успел вскочить и не упасть на нее, отчего девушка снова рассмеялась.
— Слушай, Бен, мы оба знаем, что я не тростинка, и если ты вообще хочешь видеть меня тут — придется сесть поближе, чтобы устроиться удобнее. Лично я не возражаю, правда, ЭТИМ ты меня не обидишь.
Бен кивнул и устроил подушку у стены рядом с Самантой, угнездившись затем в пяти сантиметрах от ее массивного бедра. То есть в пяти сантиметрах, это если бы кровать была жесткой и горизонтальной, а так он немедленно сполз ниже, прижимаясь ногой к ее мягкой и массивной плоти, вынужденный опираться и на стену, и на девушку.
— Знаешь, Бен, — заметила Саманта, — это не совсем правильно, что ты полностью одет. Я к чему: у нас впереди десятичасовой сеанс, так может, переоденешься в пижаму или что поудобнее, как я?
Бен не был уверен в правильности такого решения, но решил, что девушка слегка заигрывает. Оторвавшись от кровати и Саманты, он открыл шкаф и нашел пижаму.
— С… сейчас вернусь, — пообещал он, метнулся в ванную, переоделся и поспешил назад. Саманта была занята — распечатала попкорн и усиленно его поглощала.
— Вот так уже лучше! — прожевав горсть кукурузных хлопьев, заметила она. — Теперь ты похож на человека, явившегося на вечерний киносеанс! — Оба рассмеялись. — Да, и пока ты стоишь, выключи свет, лучше видно будет.
Бен потушил свет и запустил фильм. Лаптоп у него имел семнадцатидюймовый экран высокого разрешения — не домашний кинотеатр, но сойдет. Саманта по крайней мере на качество изображения не жаловалась.
Пижама у Бена представляла собой свободные шорты и футболку. Когда Саманта шевелилась, его ноги постоянно терлись об ее голые коленки. Вскоре это начало оказывать определенное воздействие, а спрятать таковое в пижаме было решительно негде. Саманта, кажется, этого не заметила, доедая остатки попкорна.
Они досмотрели первый фильм, переглянулись, и Бен поставил второй. Через некоторое время Саманта попросила:
— Бен, не сделаешь мне одно ма-аленькое одолжение? У меня в холодильнике стоит ведерко мороженого, может, сбегаешь и принесешь?
Бен, у которого уже четвертый час стояло кое-что другое, быстро нашел выход, как бы это прикрыть.
— Дай мне свой халат, — попросил он.
Розовое одеяние было для него слишком просторным, и хотя Бен был чуть повыше Саманты, ее поперечными габаритами он не обладал, так что полы халата волочились по полу. Но зато в нем можно было спрятать все что угодно.
В кухне, к счастью, никого не оказалось. Бен быстро нашел ведерко мятно-шоколадного мороженого и ложку, передал их Саманте, выбрался из халата и нырнул обратно к ней под бок, мягкий и теплый. Килограммового ведерка девушке хватило минут на пятнадцать.
— Прости, — проговорила она, — но больше я уже не выдержу.
Раньше пояс пижамных штанов просто погружался в ее живот, сейчас же он практически резал кожу. Саманта просунула пальцы под резинку и потянула пояс вниз; высвобожденное пузо выплеснулось на колени, и девушка с облегчением выдохнула. Красные следы от резинки резко выделялись на бледной коже, громадный живот заполнял колени Саманты более чем наполовину, надежно умостившись на ее обширных бедрах. Пупок казался спасательным плотиком посреди моря плоти, выплеснувшегося из-под желтой кофточки на белые штаны.
— Если тебе не нравится на это смотреть, прости, пожалуйста. Скажи только слово, и я уйду, я понимаю.
— Н… не… не надо, не дури, — проговорил Бен. — И… и вообще устраивайся так удобно, как только можешь, до конца еще далеко.
— Тогда… я совсем уже нахальничаю, но можно я немного полежу на боку, а то спина очень болит, — попросила она. — А ты садись где тебе удобнее, и опирайся на меня сколько влезет, я же знаю, что подушка из меня куда мягче любых магазинных.
