• ru
  • en

Здравствуйте друзья!

Мы рады сообщить о том , что обновили BigFox.club, теперь Вас ждут конкурсы с денежными призами, аллея звёзд и отсутствие ограничений.

Вы сможете знакомится, завести блог, загружать фотографии и видео, общаться с друзьями, а так же зарабатывать деньги!

Подписывайтесь на наш телеграмм канал и следите за новостями.

Подстава

Перевод с DimensionsMagazine (ранее выкладывался на фиди.ру)

Подстава
(The Ringer)


Собрание началось по расписанию. Директор, Роберт Форд, поднялся и начал.
— Итак, на повестке дня у нас только один пункт. Вы, возможно, слышали, что на нашу компанию подали иск о необоснованном увольнении. Истец — Вероника Рейган. Так вот, слухи совершенно верны, более того, все еще хуже. Ей удалось пробить это в суд о правах человека, добавив к иску "дискриминацию на рабочем месте" и "притеснение".
— Какого рода дискриминацию? — уточнила бывшая начальница Вероники, Милдред Филлмор.
— Как вы помните, она за последний год заметно растолстела, — ответил он. — По ее утверждению, именно за это ее и уволили.
— Чушь, — фыркнула Милдред. — Ее уволили за некомпетентность и постоянные прогулы. Я сама заполняла бланки. Меня не интересовало, толстая она или нет — просто эта девица не исполняла должностные обязанности, вот и все.
— Неважно. Все это придется доказать НАМ — и учтите, проиграть дело мы не можем себе позволить.
Тед Картер, начальник отдела кадров, уточнил:
— А о какой сумме идет речь?
— Иск она подала на двадцать миллионов. Возможно, в суде мы срежем эту сумму, но даже десять процентов — слишком много. Наша страховка не покроет столь высоких судебных издержек.
— То есть как? — удивилась Марша Мадисон, главный бухгалтер. — Наша страховка должна покрывать судебные издержки в любом официальном случае.
— Верно, — согласился Форд, — но ведь наша компания специализируется на судебных тяжбах. Как мы будем выглядеть перед клиентами, когда весь свет узнает, что нас обвела вокруг пальца девчонка из приемной? У Теда есть мысль получше.
— Это какая? — спросила Марша Мадисон.
— Ответный огонь, — объяснил Тед. — Если мы докажем, что никаких дискриминаций по части персон ее размера у нас нет, мы чисты. Единственная загвоздка в том, что у нас нет кандидатуры нужных габаритов.
Джим Джефферсон похлопал себя по внушительному брюшку:
— Готов пожертвовать собой на благо общества!
Конференц-холл оживился, раздались смешки. Форд, однако, быстро восстановил порядок.
— Это не шутка. Даже и не думайте.
— Можно я, босс? — спросил Тед. Форд молча кивнул. — Очевидно, нам нужен кто-то ее габаритов. Среди персонала. Так мы подорвем достоверность ее претензий. Но прямо сейчас мы не можем нанять для этого новичка — если откроется, иск проигран. Так что нам нужен кандидат из нынешних сотрудников конторы. Это должна быть женщина с тем же уровнем оплаты труда, чтобы исключить вероятность протестов.
Линда Джонсон спросила:
— Я правильно поняла — вы хотите, чтобы одна из нас, женщин, набрала вес и тем самым дала основания отклонить иск?
— Вкратце — именно так, — кивнул Тед.
— И как много веса? — уточнила Линда.
— Боюсь, довольно много, — проговорил Форд. — Мисс Рейган весила около ста тридцати, когда ее уволили. Нам нужен кто-то схожих габаритов.
Линда скривилась.
— Я пас. Я и так единственная чернокожая сотрудница. И не намерена превращаться еще и в первую толстуху компании! — Захлопнув папку с бумагами, она встала и вышла вон.
— Что ж, — проговорил Тед, — давайте рассуждать с позиции логики. Вычеркнем из списка всех, кто не подходит, и посмотрим, с чем мы останемся. — Он взглянул на Бев Труман. — Вы исключаетесь. Год до пенсии, к тому же не забудем о риске для здоровья. То же и с вами, Джуди. — У Джуди Адамс был диабет, и слежение за весом превратилось у нее в навязчивую манию.
Оставались Марша Мадисон и Джейн Кеннеди. Джейн заметила:
— Вы же знаете, я работаю моделью на пол-ставки, и в контракте жестко прописан пункт насчет веса.
Форд кивком снял ее с крючка. Особую силу последнему аргументу добавляли и слухи о том, что между ним и Джейн что-то такое есть.
Последняя в списке, Марша, за последнее время несколько поправилась. Но причина заключалась скорее в трехмесячной беременности. А такое — явное жульничество, не говоря уже о том, что к моменту передачи дела в суд она может уже уйти в декрет.
Мужчины остались за столом, молча переглядываясь. Форд вздохнул.
— Вот так вот, господа. Вариантов не осталось.
— Погодите, — внезапно сказал Джим, — а как насчет Абби? — Абигайль Линкольн во время собрания осталась на коммутаторе, и о ней все забыли.
Форд задумался:
— Да, пожалуй, она идеально подойдет. Семья далеко и не помешает, мужа или постоянного парня нет, и к тому же она не блещет умом, судя по отзывам. Приведите ее — думаю, мы сможем ее уболтать.
— Погодите, — проговорил Тед, — давайте работать тоньше. Она последняя наша надежда, нельзя ее спугнуть. Уже почти полдень. Как насчет встречи за обедом, частным порядком?
— Хорошая мысль, — кивнул Форд. — И никому ни слова. Если поверенные мисс Рейган прознают об этом, нам конец. Тед, присоединяйтесь к нам — это все-таки ваша идея.
— Ладно, босс, — согласился он. — Я приведу ее.

