• ru
  • en

Здравствуйте друзья!

Мы рады сообщить о том , что обновили BigFox.club, теперь Вас ждут конкурсы с денежными призами, аллея звёзд и отсутствие ограничений.

Вы сможете знакомится, завести блог, загружать фотографии и видео, общаться с друзьями, а так же зарабатывать деньги!

Подписывайтесь на наш телеграмм канал и следите за новостями.

Оставайтесь дома

Перевод с DeviantArt

Оставайтесь дома
(StayAtHome)


— Похоже, эта хрень надолго, — на седьмой день карантина замечает Джек, прослушав очередной выпуск новостей и перебирая мои длинные локоны.
— А мне, честно говоря, даже нравится, — ответствую я, сцапав с кофейного столика очередной пончик, а потом вновь умостившись головой у него на коленях.
— Да я уж вижу, Кэти, — фыркает он и похлопывает меня по голому пузу, которое благодарно колышется. — Надеешься наконец перевалить за двести сорок? — подмигивает, глядя, как я расправляюсь с пончиком в два укуса.
Мы с Джеком, понимаете ли, не совсем нормальная парочка. Нет, у нас все как у людей, а "не совсем нормальное" подразумевает одну не такую уж мелкую фишку… ну, это изначально была скорее фишка Джека, чем моя, но со временем она и моей стала, и меня от этого прет теперь даже сильнее, чем его...
Раскармливание.
Мы встретились в конторе, я была свежеиспеченной девочкой за стойкой — собственно, до сих пор в приемной сижу, — а он, тогда интерн-юрисконсульт, ныне вырос в партнеры-совладельцы! Помню, как я впервые положила на него глаз — нет, это была не любовь с первого взгляда, он казался мне слишком самоуверенным и высокомерным, и каждый вечер болтался с приятелями по барам, пару раз кому-то бил морды и делал прочие глупости, в которых мужики потом стесняются признаться. Душа компании, рубаха-парень — такой был тогда Джек. Я же была полной его противоположностью, тихой интроверткой — не от смущения, нет, но лишних разговоров старалась избегать. И вообще общаться с людьми — ну не мое это. По мне, так самое лучшее — сидеть дома в одиночестве, не напрягаться и не нервничать!
В контору я пришла сразу после школы, восемнадцатилетней, и выглядела тогда… иначе. Я с детства была пухлым ребенком, выросла в такую же пухлую девушку, и честно говоря, на эту тему не парилась ни капельки. Мне не хотелось запихивать себя в социальные шаблоны красоты — мне было удобно, и это главное. Весила я тогда в районе девяноста кило, и распределены они были правильно — сиськи, окорока, немного в животик, но в деловом костюме все сочные округлости выглядели очень даже соблазнительно, привлекая совершенно ненужное мне внимание мужской части населения.
Джек несколько месяцев собирался с духом, чтобы подойти ко мне. Помню, я подумала — как это странно, что он вдруг заговорил со мной. Я тогда от сидячей работы, заедая нервы, поправилась килограммов на десять, в основном все это ушло в живот, который нависал над поясом, и я совершенно не чувствовала себя эталоном соблазнительности! Однако Джек категорически желал вытащить меня на свидание — и я согласилась.
Наедине со мной он оказался совершенно другим. Нервным, неуверенным, я даже спросила, почему он на людях ведет себя совсем иначе — все от нервов, признался он, мол, я очень нравлюсь ему и он не хочет испортить дело! Я, честно говоря, ушам своим не поверила, чтобы я вдруг кому-то понравилась? Джек не метросексуальный красавчик, но парень вполне симпатичный: ухоженные каштановые волосы, подстриженная бородка, накачанное в тренажерке тело, да такой может получить любую девчонку, какую захочет, а втюрился в такую стокилограммовую корову, как я!
Мы встречались почти месяц, прежде чем я решилась попросить Джека "остаться на ночь", и какая великолепная это была ночь! Он был заботлив и нежен, и мои формы ему нравились; я нервничала, но пара бокалов джина с тоником позволили мне расслабиться и дать Джеку возможность сделать со мной все, чего мы оба хотели!
Полгода спустя во мне было уже сто пятнадцать кило, меня переполняло отвращение к себе самой, пузо росло как проклятое, впрочем, не только оно — меня всю распирало, даже второй подбородок начал расти. Я расплакалась в объятиях у Джека, мол, я жирная уродина, а он успокаивал меня. Тогда-то он и признался.
— Кэти… я кое-что должен сказать тебе.
— Что, милый? — сквозь слезы спросила я. Честно говоря — я ждала, что сейчас он меня бросит, потому что я жирная корова; но случилось ровно наоборот.
— Мне нравятся… большие… девушки, — выдавил он.
— Чего?
— Я же вижу, как ты на стенку лезешь из-за своего веса, и просто хочу, чтобы ты знала — мне это нравится. Более того, мне понравится еще больше, если тебя станет побольше, — нервно проговорил он, глядя мне в глаза.
— Ох… вот уж чего не ожидала… хотя теперь-то понятно, почему ты всегда подсовываешь мне какие-нибудь вкусняшки и ни словом не пожаловался, что я за последнее время набрала пятнадцать кило.
Теперь паззл сошелся! Вот что во мне его привлекло. Я попросила Джека подробнее рассказать о своих пристрастиях, о том, что и почему возбуждает его, и от этого рассказа нам обоим сорвало крышу так, что мы прокувыркались в постели до утра! В итоге я согласилась воплотить в жизнь его фантазии, и… имеем то, что имеем.
Вот и лежу шесть лет спустя двухсоттридцатипятикилограммовой горой жира. Вскоре после той ночи мы стали жить вместе, и я начала расти как на дрожжах. В районе двухсот тридцати пяти я стабильно держусь вот уже четыре года — правда, когда мы проводили медовый месяц в Греции, на курорте "все включено", я таки доросла до двухсот сорока, но по возвращении, вернувшись к привычному ритму жизни, немного скинула обратно. Народ откровенно косится на нас: Джек, крепкий и подтянутый парень, и рядом с ним жирная и расплывшаяся я. Кто воротит нос, кто осуждающе поджимает губы, а нам пофиг, мы любим друг друга, и это главное!
В раскармливании мы пробовали все. Обычное чревоугодие, кормление через воронку, и мое любимое — "ролевые игры". Иногда мы запихиваем под мою одежку подушку, чтобы я выглядела еще толще, но самый частый вариант — я лежу на кровати, Джек обкладывает меня подушками и накрывает покрывалом, как будто мое пузо стало совсем уже горообразным, а я, соответственно, даже пошевелиться не могу, так разжирела. Это, наверное, самая темная фантазия у Джека: раскормить меня до неподвижности. Мы обсуждали такую фантазию, но сразу поняли, что это совершенно нежизнеспособный вариант… однако сейчас, замкнутая в четырех стенах, я почему-то только о нем и думаю!
— Милый...
— Да?
— Помнишь, мы когда-то фантазировали, мол, вот бы я настолько растолстела, что даже из дому выбраться не могла бы...
— Помню, конечно, было классно!
— Вот я тут и подумала: сейчас мы все равно сидим дома и не можем никуда выбраться, так может быть… пока попробуем?