— Ну конечно! — вскочил Бен. — Раньше надо было сказать.
Саманта медленно плюхнулась на левый бок. Громадный живот скатился на кровать, когда она улеглась во весь рост, подняв ноги с пола. Теперь он лучше мог оценить ее габариты — разбухшее пузо Саманты шириной было практически во всю кровать, простираясь от края до ее обширной талии. Бен кое-как втиснулся между Самантой и стеной, усиленно пряча собственную возбужденную плоть, и лег головой на ту же подушку. Щелчком радиомышки оживил лаптоп, и они продолжали смотреть фильм.
Левую руку Бен втиснул под голову, а правую в другой ситуации вытянул бы перед собой, но там лежала Саманта — и приходилось выбирать, или обнять ее, или терпеть. Он выбрал последнее, это уж слишком большое нарушение личной неприкосновенности.
— Тебе удобно? — спросила девушка. — Что-то ты ерзаешь.
— Э… да вот, рука. Не могу никуда ее деть.
Саманта чуть повернулась, краем глаза оценила ситуацию.
— Ну если тебе подойдет, так мне и подавно! — заявила она, сцапала его за запястье и, пока он не начал возражать, плотно прижала его руку к своему тяжелому животу, чуть выше бедра.
— С… с… с… спасибо, так гораздо лучше! — выдавил Бен. Саманта рассмеялась, и ее мягкий живот при этом весь заколыхался.
Ладонь Бена начала нагреваться, и он решил немного ей пошевелить. Пальцы его тонули в ее громадном, теплом, мягком пузе; ладонь скользила по гладкому безбрежному океану изобильной плоти. Очень, очень осторожно он собрал ладонью складку плоти и сразу же ее высвободил; сердце его замерло, ожидая, как девушка отзовется. Она промолчала, и он продолжал, с каждой секундой становясь все храбрее.
— Мммм… — проговорила Саманта; Бен застыл. — Нет! Не останавливайся, пожалуйста. Очень приятно, хороший массаж.
Расхрабрившись еще больше, Бен зарылся рукой в ее разбухший живот, словно в самую мягкую и теплую перину на свете. Он теснее прижался к спине девушки, чтобы достать еще больше и дальше, и почувствовал, как кончиками пальцев нашаривает в этой перине нечто более твердое и гладкое: пупок Саманты. Он осторожно поиграл складками ее плоти, притягивая пупок к себе поближе, чтобы медленно провести его между пальцами.
Его восставшая плоть терлась о ее громадные ягодицы, по-прежнему обтянутые белыми штанами.
— Ммммм… как хорошо. Никто еще меня так не гладил! — выдохнула Саманта. — Подумать только, ведь мы знакомы всего восемь часов! — Она захихикала, и разбухший живот запрыгал под его ладонью.
Саманта нашарила его руку, легонько сжала и направила выше, под свою кофточку, чтобы его пальцы нашарили ее большую молочно-белую грудь. Бен принялся наощупь изучать и этот обширный участок работы; пальцы его нашарили ее крупный тугой сосок, взбухший от удовольствия; он играл с нежной плотью, с усилием приподнимал тяжелую грудь и чувствовал ее мягкую теплую тяжесть на своей ладони...
Внезапно Саманта дернулась вперед и перекатилась на спину, закусив верхнюю губу. Правой рукой она нашарила восставшую плоть Бена и начала гладить ее сквозь ткань его шортов. Бен приподнялся и принялся ласкать роскошную девицу обеими руками, играя с мягкой-мягкой плотью ее живота и грудей. Пальцы Саманты пробрались под шорты и играли с ним уже без всяких помех. Бен млел от каждого прикосновения ее мягких, пухлых пальчиков. Он наклонился над ней и попытался перебросить через нее правую ногу. Едва сумел: на той стороне кровати осталось ровно столько, чтобы поставить колено, чуть повыше ее бедра. Живот Саманты прижимался к его паху, и он приподнялся выше; теперь он упирался ему в пах и внутреннюю сторону бедер.