Он привел ее и все трое отправились обедать в ресторан на первом этаже. Заменившая Викторию Рейган, Абигайль работала в конторе недавно, и Тед экспромтом выдал "ой, босс, какая неожиданная встреча, добрый день!" Сам Форд частенько посещал ресторан — удобное местоположение и превосходная атмосфера замечательно подходили для встреч с клиентурой.
Официант Марсель приветствовал всю троицу.
— Добрый день, м-р Форд. Сегодня в меню...
Взмахом руки Форд прервал речитатив:
— Нет времени. Подайте три моих обычных. Суфле из лобстера для начала. Выбор вина доверяю вам.
— Слушаюсь, сударь! — и удалился.
За совместным обедом следует познакомиться поближе. Когда Марсель принес закуски и вино, Форд проговорил:
— Итак, мисс Линкольн — ничего, если я буду обращаться к вам Анни?
Жующая суфле девушка явно удивилась:
— С чего бы это? Меня зовут Абби — от Абигайль.
От промаха Форда Тед поморщился, но постарался его сгладить.
— У босса нет возможностей близко знакомиться со всем персоналом. Отчасти поэтому мы и здесь.
— Прошу прощения, — наклонил голову Форд и отправил в рот еще кусочек. Видя, что девушка подчищает тарелку от последних крошек, он спросил: — Как вам здешняя еда, нравится?
— О да, босс. Обычно-то я ем салат или бутерброд из дому. А тут целый обед.
Форд махнул рукой официанту и указал на пустую тарелку Абби. Марсель понял намек и через несколько минут вернулся с еще одной порцией.
— Ух ты! Добавка! А вы как?
Тед уже собирался сказать "осторожнее, это еще не основное блюдо", но поймал тяжелый взгляд Форда и промолчал.
— Рад, что вам нравится, — проговорил директор. Он предложил было наполнить ее бокал, но расторопный Марсель опередил его.
Закуски сменились главным блюдом — ребрышками в соусе, — за которыми последовала солидная порция шоколадного творожника. Девушка поглощала обед так, словно знала, что всю следующую неделю будет голодать.
— Какая вкуснятина, — зажмурилась она, отодвигая вылизанную едва не дочиста тарелку. — Обожаю творожник, но очень редко его ем. Слишком уж калорийный.
Появился официант, спросил:
— Что-нибудь еще?
Форд взглянул на опустевшую бутылку.
— Принесите еще вина. Да, и Абби очень понравился ваш творожник!
— Я передам шеф-повару, — сказал Марсель. Через несколько минут он вернулся и принес тарелку с еще одним куском творожника — раза в два больше обычной порции. Поставил перед Абби и провозгласил: — За счет заведения, в дар приятному посетителю и прекрасной гостье, если не возражаете против подобных слов в ваш адрес.
Погладив живот, Абби отозвалась:
— Если буду так питаться каждый день, скоро перестану быть такой уж прекрасной. Ну ладно, все-таки особый случай...
И с новыми силами вгрызлась в сытное блюдо, запивая вином. Расправившись с дополнительным десертом, она сказала:
— Мне правда пора возвращаться на работу. Я и так уже опоздала.
— Расслабься, — отозвался Тед. — Вы же с боссом, а значит, не можете опоздать. Посидите. Выпейте еще.
Девушка хихикнула — похоже, вино оказало обычное действие.
— В таком случае, господа, прошу меня извинить, но мне необходимо посетить дамскую комнату.
Завершив этот визит, она вернулась за столик. Ее спутники потихоньку потягивали вино — это была уже третья бутылка. А ее ждал полный бокал роскошного красного кьянти и третий кусок творожника, еще больше прежнего. Молча пожав плечами, Абби принялась за дело, и покончив с добавкой номер четыре, сообщила в пространство:
— Хорошо, что я так не ем каждый день, а то бы в два счета растолстела как корова!
Посмотрела на своих спутников — оба вдруг стали очень и очень серьезными.
— Что-то случилось? Я что-то не так сделала?
Форд проговорил:
— Абби, нам надо обсудить кое-что важное. Это касается как вас лично, так и компании в целом.
— Продолжайте, — отозвалась она и отхлебнула вина для храбрости.
Эстафету перехватил Тед.
— Абби, на нас подала иск женщина, место которой заняли вы. Вероника Рейган.
Абби кивнула.
— Да, Ронни; я слышала пару слухов. Она была очень-очень толстой, да? Когда я только пришла на работу, мне купили новое кресло, старое она сломала, только представьте себе! Это ж сколько надо весить?..
