• ru
  • en

Здравствуйте друзья!

Мы рады сообщить о том , что обновили BigFox.club, теперь Вас ждут конкурсы с денежными призами, аллея звёзд и отсутствие ограничений.

Вы сможете знакомится, завести блог, загружать фотографии и видео, общаться с друзьями, а так же зарабатывать деньги!

Подписывайтесь на наш телеграмм канал и следите за новостями.

Официально толстая

Перевод из DimensionsMagazine (ранее выкладывался на фиди.ру)

Официально толстая
(Legally Fat)


1. Под жестким контролем

Было уже сильно за полночь, когда мучимая бессонницей Лара Парагон тихо выползла из кровати и скользнула на кухню перекусить.
Предвыпускной класс, отличница, красавица. 18 лет, густые каштановые волосы до плеч — идеальное обрамление для скульптурно вылепленного лица. 162 см босиком и 58 кило нагишом, стройная фигура "песочные часы" со всеми нужными округлостями и, за вычетом мягкого участка в области животика, вполне подтянутая и упругая.
Будт иначе, мама бы ее не поняла. Маргарет Парагон была женщиной энергичной и целеустремленной. В старших классах сама она была капитаном команды поддержки, местной "звездой" и королевой выпускного бала — и разумеется, желала для своей дочери того же. А желания свои Маргарет привыкла осуществлять, если это вообще было в пределах возможного.
Именно Маргарет четыре года назад посадила 66-килограммовую "пышечку" Лару на жесткую диету, и с тех пор тщательно заботилась о том, чтобы дочь сама следила за своим режимом питания и как минимум дважды в неделю ходила в тренажерный зал. В команде поддержки Лара тоже участвовала, хотя и не на капитанской должности, и разумеется, как и мать в ее годы, блистала среди ровесников обоего пола.
На этом сходство матери и дочери заканчивалось. Лара были чужды тщеславие и честолюбие, она совершенно не стремилась "всеми силами идти к цели". Терпимая к чужим недостаткам, добрая и ласковая — этим, а вовсе не красотой и силой воли, она привлекала к себе друзей. И совершенно не разделяла отношения матери к "правильной фигуре".
Открыв холодильник и оставив без внимания диетическое снятое молоко, Лара налила себе полный стакан цельного. Как следует приложилась, долила стакан доверху, а затем захрустела печенюшками. Стоя у буфета, она жевала, полуприкрыв глаза от удовольствия — и тут кто-то сзади включил свет, отчего девушка удивленно моргнула.
Пожалуйста, пусть это будет папа, мысленно взмолилась Лара и развернулась.
Увы, молитва не помогла: в дверях стояла мать. Маргарет в свои без малого сорок все еще была красивой — также и потому, что недавно сделала в косметохирургической клинике подтяжку.
— Лара, ты достаточно сытно поужинала и, я уверена, с подружками тоже что-нибудь перехватила. Зачем же сейчас ты объедаешься?
Девушка пожала плечами.
— Не могла заснуть и пошла перекусить.
Миссис Парагон покачала головой.
— Нельзя есть, если ты не голодна. Так и до дурной привычки недалеко.
Лара отбросила волосы со лба.
— А еще я немного проголодалась.
Маргарет подошла к дочери.
— Радость моя, есть перед сном — верный способ поправиться. Ты сама прекрасно это понимаешь.
Лара отпила еще молока.
— Я что, каждый вечер так делаю?
Миссис Парагон уперла руки в широкие бедра.
— Надеюсь, у тебя в стакане диетическое молоко, а не цельное, которое я купила твоему отцу и братьям.
Вместо ответа Лара потянулась в коробку за очередным печеньем. Мать, изучающе просканировав ее фигуру, остановилась на мягкой выпуклости животика.
— Кажется, у кого-то появляется живот.
Лара опустила взгляд и положила на обсуждаемое место свободную руку.
— Мам, у всех есть живот.
Миссис Парагон подошла к буфету и захлопнула коробку с печеньем.
— Да, но у тебя скоро там будет натуральное пузо. Это некрасиво.
Лара покачала головой.
— Подумаешь, капелька детского жирка.
Мать возвела очи горе.
— Продолжай и дальше так лопать посреди ночи, и это будет гора взрослого жира. Ты не хочешь быть красавицей и душой компании?
Лара глубоко вдохнула.
— Мам, у меня масса друзей и я отнюдь не уродина. Если я наберу несколько килограммов, какая разница? я ведь все равно останусь сама собой.
С этим миссис Парагон не согласилась.
— Если килограммов будет слишком много — тебя вышибут из команды поддержки. а хорошенькие парни на тебя второй раз и не взглянут. Мы в школе всегда потешались над толстыми. До сих пор одну помню, Клавдия Маскивиц — а мы называли ее...
Лара резко прервала ее воспоминания.
— Мама, издеваться над людьми — нехорошо. Я такого не делаю, и не пытайся меня заставить.
Мать легонько погладила ее по щеке.
— Я просто не хочу, чтобы подобным образом поступали с тобой. А если растолстеешь, так и будет. Хорошенькие парни не встречаются с теми, над кем смеется вся школа.
Лара вспомнила лучшую свою подругу, Карен Пеннингтон. 80-килограммовая пышечка, роскошные рыжие кудри до пояса — и совершенно сногсшибательное лицо.
— Над Карен мало кто смеется.
Миссис Парагон покачала головой.
— Но кое-кто ведь смеется?
Лара пожала плечами.
— Всем не угодишь. Но ей плевать.
— Зато мне не плевать, — отрезала мать. — Карен в команде поддержки не состоит, и свидания у нее случаются пореже, чем у тебя, правда?
Лара поняла, что этот спор ей не выиграть, молча допила молоко и удалилась к себе в спальню. Оставив за матерью, разумеется, последнее слово:
— Так что никакой еды перед сном, поняла?
Девушка развернулась, встретила взгляд матери и медленно кивнула.