Джек смотрит на меня, удивленно-озадаченный:
— Правда? Ты хочешь стать такой толстой, что даже не сможешь двигаться?
— Ну, может, не настолько, что даже двигаться не смогу — но мне кажется, мы должны выжать из нынешней ситуации все возможные преимущества. Раз уж нам твердят никуда не выбираться, не ходить ни в какие спортзалы, а только за жизненно важными покупками не чаще раза в день — мы оба знаем, что в спортзал я и так не пойду, за покупками можеть съездить ты, а я буду сидеть дома весь день… и объедаться с утра до вечера! Думаю, в таком режиме я смогу чуток поправиться! — И поглаживаю свое обильное пузо, мягкой горой выпирающее надо мной, лежащей на диване.
— Кэти, ты правда так решила? Они говорят, что вся эта хрень может продолжаться до рождества, это же восемь месяцев обжираловки! — голос Джека подрагивает от такой перспективы.
— Вот именно! Помнишь, в Греции я за две недели доросла до двухсот сорока, потому как набивала пузо двадцать четыре часа в сутки. Только потому и похудела, что потом вернулись на работу. А сейчас я буду лежать на диване и лопать — ты представь себе, как меня разнесет! Может, потом, когда все это закончится, я снова урежу рацион, чтобы все-таки выбраться из дома, но пока...
— Тогда давай не тратить времени зря, доедай пончики, а я пока организую побольше провизии! — Джек, преисполненный энтузиазма, спрыгивает с дивана, оставив меня распростертой пузом вверх.
— Не терпится, да? Тогда помоги, — протягиваю руки, и Джек помогает мне перетечь в сидячее положение, пузо выплескивается на бедра и промеж раздвинутых ног.
— Ты бы сняла штанишки-то, — предлагает Джек, глядя на мои растянутые розовые спортивки.
— Ну тогда и это тоже, — большим пальцем потираю лямку лифчика.
— Согласен!
Джек быстро и привычно стягивает штанишки с моих бочкообразных бедер и расстегивает крючки бюстгальтера, сиськи тут же выплескиваются по обе стороны моего громадного пуза.
— Открывай, — велит Джек, тут же запихивая пончик мне в рот.
— Мммф! Спокойно, милый, — смеюсь я, дожевывая сладкое колечко.
О да, этот карантин мне точно пойдет на пользу!

1901 просмотр

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Видеоролики по теме

Комментарии