Вмешался Форд:
— Абби, пожалуйста, позволь нам закончить.
— Простите.
Форд продолжил:
— Она обвиняет нас в том, что мы ее уволили, причем в основном из-за ее веса. Видите ли, среди персонала нет других крупногабаритных женщин, и она собирается убедить жюри присяжных, что это дискриминация.
Абби явно не поняла намека, а Форд с утра был на нервах.
— Господи, мне что, объяснить это на пальцах? Нам в конторе нужна пышная дама на ее старой должности, или мы проиграем дело.
Девушка увидела свет в конце туннеля.
— О, я понимаю! Вы снова берете ее на работу.
— Нет, — отозвался Тед, — этот вариант мы попробовали. Но она явно хочет именно денег и момента истины в суде. Так что нам нужно иное… решение.
Абби молча посмотрела на одного, на второго.
— Так, минутку, теперь я, кажется, понимаю. Вы вытащили меня из конторы и как следует подкормили прекрасным обедом, чтобы теперь огорошить дурной новостью. Вы увольняете меня, а на мое место берете какую-нибудь толстуху с улицы.
Глаза у девушки стали наполняться слезами, и тут терпение Форда сдало окончательно. Он взорвался:
— Вы что, действительно такая дура? Мы хотим, чтобы этой "толстухой с улицы" вы же и стали!
Не веря собственным ушам, она уставилась на них.
— Объясните-ка еще раз. Медленно, чтобы даже я поняла.
Тед быстро вставил:
— Давайте-ка успокойтесь, вы оба, пожалуйста. Абби, у нас серьезные неприятности. И лучшим решением будет, если вы немного поправитесь и тем самым выиграете для нас это дело. Вы наша единственная надежда, и если дело будет проиграно, работы лишимся мы все.
Абби задумалась.
— Понятно. Значит, я — ключевое звено. "Немного поправлюсь", это на сколько? — при этих словах она погладила плотно набитый живот.
Форд открыл было рот, но Тед успел раньше.
— Это оставьте нам. Возможно, дело рассеется и до того. Сейчас нам надо разработать основной план. До первого слушания у нас месяц, и мы можем еще оттянуть заседание суда.
— Меня вызовут свидетельницей?
— Не сразу, — отозвался Тед. — Вот если дойдет до суда, возможно. Об этом мы побеспокоимся позже.
Тут все-таки вставил слово Форд.
— Я все свое состояние вложил в эту юридическую компанию. Мне "возможно" не подходит. Абби, вам придется поправиться килограммов на двадцать самое малое. Возможно, на все пятьдесят. Ты согласна?
Погладив себя по животу, она отозвалась:
— Мама всегда говорила, что я люблю покушать. Потому-то я и сижу на малокалорийной диете, иначе меня бы расперло как бочку. Я немало потрудилась, блюдя фигуру, и не хочу ее терять. Не за просто так. Что я получу?
Тед укоризненно взглянул на нее.
— Вам следовало бы быть благодарной...
Форд оборвал его.
— Нет, она права. Нам следует предложить ей возмещение. Скажем, две сотни за килограмм. Если вы поправитесь на пятьдесят кило...
Абби подпрыгнула.
— Ни за что! Я не намерена толстеть на пятьдесят кило ради какой-то жалкой штуки баксов! Забудьте.
Тед мягко вставил:
— Это будет десять тысяч долларов, Абби.
— А, ну… тогда другое дело. Тогда согласна.
Форд поморщился и мысленно отметил, чтобы этой девице никогда и ни за что не давали продвинуться в бухгалтерию.
— И еще, — добавила она. — Для этого мне придется питаться как следует, гораздо больше, чем сейчас. Кто за это будет платить?
Форд вздохнул.
— Я открою вам счет в этом ресторане. В любое время приходите и заказывайте что угодно, только никакого алкоголя в рабочие часы. Мы также установим вам гибкий график обеденного перерыва и кофейных пятиминуток, чтобы хватило времени на все.
— И последнее, — добавил Тед. — Никому ни слова. Договорились?
— Конечно, — отозвалась она. — С кем мне об этом болтать-то?
— Спасибо вам, — сказал Форд. — А теперь нам действительно пора.
Оба встали, но Абби осталась сидеть на прежнем месте.
— Все в порядке? — спросил Тед.
— О да, — ответила девушка, — я просто подумала, что с тем же успехом могу прямо сейчас и начать. К тому же я перебрала с вином и толком не смогу сейчас работать. Пришлите официанта, хорошо?
Мужчины удалились, а на столик подали четвертую порцию десерта. Теперь уже не творожник, а тирамису. Что ж, по крайней мере кандидат буквально горит на работе.