Назавтра после уроков Лара и Карен сидели в кафе-мороженом, носившем детское название "Всякие вкусняшки".
— Снова ругалась с матерью насчет собственной фигуры. Она боится, что я растолстею.
Карен добавила в кофе сливок.
— Расскажи что-нибудь новенькое. Сколько она тебе уже на мозги капает, лет пять?
Лара с отвращением отхлебнула диетической колы.
— Словно поправиться — это преступление.
Карен улыбнулась.
— Ты как следует это запомни, на всякий случай… слушай, ты не видишь, где сахар?
Девушки осмотрелись. В вазочке на столике напротив имелись пакетики с сахаром; а за столиком сидел парень и читал книгу. Лара спрыгнула со стула.
— Сейчас принесу, погоди.
Скользнула к столику, взяла вазочку с сахаром и широко улыбнулась.
— Привет, не возражаешь, если я у тебя кое-что позаимствую?
Парень был примерно одних с нею лет, вполне симпатичный, но одет в какое-то старье — ветровка, синяя футболка, потертые джинсы. Он поднял голову, встретился с Ларой глаза в глаза, тут же покраснел, резко кивнул и отвернулся. Лара улыбнулась еще шире, коснулась его плеча и поинтересовалась:
— Слушай, а я тебя где-то видела, а?
Парень покраснел еще сильнее и снова кивнул. Лара коснулась столешницы крутым бедром.
— Ты ведь тоже учишься в оклауновской центральной, правильно?
Очередной кивок, и девушка рассмеялась.
— То-то гляжу, знакомое лицо. Спасибо за сахар.
Вернувшись к стойке, Лара спросила подругу:
— Ты его знаешь?
Высыпав сахар в кофе, Карен ответила:
— Да, мы с ним в одной группе на биологии. Кен Йорк его зовут, или как-то так. Тихоня, но мне бы его мозги!
Тут к подругам подошла официантка, которая наблюдала со стороны сцену с сахарницей. Лет сорока для опытного наблюдателя, она вполне сошла бы и за тридцатилетнюю. Пепельно-светлые волосы коротко подстрижены и уложены так, что казались короной, живое и привлекательное лицо светилось уверенностью, и уверенности этой вполне соответствовала пышная фигура, килограммов этак под сотню, со всеми нужными округлостями. Вертя в руках карандашик, официантка заметила:
— Оставили бы вы, барышни, Кенни в покое. Ему второй сорт ни к чему.
Девушки обменялись взглядами, потом Лара посмотрела на официантку.
— Я вообще-то просто спрашивала, кто он такой.
Карен кивнула.
— Правда, ничего обидного.
Официантка покачала головой.
— Ладно, проехали. — Придвинула пустую чашку и налила себе немного кофе. — Кенни хороший мальчик, но над ним часто издеваются насчет его веса.
Карен усмехнулась.
— Знакомый вариант.
Лара округлила глаза.
— То есть как? Над тобой вроде так не смеются.
Карен вздохнула.
— Случается. Ты просто не видишь.
Лара рассмеялась и ущипнула подругу за бок.
— Врешь ведь все!
Официантка бросила между ними салфетку, словно полотенце на ринг.
— Эй, потише. — Девушки снова посмотрели на нее. — Я просто кое-что хочу объяснить, не возражаете? — Лара пожала плечами, Карен кивнула. — Кенни — друг моего сына, но когда Терри нет, он нередко устраивается тут за чашечкой кофе и сидит читает.
Карен сделала глоток кофе.
— Да, я знаю, он умный.
Официантка покачала головой.
— Умный, да. Трудность в том, что он вроде как интроверт — скромный и очень тихий.
Лара рассмеялась.
— Ух ты, Карен, ты и правда о нем многое знаешь. Он случаем не твой дружок?
Официантка резко наклонилась к Ларе:
— А если он ее дружок, так что с того? Трудности?
Лара покачала головой.
— Да вовсе нет, мэм.
Официантка оперлась о стойку и выдала мудрый спич.
— Ты стройная и наверняка вся из себя звезда, и поэтому думаешь, что это так весело — смеяться над теми, кто тяжелее тебя? Уж поверь, расти — дело и так непростое, но расти с лишним весом еще труднее.
Карен вступилась за подругу.
— Мэм, Лара просто подшучивает надо мной, здесь нет ничего обидного. Ну да, она красивая, кто бы спорил, но вот заносчивости в ней нет ни на грош.
Официантка сурово взглянула на Лару, а девушка нервно улыбнулась.
— Правда, задирать нос — это не мое.
Скрестив руки на внушительной груди, официантка выпрямилась.
— Что ж, возможно, я несколько перегнула палку. Надо мной в школе часто издевались, именно из-за габаритов. — Она отпила кофе и хихикнула. — Теперь даже смешно, сколько крови мне выпили эти дуры из команды поддержки… — Отпила еще глоток и снова хихикнула. — Особенно та мелкая крыска, Маргарет Конвертейр.
Лара моргнула.
— Это же моя мама.
Официантка рассмеялась.
— Шутишь?
— Да нет, ничуть. Ну, сейчас-то она Маргарет Парагон.
Официантка улыбнулась.
— А она по-прежнему… извини, что спрашиваю — ну, по-прежнему стройная?
— О да, — с чувством ответила Лара.
В кафе зашел новый посетитель и официантка двинулась к нему, бросив на прощание:
— Тогда передай ей привет от Клавдии Маскивиц.
Лара кивнула, и подруги вернулись к прерванному разговору.

А Клавдия потихоньку подслушивала, пока Лара пересказывала Карен, что случилось прошлой ночью. Подслушивала — и представляла себе, какой Лара стала бы, случись ей действительно поправиться. Ох, как отольются ее мамаше все те былые шпильки! Никаких больше модных бутиковых нарядов, никакой команды поддержки, никакой короны выпускного бала. Просто очередная безликая пышечка — такая, какой когда-то была сама Клавдия.
Глядя на стройную фигурку Лары, Клавдия размышляла. "Песочные часы" классические, верно. Но это сейчас. Первые килограммы осядут скорее всего в бедрах и ягодицах. А росту-то девушка невеликого, так что даже эти первые килограммы сделают ей более пухлое лицо и обеспечат животиком.
"А я могла бы взять ее на работу и потихоньку откормить. Отменная месть одной из тех, кто когда-то пытался опустить меня ниже плинтуса. Пусть теперь ее дочь станет такой же!"
И когда девушки подошли расплатиться, спросила Лару:
— У тебя летняя подработка уже есть?
— Да нет пока, — пожала плечами Лара и, обернувшись к Карен, добавила: — И за это мама меня тоже постоянно шпыняет.
Клавдия улыбнулась.
— Так уж случилось, что кафе это принадлежит мне — нам с мужем. Впереди лето, наплыв посетителей, и мне не помешает помощница. Что скажешь? С зарплатой не обижу.
Лара снова пожала плечами.
— Надо подумать. Как-то не видела себя в роли официантки.
Клавдия кивнула.
— Ладно, вот, запиши мой номер. Подумай, и на днях позвони. — Черкнула номер. — Кстати, я теперь Клавдия Тробридж, а ты, я так понимаю...
— Лара Парагон, — улыбнулась девушка.
Подруги уже были в дверях, и тут Клавдия громко заметила:
— Кстати, а фигура у тебя получше, чем была у твоей матери.
Лара покраснела, развернулась и хихикнула.
— Ой, спасибо.