Обеими руками Бен закатал вверх соверненно излишнюю желтую кофточку, обнажая еще больше идеальной молочной-белой плоти. Он перегнулся через содрогающийся холм ее пуза и поцеловал его, губами и языком играя с нежными складками. Высвободил из-пол кофточки одну громадную грудь — та сползла набок, к подмышке, но уперлась в ее округлую руку, — потом другую. Саманта подняла обе руки, стискивая громадные груди так, что те соприкоснулись, а он стянул с нее кофточку и зарылся лицом в нежную белую плоть ее грудей.
Из своей пижамы Бен высвободился в два счета, но ему пришлось слезть с Саманты, чтобы снять шорты — и он стоял над ней с пенисом, торчащим указующим перстом, и смотрел на роскошное изобилие, возлежащее перед ним. Она лежала, полуголая, ее громадный живот и груди колыхались и вздрагивали, а она смотрела на него. Ее штаны все еще сжимали нижнюю часть ее живота, отчего тот выпирал вверх, словно тесто из квашни… из самой большой квашни, какая только попадалась Бену. Он зарылся головой в ее живот, лаская языком мягкую-мягкую плоть, а руками медленно принялся стягивать с нее штаны. Ткань липла к могучим бедрам Саманты, и она слегка раздвинула ноги, чтобы он сумел просунуть ладонь между тяжелыми складками плоти, за которые цеплялись белые штаны. Трусиков девушка не носила и оказалась полностью обнаженной. Она лежала, почти заполняя собой кровать. Девушка попробовала сесть, но тяжелый живот помешал ей, и она оказалась на подушках полулежа; Бен осторожно вскарабкался сверху, его мужское достоинство нырнуло в одну из складок ее живота, ее груди тесно прижались к его груди, он приник губами к ее губам. Тепло, мята, шоколад — все это он ощутил, касаясь языком ее языка, а ее пухлые губы заставляли его погружаться все глубже, все ближе к моменту истины. Задыхаясь, Саманта приподняла его, и Бен сгреб обеими руками полные горсти плоти с ее груди и приник к ним жадным поцелуем.
Саманта переместила вес на ноги, отчего кровать заскрипела, и попыталась приподнять живот, закрывающий всякую возможность доступа к ее паху, но массивный шар остался где был. Бен обеими руками взял ее за бока и сжал мягкую плоть, потом медленно потянул ее вверх и в стороны, а коленями раздвинул ноги Саманты еще шире, чтобы между складками бедер наконец появилась вожделенная расщелина. Потом он головой зарылся между ее могучими бедрами и затылком приподнял тяжелый живот, ладонями лаская мягкие бока и живот девушки, а языком нашаривая сладкое и теплое местечко, слизывая соки, которые ждали его. Он проник глубже, и с каждым миллиметром она содрогалась, кровать жалобно скрипела, а все громадное тело Саманты колыхалось самыми натуральными волнами плоти. Когда она дошла до вершины, живот безудержно затрясся и запрыгал у него на голове.
— Даааааа! — выдохнула она, стискивая обеими руками свои громадные груди, по разбухшему чреву пробегали волны, ноги напряглись и сдвинулись с такой силой, что голову Бена отбросило от ее горячей сладостной расщелины. Усиленно вбирая кислород, он обхватил ее обеими руками и рухнул на колышущийся, вздрагивающий живот; он чувствовал, как остатки ее оргазма вздымают его вместе с ней. Саманта прижала его к себе еще теснее и страстно поцеловала, свободной рукой нашарив его пенис, вернее, основание — остальное зарылось в одну из глубоких складок ее живота. Бен продолжал сгребать целые горсти мягкой плоти, нежно играя с ними, чтобы весь ее громадный живот колыхался, а потом потихоньку выпуская складки и поглаживая их кончиками пальцев.