Наутро Форд забеспокоился, не перешла ли Абби на другую сторону — в восемь утра ее все еще не было за столом. Он подошел к Теду, и тот заверил его, что все в порядке.
— Она в ресторане, завтракает.
Завтрак включал в себя омлет из трех яиц с шестью сосисками, тост с ветчиной и двойную порцию жареной картошки, плюс десерт — два куска яблочного штруделя со взбитыми сливками. Потирая раздувшийся живот, Абби подумала — насколько она успеет поправиться, прежде чем всем и каждому откроется тайный план?
Ответ она получила, едва добравшись до рабочего места. На столе ее ждала коробка с заварными и килограммовый пакет шоколадок. Контора знала, кого приговорили на заклание.
Заварные оказались вкусными и, вопреки опасениям, исчезли к десяти утра. Шоколадки отправились следом за ними, и к полудню на столе не осталось и следа съеденного. В обязанности Абби входило отвечать на звонки во время обеденного перерыва, и она решила, что в ресторан спустится позднее. Не понадобилось: вошедшая Джейн оставила на столе пакет с парой чисбургеров и жареной картошкой с луком.
— Мой вклад, — проговорила она. — Самое меньшее, что я могу, учитывая обстоятельства.
Абби как раз слизывала с пальцев последние крошки, и тут появился Джим.
— А, хорошо, что ты здесь. Я принес тебе обед.
С некоторым трудом она осилила сандвич с фрикадельками и клубничный коктейль; потом отодвинулась от стола и откинулась в кресле, оглаживая раздувшийся живот.
Час дня. Обеденный перерыв закончился, и Абби решила спуститься за десертом. На этот раз она осилила три яблочных слойки и пару стаканов шоколадного молока — никакого вина, как и оговаривалось.
Наверху на столе ее ждал еще один сюрприз: целый шоколадный творожник и записка, сделанная почерком м-ра Форда: "Приятного аппетита. Спасибо за все".
Аппетита как раз хватило, чтобы приговорить торт к концу рабочего дня. Абби как раз снимала с вешалки пальто, но ее остановила Джейн.
— По нашему делу компания назначила меня поверенным ответчика. Мне бы хотелось переговорить с тобой без свидетелей. Ужин с меня, хорошо?
— Ладно, — сказала Абби, — только давай не тут внизу. А то вдруг мне надоест здешняя кухня.
— Здравая мысль, — согласилась Джейн. — Я знаю хорошее местечко.
В выбранном Джейн ресторанчике оказался "шведский стол". Они обсуждали дело и потихоньку кушали. Абби бегала к стойке четыре раза, а потом еще три — за десертами. Вопреки собственным прежним протестам, Джейн также кушала без стеснения и сама съела две порции, а потом еще два десерта. Девушки нашли общий язык и с тех пор Джейн вытаскивала Абби на ужин раз в неделю.