Два дня спустя миссис Парагон снова вернулась к воспитанию дочери. Как раз в гости заглянула Карен, и вот после ее ухода миссис Парагон оседлала любимого конька.
— Что-то Карен кажется пышнее, чем раньше, она поправилась?
Лара, которая валялась на диване и пыталась посмотреть любимое шоу, отмахнулась:
— Вообще-то как раз наоборот, скинула килограмма полтора.
Мать рассмеялась и вслух в этом усомнилась, на что Лара ответила:
— Сама удивляюсь, Карен отродясь на диетах не сидела.
Миссис Парагон посмотрела на лежащую дочь и попросила ее встать, чтобы лучше оценить фигуру. Ларе это категорически не понравилось, на что мать заявила:
— Я знаю, что "полуночных перекусов" у тебя не было, но последние пару дней ты за ужином что-то чрезмерно налегаешь на еду.
Лара вздохнула.
— Просто была голодная. И вообще, я растущий организм.
— Да, но ввысь ты растешь или вширь?
Девушка выключила телевизор и вскочила с дивана.
— Прекрати меня третировать. Я даже не полная!
Миссис Парагон оглядела дочь сверху донизу, остановив взгляд на животе.
— А живот у тебя по-прежнему выпирает.
— И что с того? Просто он у меня не плоский от природы.
— Ты поправилась?
— Да нет же!
Допрос продолжаься еще полчаса, в итоге мать силой затащила девушку на весы.
— Хм, по-прежнему 58. Что ж, вот сбавишь до 55, тогда я буду счастлива.
Лара, едва сдерживаясь, ответила:
— Ага, ладно.
Через несколько часов, мучаясь от бессонницы после нелегкого вечера, девушка снова задумалась о том, как ее достала материнская опека насчет "быть стройной".
— Вот показать бы ей, что НЕ быть стройной — ничего не значит, и можно по-прежнему оставаться красивой и иметь поклонников. Карен вот пухленькая, и что? Она красивая, и парни ее тоже замечают, сама видела. А мать считает ее раскормленной коровой и ни одному ее слову не верит. Как же быть?
Лара вылезла из кровати и рассмотрела себя в ростовом зеркале. Погладила мягкий животик. Хихикнула.
— А ну, расти, немедленно!
Еще раз погладила. Улыбнулась.
— Да уж, мы не в сказке.
Провела пальцами по густым каштановым волосам.
— Пожалуй, надо мне остаться работать в той кафешке и наесть там килограммов этак десяток!
Снова хихикнула.
— Ну да, здесь-то мне каждую крошку считают, но зато на работе я смогу есть сколько пожелаю, там-то мама не видит!
И Лара с легким сердцем прыгнула в постель.
— Завтра же прямо с утра позвоню Клавдии. И Карен расскажу! Буду есть, сколько душа пожелает. Мне уже это нравится!

2. Цель оправдывает средства

Переговорив с Ларой, Клавдия тут же отправилась за средством для набора веса, каким пользуются тяжелоатлеты. В ее план входило — приучить Лару каждый вечер выпивать по молочному коктейлю, а уж подсунуть в миксер дополнительный "компонент" для Клавдии труда не составляло.

У Лары имелся свой план: на рабочем месте — лопать, сколько позволят работодатели, а до и после работы — закупать столько вкусностей, сколько позволит кошелек. Карен эту мысль не одобрила.
— Как лучшая подруга, должна заранее предупредить: быть толстой тебе не понравится.
Лара пожала плечами.
— Тебе-то твои габариты не мешают, так в чем сложности?
Карен шлепнула себя по округлому животу.
— Мне — не мешают, твоя правда. Но многие считают меня ленивой коровой. А сложность, кстати, имеет место: поди найди модные шмотки на мои габариты.
Карен подобрала еще несколько возражений, почему Ларе не стоит толстеть, но все они были отметены. Тогда в ход пошла тяжелая артиллерия.
— А еще меня приглашают на свидания реже, чем тебя. Знаешь, почему? Ты стройная, вот почему. Мало кому из парней нравятся пышечки.
Лара усмехнулась.
— А я не желаю проводить время с парнями, которым есть дело только до моей фигуры. Ну а такие, кому нравлюсь я сама, будут и дальше приглашать меня. Ну а насчет шмоток — я не собираюсь одеваться в балахоны и позволять себе опуститься.
Карен фыркнула.
— Нам, пышечкам, по магазинам ходить непросто. У тощих выбор одежды много шире.
Лара хихикнула.
— Ты меня чем слушала, а? Быть неряхой я отказываюсь. Подыщу то, что будет на мне смотреться правильно.
Карен сдалась и обняла подругу.
— Ладно, твоя взяла. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

Разумеется, в первый же вечер после работы, когда кафе уже закрылось, Клавдия пригласила Лару "на стаканчик", под каковым подразумевала поллитровую чашу шоколадного коктейля. Девушка вытирала столы и убирала посуду в посудомойку.
— С удовольствием, — улыбнулась она, присела за ближайший столик и положила натруженные ноги на второй стул.
Клавдия смешала коктейль, добавив толику "особой" микстуры, они с девушкой болтали о том о сем. Болтала в основном Лара.
— А вкусно получилось, спасибо, — попробовала она коктейль. — Очень много взбитых сливок, как раз люблю такие.
— Рада, что тебе понравилось, — улыбнулась Клавдия. — Вперед, наслаждайся.
Именно этим Лара и занималась, втягивая густую коричневатую жидкость через трубочку. Ладонь девушки лежала на животе, прикрытым форменным красным фартуком.
— Знаешь, дома мне строго запрещены любые "перекусы". Завтрак-обед-ужин, и все. Мама, конечно, хочет как лучше, но меня уже достала ее одержимость моей стройностью. Ладно бы только своей… Я к чему: ну вот если я буду периодически прихватывать чего-нибудь вкусненькое, чем мне это грозит? Ах, я жутко растолстею, за год наберу целых восемь кило и больше не втиснусь в костюм группы поддержки? И это что, конец света?
Узнав подробности взаимоотношений матери и дочери, Клавдия поняла, что поступила неправильно. Минус на минус здесь не дадут плюса.
Она поднялась и забрала у Лары стакан с коктейлем.
— Погоди, милая, я сейчас сделаю тебе другой.
— Почему? — удивилась девушка. — Этот правда вкусный.
— Я в него добавила кое-чего, — призналась Клавдия. — Средство, которое заставило бы тебя набрать вес. Я собиралась откормить тебя и так отомстить твоей матери.
У Лары челюсть отвисла.
— Средство для набора веса? Так это ж великолепно!
Клавдия озадаченно взглянула на девушку.
— Ты что, хочешь набрать вес?!
— Ага! — закивала Лара. — Располнею и докажу маме, что она ошибается. Пожалуйста, отдай коктейль, он очень вкусный и правильный.
Клавдия повторила девушке то же, что ранее говорила Карен, чуть ли не слово в слово. Лара вежливо выслушала и сказала:
— Слушай, я правда этого хочу. Я хочу так поправиться, чтобы матери пришлось обновить мне весь гардероб. Только не увольняй меня, пожалуйста.
Клавдия вздохнула, посмотрела на свежевымытый пол, подумала — и вернула коктейль.
А девушка добавила:
— Ты мне поможешь, Клавдия?
Та пожала плечами.
— Ты точно уверена?
— Да! — отозвалась радостная Лара.
Клавдия устроилась поудобнее.
— Что ж, попробую стать твоим тренером в этом сезоне, договорились. Но для начала: насколько ты хочешь поправиться?
Лара сделала глоток коктейля и радостно улыбнулась.
— Килограммов на восемь. Тогда я стану толстой.
Клавдия скрестила руки на груди.
— Встань-ка, я на тебя как следует посмотрю.
Лара подчинилась, Клавдия внимательно изучила фигуру девушки и вынесла вердикт:
— Восемь кило улучшат твои природные округлости, но толстой не сделают.
Лара всплеснула руками.
— Ну а сколько же мне нужно набрать, чтобы стать официально толстой?
Клавдия рассмеялась.
— Ты хочешь быть на равных со своей подругой?
Лара опустилась на стул, поразмыслила.
— Ну, Карен все-таки скорее барышня скорее пышная, чем толстая, верно?
Клавдия кивнула, и девушка заявила:
— Сперва я думала насчет восьми кило, но ты права. Мама хорошо знает Карен и более-менее к ней привыкла, так что я должна стать толще ее. Тогда сработает.
Клавдия снова кивнула.
— Итак, насколько же ты хочешь поправиться?
Лара ухмыльнулась.
— Сорок кило — нормально будет?
Клавдия рассмеялась.
— Да уж, тогда ты точно будешь официально толстой!