Отдышавшись, Саманта выпустила его; Бен наклонился, снова раздвинул ее пышные бедра и медленно начал пробиваться внутрь, теперь уже пенисом. Нащупал давно готовую к этому расщелину и вошел во влажную и горячую нору. Ее живот обволакивал его, ему пришлось оседлать ее и обеими руками поддерживать этот громадный живот, чтобы не быть сброшенным. Она стонала от удовольствия, а он снова и снова входил и выходил, насаживая ее на твердокаменный стержень; невероятное тело Саманты содрогалось от наслаждения, волны колыхались на обильных бедрах, животе и грудях. Она ахнула, содрогаясь в оргазме, и ее пузо колыхнулось еще активнее, чем раньше. Бен дошел одновременно с ней, но живот Саманты с такой силой врезался в него, что его выпихнуло вон из нее; выскальзывая, он оставил следы… удовольствия на ее бедрах и животе.
Саманта все еще пыталась восстановить дыхание, громадный живот вздымался и опадал при каждом вздохе, отчего по всему телу пробегали волны. Бен, весь вспотев, вскарабкался на эту изобильную перину, пытаясь обхватить как можно больше — столько, сколько поместится в обе руки.
— Думаю… мысль… о… вечернем… кино… сеансе… была… правильной! — выдохнула Саманта.
Бен утвердительно закивал и рассмеялся. Саманта взглянула на него и тоже захихикала, отчего ее громадный живот запрыгал вместе с Беном.

Ему снилось, что он на пляже, лучи заходящего солнца грели ему бок. Низко рокотали набегающие на песок волны. Потом песок под ним шевельнулся, и громадная песчаная волна поглотила его, стиснула, сдавив грудь и живот...
Бен проснулся, ловя воздух широко раскрытым ртом; костоломная тяжесть ощущалась так живо… Он попытался убедить себя, что все это сон, но тут понял, что на самом деле чувствует это! Бен поднял голову. Ну да, Саманта во сне повернулась и навалилась на него, забросив ногу ему на живот. Громадный живот мягко прижимался к его боку, нежно обволакивая сверху и снизу, а груди девушки упирались в его руку. Паника улеглась, но дышать под всем этим грузом было затруднительно. Хотя Бену жутко нравилось чувствовать на себе такую тяжесть, и проснуться рядом с/под столь роскошной женщиной было просто несравнимо ни с чем.
Осторожно, стараясь не разбудить девушку, он попробовал втиснуться ладонью под бедро Саманты. Пришлось пальцами проделать себе путь под слоями плоти и медленно-медленно скользнуть внутрь. Когда там оказались, помимо ладони. еще и половина запястья, Бен решил, что такого рычага ему хватит, чтобы приподнять ее ногу. Он принялся за дело, напрягая бицепс, и потихоньку давление на его живот ослабло. Мягкая плоть тяжело врезалась в пальцы. Бен попытался сдвинуть с себя ногу девушки и примерно в шесть приемов (приходилось останавливаться, чтобы передохнуть) оказался свободен.
Спать им пришлось голыми. Тело Саманты оказалось таким теплым, что его разморило, а сама она отключилась очень быстро после завершения "киносеанса". Бен выглянул в окно. День в самом разгаре. Потянулся к мобилке, проверить время — полдвенадцатого. Подняв халат Саманты, он набросил его на девушку, осторожно обнял и поцеловал в щеку.
— Мммм, — промурлыкала она, не просыпаясь, и натянула халат повыше.
На цыпочках Бен подошел к шкафу и оделся, потом так же тихо вышел из комнаты и двинулся на кухню. Он еще не закупил ни продуктов, ни кухонных принадлежностей, но решил, что вполне может приготовить завтрак для Саманты из ее собственных запасов. Нашел в буфете полку с ее пометкой, добыл большую сковородку, потом посмотрел в холодильнике и взял с полки Саманты немного ветчины и дюжину яиц, срок годности которых истекал через несколько дней. Порезал ветчину, положил на сковородку, поставил на огонь. Разбил яйца в миску, взбил с толикой молока, добавил соли. Когда ветчина зашкворчала, он вылил на сковороду яйца, и пока все это жарилось, нашел терку и добавил сверху четырехсотграммовый шмат наструганного чеддера.