День за днем протекал в том же ритме. Абби начала операцию 59-килограммовой пышечкой — пропорции 95-57-90 при росте в 162; за неделю она округлилась на четыре кило, и вся мужская часть конторы провожала взглядом ее фигурку; 97-60-92! Еще неделя — еще пять кило, итого 68, и втиснуть в старую одежду новые формы — 102-63-97 — было уже нетривиальной задачей.
Теперь Абби носила легкую кофточку, пуговицы которой с трудом сдерживали напор ее пышных форм. Две нижние пуговицы не застегиваливь вовсе — живот мешал. Юбка стала такой тесной, что под нее невозможно было надеть даже нижнее белье, и располневшие бедра и ягодицы изрядно саднили.
Мисс Филлмор неодобрительно оглядела ее и проговорила:
— Дорогуша, в нашей компании принято придерживаться определенных норм. Эта одежда категорически неприемлема. Боюсь, мне придется подать рапорт по этому поводу. Также тебе следует более профессионально относиться к своим обязанностям. У тебя на клавиатуре и телефоне крошки и следы варенья. Люди жалуются, что ты вечно что-то жуешь, когда отвечаешь на звонки. Это невежливо.
Абби как раз поедала яблочный пирог. Подняв взгляд, она проговорила:
— Послушай, ты же знаешь, зачем я все это делаю. Это не так уж легко, а я не могу позволить себе покупать новую одежду каждую неделю, не с моей зарплатой. — Она сунула в руки начальнице тарелочку с последним ломтем пирога. — Думаешь, это так просто? Попробуй сама. А с меня хватит.
Встала и быстро зашагала в дамскую комнату, со следами слез на щеках.
Джейн, видевшая всю сцену с самого начала, одарила Милдред недовольной гримасой.
— Я попробую все уладить, — сказала она, — но если м-р Форд узнает, что она передумала, виноватой будешь ты.
Она отправилась в дамскую комнату. Абби сидела на кушетке и заливалась слезами. Джейн погладила ее по плечу:
— Что стряслось?
— Что стряслось? — отозвалась Абби. — Ты что, слепая? Я растолстела до 68 кило, ни во что не влажу и выгляжу как чучело! Вместо бюстгальтера пришлось надеть верх от бикини — в старые лифчики сиськи не втиснуть, так располнели. И вся контора надо мной потешается!
Джейн критически оглядела девушку. Чучело не чучело, но вид был действительно забавным. Особенно вверху, где тонкая ткань едва выдерживала напор двух колышущихся полусфер четвертого размера. Тем не менее, Джейн проговорила:
— Не думаю, что Милдред потешалась. Во всяком случае ТЕПЕРЬ, когда я шепнула ей пару ласковых, ей точно не до смеха. Не беспокойся, м-р Форд на твоей стороне.
Осознав, что и Джейн на ее стороне, девушка немного успокоилась.
— Впрочем, ты права, — заметила Джейн, — в таком виде на работе появляться нельзя, но и мы не можем требовать от тебя оплачивать последствия твоего...
— Самопожертвования, — хмыкнула Абби.
— Вот что. До обеда двадцать минут. Приведи себя в порядок, а потом мы кое-куда прогуляемся.
Абби послушалась и, вернувшись на свое место, доела остаток пирога. После обеда все в том же ресторанчике Джейн повела ее наружу.
— Мы куда идем? — спросила девушка.
— Я не зря подрабатывала моделью, — ответила Джейн. — У меня остались кое-какие знакомства, в том числе и в шмоточных кругах. Думаю, я смогу убедить их нам помочь.
Девушки остановились у магазинчика дамской одежды. Заведение специализировалось на "не вошедших в коллекцию" вариантах от кутюр — совершенно сногсшибательные модели за вполне приемлемую цену. Джейн познакомила Абби с хозяйкой, та прониклась и охотно помогла им. Подобрали пару костюмов, записав покупки на счет компании.
— Много брать не будем, — заметила Джейн, — пока дело не закончится. А уже потом обновим тебе гардероб полностью.
Абби, услышав это, даже опустила недоеденный чисбургер.
— То есть как — обновим гардероб? Сколько же мне, по-твоему, надо будет оставаться вот такой?
— До завершения дела так точно. А это значит, еще несколько месяцев самое малое.
Теперь примерно дважды в месяц Абби приходилось посещать тот магазинчик.