Следующие несколько недель Лара вовсю наслаждалась жизнью и сытной едой. Дома она питалась более чем скромно, зато каждый день после занятий плотно обедала у Карен (миссис Пеннингтон относилась к Ларе как к собственной дочери, и ее радовало, что девушка начала с таким рвением "оценивать" ее кулинарные таланты). После обеда Лара отправлялась на работу в кафе-мороженое и в промежутках между клиентами всегда прихватывала порцию-другую чего-нибудь сладенького. А уж после закрытия — непременно. Клавдия продолжала добавлять в ее коктейли то самое средство, не ограничивала девушку и в мороженом. Лара, однако, не хотела, чтобы мать что-то заподозрила раньше времени, и сменила стиль одежды на мешковато-просторный.
Но однажды миссис Парагон заметила, что лицо дочери вроде как округлилось.
— Ты что, поправилась? — спросила она.
Лара, зная, что ее фигура полностью скрыта в мешковатых штанах и ветровке на три размера больше необходимого, сделала круглые глаза.
— Конечно нет, мам.
Врать матери она не хотела, да только другого выбора не было.
Вечером, запершись в комнате, Лара разделась, вытащила из-под кровати припрятанный пакет вафель и в одном белье развалилась на постели. С улыбкой, наслаждаясь, сжевала первую, свободной рукой поглаживая мягкий округлившийся животик. Пять набранных на сегодняшний день килограммов осели в основном на животе и щеках, оттого-то лицо и округлилось, обещая в ближайшем будущем обзавестись вторым подбородком. Прочие части тела пока остались практически прежними, но животик — да, он вырос вполне заметно. Воображая, как ее распирает вширь, Лара сжевала вторую вафлю, потом третью и четвертую.
А назавтра сообщила Клавдии:
— Я поправляюсь слишком медленно.
Та заверила девушку, что набрать сорок кило вот так вот за неделю можно разве что в сказке. Лара вздохнула:
— Что ж, пожалуй, ты права.
А через пару дней Клавдия принесла ей коробку пакетиков чая с биодобавками.
— Этот настой вроде как замедляет обмен веществ и увеличивает аппетит.
Лара ухмыльнулась.
— Думаешь, сработает?
Клавдия пожала плечами.
— Попробовать всяко стоит.

К концу июня спрятать "успехи" от матери уже не удавалось.
— Ты набираешь вес! — орала миссис Парагон на спокойно ухмыляющуюся дочь. Фигура Лары благополучно пряталась в мешковатых одежках, но лицо стало заметно круглее. Собственно, пухлые щеки и зарождающаяся складка второго подбородка ничуть не портили девушку, она оставалась весьма симпатичной, однако мать полагала иначе. — Ты толстеешь! Посмотри только на себя! Неудивительно, что ты прячешься под балахонами! Сколько ты весишь?
Покрутившись на месте, чувствуя приятную инерцию отяжелевших бедер и живота, Лара сообщила:
— Утром было шестьдесят восемь.
Миссис Парагон схватилась за голову.
— На диету, немедленно!
Лара шагнула к матери и твердо взглянула ей в глаза.
— Почему, мама? У меня нет никаких трудностей с весом. Почему же ты вся кипишь?
Миссис Парагон глубоко вздохнула.
— Потому что ты была такая привлекательная.
Лара дернула шеей.
— Почему это "была"? Сейчас я что, хуже?
— Сейчас — хуже, — попыталась убедить ее мать.
На что девушка молча развернулась и ушла к себе в комнату.
С этого дня она перестала носить мешковатые одежки, и мать прекрасно видела, насколько Лара поправилась. Миссис Парагон потребовала, чтобы Лара уволилась из кафе-мороженого, "эта работа дурно на тебя влияет", на что получила жесткий отказ.
Чай и средство для набора веса работали. Лара быстро толстела.

К середине июля девушка весила уже 73. Миссис Парагон пыталась уговорить дочь сесть на диету и заняться собой. Бесполезно. Как-то утром отец и братья Лары отправились на рыбалку, и девушка спустилась завтракать в одних трусиках и футболке. Волосы собраны в хвост, выставляя напоказ округлое лицо и пухлые румяные щеки. Второй подбородок стал еще заметнее. Груди и плечи несколько пополнели, но основную часть новонабранных килограммов приняли в себя живот, бедра и задний фасад.
Лара обзавелась большим полноценным животом, который выпирал из-под футболки и нависал над трусиками, а при ходьбе слегка колыхался. Толстая складка мягкой плоти на талии, раздавшиеся вширь бока. Круглые сочные ягодицы органично переходили в массивные бедра.
Лара принялась взбивать яичницу, и тут на кухне появилась мать.
— Ладно, не хочешь приводить в порядок собственную фигуру — дело твое, но хотя бы жиры прикрой, чтобы глаза мои на это не глядели, — заметила миссис Парагон и налила себе кофе.
На что Лара лишь рассмеялась:
— Глаза-то твои. Не хочешь — не гляди.
Мать молча забрала кофе и ушла в гостиную.

Больше миссис Парагон не докучала дочери требованиями срочно похудеть и почти не делала замечаний, и Лара решила, что можно отказаться от препаратов — цели она в основном достигла, а для здоровья все-таки полезнее, да и приятнее набирать вес естественным путем. Благо аппетит у девушки сохранился и она продолжала толстеть. Растущий вес ей не мешал, единственной трудностью было — как и предупреждала Карен — отсутствие в магазинах привычных ей моделей одежды нужного размера. А что на свидания ее теперь приглашали реже, Лару мало волновало: она слишком ценила себя, чтобы встречаться с парнями, которых в ней интересовала исключительно фигура "как с обложки глянцевого журнала".