Откопав в буфете два больших овальных блюда, он разделил омлет напополам и выложил половину на каждое. Сам Бен не планировал завтракать, просто на одной тарелке все не уместилось бы. Добыл нож, вилку и томатный соус, расположил все это на подносе и понес к себе в комнату. Дверь пришлось открывать локтем. Бен поставил поднос на стол и повернулся к кровати. Во сне Саманта снова перевернулась, халат сполз, обнажив колоссальную правую ягодицу — белую, мягкую, всю в ямочках. Снова смотавшись на кухню, Бен сделал им по стакану апельсинового сока, и когда вернулся обратно — девушка как раз просыпалась. Наверное, от запаха съестного.
— Эй, — сонно проворчала она, пытаясь разомкнуть веки. Умильно потерла глаза кулаками, пышная плоть рук колыхалась. — Ты это что делаешь?
— Завтрак готовлю. Надеюсь, ты любишь омлет, — Бен кивнул в сторону стола.
— Откровенно тебе признаюсь, Бен — я ем почти все и в любых количествах, — ухмыльнулась Саманта и с усилием перекатилась в сидячее положение.
Бен передал ей первую тарелку и сел на край кровати, любуясь тем, как она поглощает сытный омлет с сыром. От тарелки Саманта оторвалась ровно на пять секунд, и то чтобы сделать глоток сока; вскоре тарелка опустела, Бен тут же передал ей вторую, и вскоре омлет полностью исчез в желудке девушки.
— Спасибо, Бен, очень вкусно! — заявила Саманта, удовлетворенно облизывая губки.
Бен отнес посуду на кухню, а когда вернулся, Саманта уже стояла и накидывала халат, под которым пока скрылись лишь края бедер.
— Мне надо в душ, — сообщила она.
— Конечно, — ответил Бен. Он был слегка разочарован, что она уже уходит, но в самом деле, не могла же она остаться в его комнате навсегда.
— А тебе не нужно сполоснуться? — хитро подмигнула Саманта.
Он сперва не понял, потом сглотнул и яростно закивал. Саманта рассмеялась, все ее тело заколыхалось. Бену открывался великолепный обзор на ее колышущееся чрево, которое свисало до середины бедер и выпирало по обе стороны "талии". Массивные груди твердо возлежали на верхней части этого холма. Бедра тесно соприкасались вплоть до колен. Запахнув халат, Саманта затянула пояс и шагнула к выходу. Перед тем, как протиснуться в дверь, она протянула руку и уверенно ухватила Бена за его хозяйство.
— Через пять минут встречаемся в душе рядом с моей комнатой! — подмигнула она.
Собрав купальные принадлежности и шампунь, Бен оказался в ванной первым. Саманта вошла, одетая все в тот же розовый халат, закрыла за собой дверь и заперла ее. Бен шагнул к ней и заключил в объятия. Впрочем, руки его никак не могли встретиться, учитывая колоссальное чрево девушки, в которое он погрузился, пока они целовались. Он развязал пояс халата и развел его полы в стороны, Саманта опустила руки и позволила одеянию скользнуть на пол. Потом она раздела Бена, причем расстегивая на нем рубашку, усердно терлась о него животом, заставляя чуть-чуть отступить. Когда он оказался голым, они стояли прямо перед душем.
Разомкнув губы, они не размыкали объятий. Бен играл с мягкой плотью на ее боках и животе, лаская имеющиеся складки и создавая новые.
— Будет тесновато, — заметила девушка.
Бен обернулся. Да, в душевой кабинке со стеклянной дверью места для одного более чем достаточно, но для них двоих… Он потянулся, включил душ, вздрогнул, когда тот брызнул холодной водой, и резко повернул струю. Саманта захихикала и тепло-тепло обняла его, тяжело прижимаясь всем своим внушительным пузом, в которое погружалась его восставшая плоть.