День за днем, килограмм за килограммов. К концу четвертой недели Абби набрала еще тринадцать кило, 22 с начала операции. 81-килограммовая фигурка девушки, упакованная в точно подобранный костюм, прекрасно подчеркивала все ее формы — 112-69-105!
В течение дня редко выпадал момент, когда она не жевала бы. Передвигалась девушка уже вперевалку, и работать ей становилось все труднее.
Мисс Филлмор поставила вопрос ребром и заявила Форду:
— Я вынуждена подать еще один рапорт в адрес мисс Линкольн. Она не выполняет должностных обязанностей, а другие сотрудницы жалуются, что она постоянно опаздывает с обеденного перерыва. Вы же знаете, работа на коммутаторе чрезвычайно важна, нет звонков — нет клиентов.
Форд кивнул.
— Я знаю. Но и вам известно, чем она занята.
— Безусловно, и стараюсь делать все возможное. Я знаю, что она — часть операции по спасению компании. Но компания прежде всего должна работать. Какой смысл спасать скорлупу выеденного яйца?
— Тоже верно, — согласился Форд. — Что ж, посмотрим, что можно будет сделать. Сегодня у нас встреча с мисс Рейган и ее поверенным. Возможно, дело разрешится само по себе, если нам повезет.

Не повезло.
Перед встречей Джейн подошла к Абби и сказала:
— Тебе нужно исчезнуть. Нельзя, чтобы противник сейчас тебя видел. Так, просто на всякий случай.
— И что мне делать? — спросила Абби.
— Спускайся в ресторанчик и принимайся за дело. Мобильный возьми с собой, я позвоню, когда горизонт очистится.
Через две минуты после того, как лифт увез Абби вниз, в вестибюле появились мисс Рейган и ее поверенная, Мелисса Грант. Мелисса, пухлая рыжая дама лет тридцати пяти, размерами была примерно с Абби — но рядом со своей клиенткой казалась миниатюрной.
Полгода назад Виктория Рейган весила около 130 кило. После увольнения из компании она набрала еще с полцентнера. Не то чтобы она казалась уродиной, но и хорошенькой назвать ее было трудно: тускло-каштановые кудряшки, пухлое лицо в веснушках, никакой косметики и безвкусный коричневый костюм, купленный килограммов этак двадцать назад. Плюс вечно угрюмая гримаса, от которой при ее появлении в конференц-зале стало примерно так же весело, как в морге.
Джейн и Форд попытались достичь соглашения с противником. Не удалось. Встреча оказалась безрезультатной.
Когда противник удалился, Джейн шепнула директору:
— Видели? Она же громадная!
— Я не слепой, — отрезал Форд. — Не уверен, что при таких обстоятельствах наш план сработает. Если дело дойдет до суда, надо, чтобы наш аргумент выглядел более...
— Весомым? — уловив намек, произнесла Джейн.
— О да. Куда более весомым. Не надо прямо сейчас ей говорить, впрочем, это терпит. Сделай мне одолжение, позови Теда.
Тед появился через несколько минут, и Форд сказал:
— Надо поговорить с Абби.
— Разумеется. Сейчас ее позову.
— Не надо, она внизу. Можем побеседовать и за обедом. Джейн, вы тоже идите с нами, обед с меня.

Спустившись в ресторан, они подошли к Абби. Та как раз приканчивала закуску (уже третью по счету). Пока трое новоприбывших заказывали обычный обед и потихоньку с ним расправлялись, девушка умяла порцию стейка, полную миску макарон с сыром и три десерта. Плюс заказанное директором, как обычно, вино.
Форд начал развивать тему со всей доступной ему деликатностью.
— Абби, нам нужно подробно разобрать, куда нас все это заведет. Я привел Теда, потому что нашему плану необходимо дополнительное тыловое обеспечение.
— То есть? — озадаченная, спросила она.
Тед проговорил:
— Последнее время Милдред Филлмор жалуется на вашу производительность и манеру работать. Множественные рапорты для подшивки в твое дело — неполная или небрежная работа, постоянные задержки.
У Абби уже глаза слезами наполнились, но тут вступила Джейн:
— Расслабься, родная, виновата не ты, а мы. Твой рабочий день не резиновый. Без ресторана никак; значит, так и будет. Нам нужно определить круг обязанностей, которые ты могла бы выполнять, в пределах твоего расписания. Остальное придется переложить на других. По части основного дела: судя по всему, все же дойдет до суда. Месяца через три, точную дату мы получим на днях. А пока что ты просто продолжаешь работать над собой.
— Знаю, — отозвалась девушка, — мне еще осталось двадцать с лишним кило. Но если впереди три месяца, это нетрудно.
Форд проговорил:
— Итак, бухгалтерия исключается. С вашими математическими дарованиями мы уже ознакомлены.
Абби вставила:
— Еще у меня трудности с архивами. Я так растолстела, что мне трудно лазить по шкафам — ни встать на стул, ни нагнуться толком. На днях у меня треснула юбка и пришлось уйти с работы посреди дня. Потом, насчет почты — сортировка еще ладно, но пока я половину разнесу по местам, выбиваюсь из сил. В общем, это тоже трудная работа, а вы ведь не хотите, чтобы я похудела?
При этом она погладила разбухший живот, и все трое согласно наклонили головы.
Джейн предложила:
— Печатать можешь?
— Немного. Но не блестяще.
— Значит, будете работать с документами, — завершил Тед.