К концу августа Лара раздалась до 84 кило, и тут-то мать потихоньку начала отпускать шпильки в ее адрес. Называть "плюшкой", отпускать комментарии насчет размера ее задницы и даже громко радоваться, что теперь, когда они вместе, мужчины в кои-то веки больше обращают внимания на Маргарет, а не на ее дочь! Лара пропускала все это мимо ушей.
Начались занятия. В школе Лару встретили удивленными взглядами. Физкультурница, миссис Финштейн, заявила, что в команде поддержки Ларе теперь делать нечего, добавив:
— Ты же хорошенькая девушка. Заставь себя похудеть, и я снова возьму тебя в команду.
Совет Лара выслушала, но следовать ему не пожелала. Кое-кто из былых знакомых по команде и парочка "призвезденных" персон отпускали в ее адрес нелестные комментарии и сопровождали ехидными улыбочками, однако девушка не обращала на них внимания: с подобными личностями она не общалась и раньше, так с чего бы вдруг сейчас прислушиваться к их мнению?
А вот что ее по-настоящему обидело — это поведение Дуга Арона, одного из ее бывших парней, с которым Лара рассталась по-дружески и раньше вполне мирно общалась. На новую Лару Дуг даже смотреть не желал. Впрочем, девушка пережила и это разочарование, познакомившись с новым парнем. Гордон Аббот как раз переехал в Оклаун с родителями из Стантона, что в солнечной Калифорнии — и сам он был весь солнечный, красавчик, густая светлая грива и рыцарские манеры. Они с Гордоном подружились практически сразу же.

К октябрю Лара весила без малого сто и вся светилась от счастья. В субботу вечером наплыва посетителей в кафе-мороженом ожидать не приходилось, и Лара с Клавдией присели передохнуть, по крайней мере пока не появится следующий клиент.
Полное круглое лицо девушки сияло, глаза искрились, она наслаждалась шоколадным коктейлем и рассказывала Клавдии все-все-все о своем новом избраннике. Клавдия ухмылялась столь архетипической девичьей пылкости, но слушала внимательно, а Лара детально описывала, как хорошо Гордон выглядит, как уверенно держит себя, как он всегда умеет вызвать у нее улыбку и какой он замечательный.
Где-то посреди разговора в кафе заглянул Кен, и Лара, вспомнив об обязанностях официантки, изобразила всяческое радушие. Кен, чувствуя непритворную радость девушки, улыбнулся в ответ и заказал чашечку кофе. Лара принесла заказ и несколько минут поболтала с ним о том о сем. Потом в кафе появились еще два посетителя и Лара отошла было обслужить их, но тут Кен вежливо поинтересовался:
— Через час вы уже закрываетесь. Хочешь, я тебя подожду, а потом подвезу домой?
Лара хихикнула.
— Закрываемся-то через час, но потом еще убираться сколько. Раньше одиннадцати вряд ли получится.
Кен кивнул.
— Не вопрос, могу подождать.
Девушка улыбнулась.
— Тогда — да, с удовольствием, спасибо.
И пока Лара занималась своими обязанностями, Кен пил кофе и читал. А время от времени поднимал взгляд и тихо любовался пышным силуэтом Лары.
Пока он подвозил ее до дому, говорила в основном Лара — и это Кена вполне устраивало, рядом сидела самая роскошная барышня в округе, чего еще желать? Добрая, милая, жизнерадостная — а главное, чрезвычайно привлекательная. Так полагал Кен.
Собственно, так он считал и раньше, но нынешняя Лара нравилась ему еще больше. И сама девушка это чувствовала, поэтому когда машина остановилась у ее дома, она не торопилась выходить и охотно уделила Кену еще несколько минут своего общества. Право, даже жаль, что мысли ее всецело занимал Гордон.
А Кен втихую мечтал о том, как набраться храбрости и пригласить Лару на свидание. Великолепная девушка. И куда только другие парни смотрят?

3. Порог пройден

Лара влезла на весы и обнаружила, что достигла изначальной цели и прихватила несколько кило сверху. Лицо ее озарилось озорной улыбкой.
— 107!
Шлепнула себя по пузу, которое уже напоминало пляжный мяч, и пошла одеваться. Став весьма пышнотелой барышней, Лара столкнулась с тем, что подчеркивающей фигуру одежды ее размера попросту не выпускают. Приходилось изворачиваться. Натянув черные эластичные рейтузы, Лара надела красный с серым свитер. Она собиралась в гости к Гордону, и по этому поводу следовало навести на себя всю возможную красоту. Добавила толику макияжа, а волосы взбила наверх и назад, чтобы они свободно падали на плечи.
Последние месяцы они с Гордоном постоянно были вместе. Встречались, беседовали о том о сем — и одно лишь расстраивало Лару: ни разу Гордон не попытался "зайти немного дальше". Сколько парней с ней раньше встречались, и иные желали получить "все и сразу" уже на первом свидании. Желание, разумеется, тут должно быть обоюдным, но Гордон-то, всегда вежливый и обаятельный, даже ни разу не попытался ее поцеловать!
Но вот, похоже, дело сдвинулось с мертвой точки: приглашая к себе Лару, Гордон вчера вечером сказал по телефону — "мне нужно кое о чем спросить тебя с глазу на глаз".
В дверях Лару встретила, как догадалась девушка, мать Гордона. Миссис Аббот впервые увидела ее во плоти, окинула упитанную девушку оценивающим взглядом и странно усмехнулась. Судя по виду, размеры Лары ей не понравились.
Судя по голосу — тоже.
— Гордон, — развернулась миссис Аббот вглубь дома, — тут к тебе девушка.
Не "твоя подружка", не "милая барышня". Подтекст: к тебе заявилась какая-то толстуха.
Ладно, подумала Лара, прорвемся.
Гордон поздоровался с Ларой и обнял ее, усадив рядом с собой на диван. Глаза девушки искрились, на лице играла мечтательная улыбка.
Гордон осторожно погладил ее по коленке.
— Спасибо, что заглянула на огонек, хорошая моя, потому что у меня к тебе очень важный вопрос.
— Конечно, — промурлыкала Лара, — и о чем же ты хотел меня спросить?
Гордон ухмыльнулся.
— Насчет твоей подруги, Карен.
Озадаченная Лара даже отшатнулась.
— А что Карен?
— Ну, она такая… она самая прекрасная девушка, какую я только встречал. Совершенно исключительный характер, и… — Гордон остановился. — Да что я тебе буду рассказывать, вы ведь подруги и ты все это сама знаешь. Я о другом хочу спросить: она свободна? Ну, в смысле, пригласить на свидание ее можно?
Сердце у Лары оборвалось. Все ее мечты разбились в прах!
— Ну, — ответила она, — вроде Карен ни с кем не встречается, а что?
Гордон вздернул голову.
— Как по-твоему, она согласится пойти на свидание со мной?
Ларе было нехорошо: парень, в которого она почти влюбилась, без ума от ее лучшей подруги! Однако она решила, что не имеет права отказывать Карен в возможности сойтись с таким роскошным парнем.
— Думаю, да.
Гордон попросил у нее телефонный номер Карен, который Лара почти на автомате ему и продиктовала. Потом сделала вид, что у нее дела, быстро попрощалась с Гордоном и побежала домой.
Одного она не могла понять: что же случилось? Они ведь не ссорились и замечательно проводили время вместе, так почему?
Дома Лара сразу прошагала на кухню, открыла холодильник и налила себе большой стакан молока. Забрала из буфета пакет печенья и пошла в комнату. Разделась, плюхнулась на кровать и, запивая печенье молоком, вновь и вновь задавала себе все тот же вопрос:
— Почему Гордон хочет встречаться с Карен, а не со мной?
Печенье и молоко вскоре полностью перекочевали в обширный желудок Лары, найти ответ не помогли, зато помогли слегка успокоиться. Привычно поглаживая мягкое пузо, девушка задремала.