— Давай первая, — сказал Бен, когда потекла теплая вода.
Саманта отодвинула стеклянную дверь и вступила в душ. Сперва она ахнула и подалась назад — вода показалась слишком горячей, — но потом привыкла и шагнула увереннее. Ее бедра были шириной почти во всю кабинку! Исполинский зад превосходил Бена в ширину раза в два с небольшим. Она осторожно повернулась, пластиковый пол душевой кабинки гулко хрустнул под ее весом, и жестом пригласила Бена присоединиться.
Он вошел в душ, вжимаясь в ее громадный живот, безуспешно пытаясь обхватить ее обеими руками. Саманта потянулась ему за спину и закрыла дверь. В кабинке действительно было очень тесно, от горячей воды валил пар. Саманта плеснула на грудь немного шампуня, а Бен медленно втирал его в каждую складку ее роскошной плоти. Осторожно приподнял тяжелые груди, прошелся мылом под каждой, любовно сгреб мягкие складки ее громадного живота, потом в верхней части бедер.
Когда его ладонь скользнула к ее расщелине, Саманта ахнула и закусила нижнюю губу. Бен уловил намек и, приподняв одной рукой колоссальное чрево, скользнул другой между бедер, чтобы доступ был полегче. Она содрогнулась, когда он вошел в нее средним и указательным пальцами, а Бен начал играть с лепестками, погружаясь с каждым разом все глубже. Лицом он зарылся в нижнюю часть ее живота, медленно кружа языком пониже пупка.
— Дааа! — пискнула Саманта; Бен знал, что она уже у вершины. Вдруг она резко прогнулась от наслаждения, и живот всей массой отпихнул назад его голову. Затылок врезался в твердую стенку кабинки, отчего в голове затуманилось.
Саманта услышала неприятный звук и немедленно подалась назад, а потом помогла Бену подняться на ноги.
— Прости! — покаянно вздохнула она и крепко обняла, проверяя, все ли с ним в порядке. Тело ее все еще дрожало от недавнего оргазма, руки и груди покрылись гусиной кожицей.
В голове у Бена гудело, но в общем и целом все было нормально.
— Я в порядке, — улыбнулся он.
Саманта притянула к себе его голову и крепко поцеловала, а Бен снова принялся играть с тяжелыми складками ее живота. Саманта схватила его хозяйство и занялась примерно тем же — лаская, сжимая и вдавливая в мягкую перину своего пуза. Когда складки живота обволокли его пенис в шестой раз, Бен вздрогнул и выплеснулся; вода быстро смыла белую жидкость, и они снова поцеловались, долго-долго.
— Слишком жарко! — пожаловалась Саманта. Бен с сожалением оторвался от нее и распахнул дверь. Пар вырвался наружу, Бен вывалился в прохладный воздух ванной, следом за ним протиснулась и Саманта. Бен завернулся в полотенце, подобрал самантино — куда больших размеров — и подал развернутым, чтобы девушка могла его набросить. Затем они вытерли друг друга — разумеется, у Бена это заняло куда больше времени, ведь роскошные формы Саманты требовалось высушить наивнимательнейшим образом. Он оделся, Саманта закуталась в розовый халат.
— Чем займемся сегодня? — спросил Бен.
— Не знаю как ты, а я умираю — есть хочу! — призналась Саманта, сделав губки бантиком.
Взглянув на смущенного Бена, она рассмеялась, отчего все ее тело самым волнующим образом заколыхалось.
— Ну… ладно, давай тогда пойдем поищем чего пожевать, — решил Бен.
Саманта довольно хлопнула в ладоши, прижалась к нему, чтобы наскоро поцеловать — заняло это не больше пяти минут, ведь рукам Бена срочно нужно было проверить, не смыло ли душем часть самантиного телесного изобилия, — а затем пошла одеваться...

1640 просмотров
Теги: ssbbw, eating

Рейтинг: +2 Голосов: 2

Видеоролики по теме

Комментарии