Отныне это было ее единственной обязанностью, прочие задания в приказном порядке взяли на себя остальные. Милдред недовольно морщила нос:
— Ты на этот жалкий меморандум извела три дня. Что ты вообще тут делаешь?
Абби и сама уже начала задавать себе этот вопрос. Официально она была полноценной сотрудницей секретариата компании. Фактически — подставным лицом: профессионалкой, которой платили, чтобы она набирала вес.
Но уж эту работу Абби выполняла самым старательным образом. Хотя впереди было еще три месяца, девушка ничуть не умерила количество поглощаемых калорий. Наоборот, скорее увеличила темп. Теперь Джейн почти каждый вечер водила ее в ресторанчик со шведским столом (и в итоге несколько поправилась сама, впрочем, ей-то никто на это не пенял). За следующий месяц Абби набрала 34 кило, и ее формы выросли до 125-75-123.
Представ всеми своими ста пятнадцатью килограммами перед Фордом в его кабинете, она заявила:
— Я выполнила наш договор. С лихвой. Я набрала пятьдесят шесть килограммов, на шесть больше, чем договаривались.
— Молодчина! — кивнул он, полагая, что она уйдет. Но Абби осталась на месте. — Что-то еще?
— Ну, вы ведь мне обещали две сотни за килограмм. Я выполнила все требования, и вы должны мне...
Колесики арифмометра натужно заскрипели.
— Одиннадцать тысяч двести, — проговорил Форд, — что, по-прежнему не жалуете арифметику?
Она отмахнулась от оскорбления.
— Слушайте, с меня довольно. Меня уже от всего этого тошнит. Единственной причиной, почему я еще на дистанции, были деньги. Так что я бы хотела получить их, если не возражаете.
— Ясно, — сказал он. — Что ж, я вообще-то собирался заплатить вам после суда. В противном случае вы, милочка, можете сойти с дистанции и оставить меня на бобах.
Абби надулась.
— Мы так не договаривались. Я прямо сейчас сажусь на диету! К черту деньги, с меня хватит!
Теперь уже забеспокоился Форд.
— Погодите. У меня есть другое предложение.
— Слушаю, — Абби нетерпеливо скрестила руки на груди шестого размера.
Форд проговорил:
— Согласен, сроки выплаты мы не обсуждали. Прошу прощения за задержку. Но похоже, наш неприятель оказался куда тяжелее, чем мы полагали, и ваши усилия пропали бы без толку.
Абби стало неуютно.
— И что вы предлагаете?
— Я обещал вам две сотни за килограмм. Что вы скажете, если я предложу вам пять сотен долларов, и попрошу поправиться еще?
— Хм. "Еще" — это на сколько?
— Где-то на центнер. Мисс Рейган сейчас невероятно растолстела. Мы вообще-то даже боялись дать вам повидать ее.
Девушка взорвалась.
— Да вы спятили! Во мне уже 115. Это ж мне придется растолстеть до… 190? Ни за какие коврижки!
Форд закатил глаза.
— До 215, Абби. — Господи боже, какая же она дура! Но заменить ее — некому. — Вы осилили уже солидный путь. Взгляните на это с другой стороны: вы ведь уже куда толще, чем хотели бы быть. Почему бы не воспользоваться моей щедростью и не пойти дальше?
Она призадумалась, потом сказала:
— Хорошо, будь по-вашему. Но у меня есть условие. Первые пятьдесят кило — так, как договорились. Все остальное, включая шесть, которые я уже набрала, пойдут по штуке баксов за килограмм! И половину — мне на руки перед тем, как я выйду давать показания!
— Ого! — присвистнул он. — Тысяча за кило — дороговато для мясца, вам не кажется?
Она твердо взглянула ему в глаза:
— А коли дороговато, ищите себе другую корову. Времени у вас на это уже нет. Да, кстати, уволите меня — подам в суд. Так что вот мои условия. К началу суда я поправлюсь по крайней мере до 215 кило, ну а вы — подготовите чек на 55600, а остаток выплатите по завершении. Согласны?
— Пожалуй, придется согласиться, — кивнул он и скрепил рукопожатием новую сделку. С тем Абби и удалилась, потирая урчащий от нетерпения живот.
Форд хихикнул. Юная вымогательница заслуживала уважения. Даже вдруг считать научилась. Да, обойдется эта операция ему недешево. Если все пройдет успешно. Если...

Месяц спустя. Плюс 44 — Абби весила теперь 159 кило, а в обхвате имела 147-90-140.
Ко дню судебного заседания Абби расплылась до 218 кило, обзаведясь бюстом восьмого размера и обхватами 180-110-170.
Печатать? Давно пройденный этап. Когда Абби с трудом впихивала массивный бюст и пузо за рабочий стол, до клавиатуры ее руки все равно уже не доставали. Так что весь день она просто сидела за столом и поглощала пищу. А главным физическим упражнением было — встать, сходить в уборную и спуститься на лифте в ресторанчик. Обед длился не менее двух часов. Чтобы не скучать в лифте, Абби нередко прихватывала с собой что-нибудь вкусненькое и туда.

Суд проходил, как и предполагалось. Помимо заключений пары экспертов по дискриминации на рабочем месте, иск основывался исключительно на свидетельстве мисс Рейган.
В списке свидетелей Абби отсутствовала, поскольку ее планировали представить как "контрдовод". И хотя защита знала, что контрдовод ей наверняка потребуется, такое было в рамках закона. Почти.