Ближе к вечеру, когда Лара уже погрузилась в рабочую рутину кафешки, заглянула Карен. Заказала кофе, присела у стойки и сообщила:
— Час назад видела Гордона. Он пригласил меня на свидание.
Лара одобрительным кивком приветствовала подругу, а Карен продолжала:
— Я ему ответила, что как по мне — он парень классный, но приглашать ему следовало бы не меня, а тебя.
Лара перегнулась через стойку, поближе к подруге.
— И что он сказал?
Карен не стала скрывать подробностей.
— Он так странно на меня взглянул, и спросил — почему? Я объяснила, что это ты в него по уши влюбилась, а не я.
Лара уперла руки в массивные бока.
— Нет, ты так не сказала.
Карен усмехнулась.
— Именно так. Слово в слово.
Лара всплеснула руками.
— Ну а он что?
Карен вздохнула.
— А он ответил, что видит в тебе лишь хорошего друга, не больше.
— А… почему? — моргнула Лара.
Сложив руки на груди, Карен сообщила подруге:
— Он сказал, что ты для него слишком полная. Он предпочитает, чтобы девушки было немного меньше.
У Лары челюсть отвисла.
— Как так — слишком полная? Карен, но я же не толще тебя!
Смерив взглядом внушительное пузо подруги, Карен заметила:
— Вообще говоря, Лара, толще. И заметно.
Лара как следует взглянула на себя, потом на Карен.
— Хм. И верно. Как-то я раньше не замечала. Ого, я ж теперь тяжелее тебя килограммов на двадцать пять!
Карен допила кофе.
— Где-то так, да. Короче, я объявила Гордону, что на свидание с ним не пойду, потому что слишком уважаю твои чувства.
Лара замотала головой.
— Спасибо, конечно, я правда тронута, но если он тебе нравится — валяй, не стесняйся. Он ведь классный парень...
— Козел он, — отрезала Карен. — Ты душевная, заботливая, добрая, красивая — а ему, видите ли, не нравится, что ты слишком полная. Нет, с таким я проводить время не желаю.
Лара улыбнулась.
— Спасибо за комплимент, Карен, но правда, если ты передумаешь, я ничуть не обижусь.
Карен поднялась.
— Нет, не передумаю. Да, он красавчик, веселый и правильный. Но во всех прочих отношениях — полный нуль. По-моему, так.
Девушки немного поболтали о том о сем, обсудили планы на завтра и Карен вышла из кафе.

В январе, однако, Карен — при полной поддержке и одобрении Лары — потихоньку переменила мнение и начала встречаться с Гордоном. Который всякий раз смущался и опускал взгляд при виде Лары, ему было стыдно. Зато самой Ларе — начхать.
Зимой Лара не столь налегала на мороженое, но во всем прочем ее аппетит оставался прежним, так что весила она уже 116 кило. Сами по себе показания весов ее не беспокоили, но девушка была недовольна, что при наличии вокруг многих друзей мужского пола у нее не имелось постоянного приятеля, и даже на настоящее свидание ее последний раз приглашали почти четыре месяца назад.
Своими достижениями Лара гордилась и держалась уверенно. А вот парни перестали ею интересоваться. Дома и в школе ее то и дело встречали шпильками по поводу веса и размеров, но Лара не сдавалась. Она не позволит подобным мелочам властвовать над своей жизнью.

4. Рыцарь в сияющей броне

Лара считала, что красная футболка и черные штаны очень ей идут. Дома перед школой полюбовалась собой в зеркало и осталась жутко довольна собственным видом.
Кое-кто в школе придерживался иного мнения. В столовой Лара наткнулась на Дуга Арона — с ним был один из его приятелей, Алекс Вивер. Алекс взглянул на Лару и повернулся к Дугу:
— Хорошо, что мы успели пообедать, пока она не пришла. А то бы нам ничего не досталось!
— Точняк! — рассмеялся Дуг.
Лару эти слова почему-то очень обидели.
— Дуг, как ты можешь с подобным соглашаться?
Дуг развернулся к своей бывшей подруге.
— Потому что это чистая правда, Лара. Да ты хоть бы на себя посмотрела. Когда-то была красавицей, а теперь раскоровела — не узнать. Можно подумать, в школе других дел нет, кроме как набивать брюхо в столовой.
Алекс хохотнул.
— Угу. Ничего не имею против приятных округлостей, но когда эти округлости в двери не пролезают — такое уже чересчур.
У Лары от обиды язык к небу примерз, но тут позади нее кто-то проговорил, предельно разборчиво и четко:
— Знаете, парни, если вы полагаете, что издеваться над девушкой — это круто, то я склонен считать подобное поведение оскорбительным!
Развернувшись, Лара обнаружила позади себя Кена. Она поверить не могла, что за нее вступился именно Кен — всегда такой тихий и спокойный!
Дуг и Алекс переглянулись, а Кен добавил:
— Ребята, у вас что, нет более конструктивных занятий?
Парни словно испарились, а Лара широко улыбнулась:
— Спасибо, Кен. Я даже и не подозревала, что ты можешь быть таким… напористым.
Кен покраснел.
— Ну вообще-то я думал, что сейчас получу по физиономии. Но мне совсем не понравилось их обращение с тобой.
Лара предложила Кену пообедать вместе, но он уже поел и торопился на английский. Тогда девушка сказала своему спасителю:
— Ладно, давай тогда встретимся вечером в нашей кафешке.
Кен был только за.
— С удовольствием. В девять?
— Ага, в самый раз, — ухмыльнулась Лара.
Позднее, в кафе-мороженом, Лара все рассказала Клавдии. А та улыбнулась:
— Кен как в первый раз тебя увидел, так и влюбился.
Лара задумчиво коснулась внушительного пуза.
— Но ведь я тогда была худой!
Клавдия кивнула.
— Ну да. Я его сколько раз наставляла, как надо вести себя с девушками, но он такой стеснительный… Даже посоветовала ему подвезти тебя домой — помнишь, несколько месяцев назад, — но ты тогда запала на Гордона и больше ни на что не обращала внимания.
Лара облизнула ложку и снова запустила ее в большую миску мороженого.
— Но ведь я с тех пор так растолстела. Его это не беспокоит?
— Беспокоит? — хиихикнула Клавдия. — Да он считает, что ты от этого только похорошела!

Ровно в девять в кафе возник Кен с букетом цветов.
— Привет, Лара. Я принес тебе эти цветы, потому что ты такая чудесная...
Он искренне пытался вспомнить долгую речь, которую сочинял по всем правилам ораторского искусства не менее трех часов, но при виде Лары все слова куда-то пропали.
— Ты умная и нежная… хорошая… красивая...
Лара обняла Кена и поцеловала его в щеку.
— Ты такой милый. Ни о чем больше меня спросить не хочешь?
Кен пожал плечами.
— Даже не знаю, о чем, например?
Лара игриво ущипнула его.
— Ну например, не хочу ли я пойти с тобой на свидание.
Кен быстро кивнул.
— А, ну конечно. Извини.
Лара сияла от счастья.
— Ты не извиняйся, а действуй!
Кен покраснел.
— Если ты не занята в субботу вечером, может, сходим в кино или еще куда-нибудь?
Лара захихикала.
— Ты сегодня вступился за меня против двоих амбалов, а сейчас боишься слово произнести? Ну конечно же, я не занята!

Вечер субботы наступил быстро. Лара сияла, как свежеотчеканенная монетка. Пышная грива шоколадного оттенка разметалась по плечам, подчеркивая круглое довольное лицо. Пуловер в бело-синюю клетку плотно обтягивал пышный бюст девушки и внушительное круглое пузо. Голубые джинсы были ей тесноваты, но зато еще сильнее подчеркивали массивные ягодицы и полные бедра. Лара была в восторге от собственного вида.
Мать полагала иначе.
— Ты в эти джинсы уже не влезаешь, в них у тебя задница как две подушки!
Испорить себе настроение Лара в такой день не позволила даже матери, и все замечания были ей что горох об стенку.
Во время свидания Кен и Лара столкнулись кое с кем из знакомых. Некоторые хихикали, тыкая пальцами, но Лара их почти не замечала. Она на свидании, рядом заботливый, чуткий молодой человек — а все прочее побоку.
После фильма они, рука в руке, шагали к машине. У самого авто Лара резко развернулась, схватила Кена за плечи и всем телом прижала к дверце.
— По-твоему, я красивая? — промурлыкала она.
Кен кивнул, его ладони зарылись в складки на боках девушки. Встретив его взгляд, Лара улыбнулась.
— Тогда поцелуй меня.
Он повиновался. Поцелуй был мягким, нежным — и очень-очень долгим.
— Ты самая чудесная на всем белом свете, — выдохнул Кен, сжимая любимую девушку в объятиях.
Еще один поцелуй, медленный и сладкий, а потом Лара чуть отстранилась.
— И еще я хочу чисбургер. А лучше сразу два! — заявила она.
Кен рассмеялся, и они сели в машину.

Кен уехал, Лара поднялась к себе и разделась. Когда она стянула джинсы, в комнату вошла мать. Миссис Парагон неодобрительно рассматривала дочь, одетую лишь в трусики и бюстгальтер. Пышные груди Лары выпирали из чашек лифчика, руки были полными и округлыми, а пузо, благополучно переваривающее три чисбургера и еще несколько вкусняшек, походило на пляжный мяч и свисало, наполовину прикрывая трусики. Там, где когда-то была стройная талия, Лару опоясывали три массивные складки жира, задний фасад выпирал двумя тяжелыми полушариями, слегка свисающими на внушительные колонны бедер. Девушка улыбнулась матери и ехидно заметила:
— О, я прекрасно провела время, спасибо что спросила.
Миссис Парагон взглянула дочери прямо в глаза. Узнать дочь в этой молодой женщине она едва могла. Пухлые щеки, двойной подбородок — мало что общего с былой красавицей. И хотя Лара оставалась красивой и теперь, мать полагала иначе.
— Ты раскоровела так, что смотреть противно.
— Чего-чего? — уж от родной матери девушка такого не ожидала.
— Ты жирная уродливая свинья, — ровно проговорила миссис Парагон. — Сбрось вес, толстуха.
Лара натянула пижаму.
— Для твоего сведения, парню, который пригласил меня сегодня, я очень нравлюсь именно такой.
На это миссис Парагон не купилась.
— Значит, он неудачник, который больше никого не смог себе найти! Да и кому ты вообще такая нужна?
— У тебя все, мама? — Лара села на кровать; скрыть обиду она могла, забывать — не собиралась.
Не собиралась забывать намеченное и миссис Парагон.
— Завтра же ты записываешься в оздоровительную секцию и садишься на строгую диету. Ясно?
Лара сморщилась.
— Нет, не ясно.
Миссис Парагон зашагала к дверям.
— Все тебе ясно, не прикидывайся.
Поворочавшись в постели часа два, Лара наконец встала и совершила набег на холодильник. Доела остатки рагу с коврижками, слопала два больших куска пирога, выдула литр молока и, под занавес, целую плюшку. Задумчиво поглаживая раздувшееся пузо, Лара засомневалась — не чересчур ли?
Но потом улыбнулась: а если даже и чересчур, так что? Мне хорошо, а все остальные могут идти лесом!
Поднялась, умылась и с приятной тяжестью в желудке удалилась в спальню.

Всю последующую неделю мать шпыняла ее в хвост и гриву, пытаясь силой и оскорблениями заставить Лару поступить так, как полагала правильным, а Лара находила утешение в полночных перекусах. Вернее, в полуночном обжорстве — медленно, но верно девушка привыкла не просто есть досыта, но набивать живот всякий раз, когда была чем-то расстроена, взволнована или просто нервничала.
В конце концов оскорбления достали Лару, она хлопнула дверью и переехала к Карен. И сказала, что не вернется, пока мать не примет ее такой, какой она желает быть, или хотя бы не остынет.

Наступил май. Лара с матерью не виделись почти четыре месяца. Даже Клавдия пыталась убедить Лару хотя бы заглянуть под родной кров, но Лара и слышать об этом не желала. Особенно потому, что весила уже 138 кило. Стороннее мнение девушку не интересовало, а вот то, какой ее видит и воспринимает мать, все еще было важно.
Все эти килограммы обеспечили ей еще более округлое лицо и пухлые щеки, двойной подбородок пополнел, руки и груди еще более округлились — но как и раньше, основная их часть осела в пузе и ниже. Громадное шарообразное чрево, расплывшаяся "талия" в полтора обхвата, массивный задний фасад и разбухшие колонны бедер — о, Ларе было чем похвастать!
Приближалась полночь, Карен сидела перед телевизором. В гостиную вошла Лара, улыбкой приветствовала подругу и опустилась на кушетку, отстраненно поедая сладкий батончик. На Ларе были футболка и спортивные штаны, разбушее пузо девушки оголенной складкой выпирало из-под футболки и переливалось через пояс штанов.
Карен выключила зомбоящик.
— Видела мое бальное платье? Оно в спальне, за дверью.
— Ага, — кивнула Лара. — Классное, смотреться в нем будешь сказочно.
— А твое-то где? — поинтересовалась Карен. — Или ты собираешься на выпускной бал без платья?
Лара озадаченно передернула плечами.
— Ну даже не знаю...
Карен придвинулась к подруге и стиснула ее пухлую коленку.
— Ты мне это брось, бал через две недели!
Лара сунула в рот остаток батончика и, жуя, ответила:
— Я пошарилась по сетевым магазинам. Все, что там есть моего размера — жуть несусветная.
Карен погладила подругу по плечу.
— Значит так, в субботу идем за покупками. Обещаю, мы подберем то, что тебе понравится.

В субботу утром подруги отправились за покупками, но миновал полдень, а платья так и не нашли. Зайдя в тупик, девушки заглянули в кафе к Клавдии и спросили совета у нее. Карен попутно взяла себе колу с булочкой, а Лара — тройной банановый десерт.
— Без толку, Клавдия, — пожаловалась Лара, одним глотком отправляя в желудок полную ложку мороженого. — Я так растолстела, что на мои габариты не делают никаких симпатичных одежек. И в эти-то едва влезла, — опустила взгляд на эластичные черные брюки.
В брюках этих громадное чрево девушки и мало уступающие ему ягодицы казались еще круглее и объемнее. Впрочем, футболка была не лучше — на размер меньше нужного, она постоянно задиралась выше пояса, обнажая толстые складки сала.
Клавдия легко коснулась щеки Лары.
— Девочка, где твоя уверенность в себе? Ты роскошная юная дама, которая знает себе цену. Почему бы тебе самой не сделать макет парадного платья — такого, как ты хочешь, — и заказать, пусть сошьют?
Девушки озадаченно переглянулись.
— Об этом я и не подумала, — могргула Лара.
Карен улыбнулась.

5. Выпускной бал

Пошить платье Лара успела. Искристо-синее, скроенное без бретелек, оно чулком облегало пышную фигуру девушки. Втискиваясь в поддерживающий корсет, Лара повернулась к подруге.
— Никогда не думала, что отращу такое пузо, но без корсета мне в платье не влезть.
Карен похлопала ее по пузу.
— Поверь, детка, смотреться ты будешь великолепно. А насчет корсета не переживай, для вечернего платья мне и самой такой нужен.
Подруги похихикали и продолжили одеваться.
Приехали Кен и Гордон, и по пути на бал вся четверка заглянула к Клавдии в кафе — похвастаться нарядами и вообще. Клавдия поздравила молодежь, похвалила костюмы и общий вид, а потом спросила у Лары:
— А что же твоя мать, ей ты не собираешься продемонстрировать себя при полном параде?
Лара опустила взгляд.
— Мама Карен всех нас сфоткает, так что потом...
Клавдия резко возразила:
— Нет-нет, твоя мать должна увидеть тебя собственными глазами. Она это заслужила.
Лара была против.
— Да она только оскорблять меня и будет, зачем мне такое?
— Затем, что она твоя мать, — отрезала Клавдия. — Может, она несколько чересчур резковата...
— Резковата? — горько рассмеялась Лара.
Но Клавдия упрямо наклонила голову.
— Тем не менее, она твоя мать. И что бы ни случилось, всегда будет ею. А теперь отправляйся к ней.
Девушка посмотрела на друзей, потом снова на Клавдию.
— Нет. Прости, Клавдия, не могу. Я боюсь услышать то, что она может сказать. — Лара вздохнула. — Сейчас я чувствую себя очень красивой. Такой же, как когда была стройной. И не хочу портить этот вечер, потому что мать полагает, что я похожа на жирную троллиху. — Лара чмокнула Клавдию в щеку. Но все равно спасибо тебе.
И все четверо вышли из кафе.

Бал был замечательный, Лара даже вытащила потанцевать Гордона, которого давно уже приняла как своего друга и возлюбленного Карен. Девушка ничуть не удивилась, что королевой бала выбрали не ее, и искренне порадовалась за одну из подруг, которой достался роскошный хрустальный венец.
После бала парочки медленно двигались к автостоянке, и тут Лара увидела, что у выхода ее ждет мать. Миссис Парагон улыбалась.
— Мне позвонила Клавдия и сказала, что мне следует самой посмотреть, как ты выглядишь.
Лара кивнула, а мать продолжала:
— Она права. Ты прекрасна. Слишком прекрасна, чтобы описать это словами.
Миссис Парагон раскрыла объятия, и Карен пихнула подругу в спину:
— Ну же, вперед.
Мать и дочь обнялись, миссис Парагон ласково поцеловала Лару в щеку.
— Когда ты ушла, я как следует все обдумала. Прости меня за все те ужасные слова, которыми я тебя обзывала.
Лара крепко обняла мать.
— Значит, я могу вернуться домой?
— Пожалуйста, возвращайся. Ты моя дочь, я принимаю тебя такой, какая ты есть, и неважно, какой размер джинсов ты носишь.
Миссис Парагон вытерла слезы.
— Я так понимаю, у вас дальше вечеринка или нечто в этом роде. Развлекайся, но пожалуйста, не задерживайся.
Лара осторожно проговорила:
— Мы вообще собирались поехать перекусить.
Мать похлопала девушку по пышному предплечью.
— Приятного аппетита.
Потом повернулась к Кену и улыбнулась:
— Ты, значит, и есть тот самый молодой человек, который без ума от моей деточки.
— Да, мэм, — смущенно кивнул Кен.
Миссис Парагон быстро обняла его и шепнула на ухо:
— У тебя хороший вкус. Присмотри там за ней.
Попрощавшись с родителями, выпускники всей четверкой направились в город, где загодя присмотрели уютный ресторанчик.

Лара с матерью наконец наладили отношения, более того, миссис Парагон подружилась с Клавдией. Чувствуя себя спокойно и уютно, Лара не испытывала больше необходимости "заедать стресс" и вскоре прекратила объедаться. Худеть, правда, не стала — ей и так было хорошо.
Ей было хорошо и она знала, что красота была и осталась при ней.
Наконец-то с этим согласилась и мать.

1586 просмотров
Теги: weight gain, ssbbw, bbw

Рейтинг: +2 Голосов: 2

Видеоролики по теме

Комментарии