На третий день суда на сцену вышла Вероника. Она за это время еще больше растолстела — позднее она засвидетельствует, что весит 273 килограмма и в обхватах имеет 205-123-185. Весь зал широко распахнутыми глазами смотрел, как истица и главный свидетель с трудом протискивается на свидетельское сидение и тяжело плюхается на скамью, выбившись из сил после преодоления двух невысоких ступенек.
Начал ее представитель.
(Мелисса) В: — Как вы полагаете, почему вас уволили?
(Вероника) О: — Потому что я была толстая. Думаю, м-р Форд ненавидит толстых.
Джейн вскочила:
— Протестую, ваша честь. Умозрительные догадки, ваша честь.
Судья:
— Протест удовлетворен. Мисс Рейган, прошу основывать ваши свидетельства на фактах, а не на ваших личных мнениях.
(Мелисса) В: — Что вас заставило сделать такой вывод?
(Вероника) О: — Ну, когда меня брали на работу, в конторе не было толстых сотрудников. И потом — тоже, никого. Я три года там работала, заслужила два поощрения. Тогда я весила 61 килограмм. Вот мое школьное фото в костюме болельщицы.
Когда фотографию представили в качестве доказательства, Джейн и Форду разрешили ознакомиться с ней. Форд оглядел фото дважды и довольно долго смотрел на свидетельницу и на изображение, криво ухмыляясь.
Вероника продолжила:
— Но когда я начала поправляться, все изменилось. Что бы я ни делала — все оказывалось не так. Меня засыпали жалобами за малейшие недочеты. От всего этого стресса я начала есть еще больше.
(Мелисса) В: — То есть ваша точка зрения заключается в том, что вы набрали вес вследствие своего рода болезни, вызванной работой.
(Вероника) О: — Частично. Да. А потом меня за это уволили. Это нечестно.
Поблагодарив, представитель истца произнесла:
— Свидетель ваш.
Джейн встала и начала.
(Джейн) В: — Итак, вы утверждаете, что весь вопрос относительно вашего веса связан с работой.
(Вероника) О: — Да.
(Джейн) В: — Сколько вы весили перед увольнением?
(Вероника) О: — 130 кило, плюс-минус.
(Джейн) В: — Понятно. А сколько вы весите сейчас?
Мелисса Грант увидела ловушку. Поздно — дверь для этого вопроса уже была открыта. Она заявила протест, но судья его отклонил.
(Вероника) О: — Ну, я несколько тяжелее, чем была тогда. И что с того? Вы, кажется, тоже несколько поправились с нашей последней встречи, милочка.
Это было правдой. Постоянные обеды и ужины в компании Абби оставили свой след на некогда спортивной фигуре Джейн, теперь к ее былым 50 кило добавились еще 25. Нынешние формы — 107-57-135! — едва вмещались в привычный деловой костюм, особенно трудно приходилось юбке, которая толком не скрывала сильно раздавшегося заднего фасада. К вящему удовольствию всех мужчин в зале, когда Джейн прохаживалась туда-сюда, бедра ее изрядно колыхались в стороны, и она это знала.
Огладив свои округлые ягодицы, Джейн подала протест:
— Ваша честь, прошу свидетельницу ответить на поставленный вопрос. Мой вес не является предметом нынешнего разбирательства.
— Она права, мисс Рейган, — проговорил судья. — Пожалуйста, ответьте на вопрос.
(Вероника) О: — Около 270 кило. Плюс-минус. А что?
(Джейн) В: — Итак, верным ли будет утверждение, что вы поправились приблизительно на 70 кило, пока работали у нас, и еще на 140 — после этого?
(Вероника) О: — Что ж, пожалуй, это математически правильно, однако я бы назвала такое утверждение бестактным.
(Джейн) В: — В таком случае, если на работе на вас так давил стресс, как же это вы ухитрились, утратив работу, набрать за столь краткий срок вдвое больше веса, чем во время нее?
Вероника не ответила. Расплакавшись, она выдавила:
— Вы меня обманули. Я совсем не это имела в виду...
Джейн знала, что победила, и разжала коготки. Добивать плачущую свидетельницу было бы непрофессионально. Лучше пусть ее ключевая свидетельница нанесет завершающий удар.

Мелисса завершила представление дела. Очередь перешла к Джейн.
— Ваша честь, в моем списке свидетелей стоит лишь ответчик, однако я прошу у суда разрешения представить свидетеля в опровержение заявления истца.
Мелисса поднялась и воспротивилась, утверждая, что это бесчестный сюрприз. Судья утихомирил ее, напомнив, что здесь гражданский, а не уголовный суд, дающий большую свободу сторонам.
Суд постановил вызвать Абигайль Линкольн.
Она вошла, держа пакет с пончиками, которые и жевала, пока шла к свительскому месту. Бейлиф перехватил у нее пакет:
— Простите, мисс, есть в зале суда запрещено.

Джейн три часа наводила на нее блеск. Она хотела, чтобы Абби оставила незабываемое впечатление. Сильно раздавшаяся вширь Анжелина Джоли. Длинные черные волосы завитками обрамляли пухлое лицо. Футболка с низким вырезом демонстрировала все богатство 180-сантиметрового бюста восьмого размера. Декольте выпирало сантиметров над тридцать над грудной клеткой, практически скрывая округлый животик, на который слегка опиралось для поддержки. Громадный задний фасад Абби был упакован, практически утрамбован в сшитую по спецзаказу кожаную юбку, под которой просматривалось малейшее шевеление ее располневших бедер. Она не без труда вперевалку прошествовала по залу и вскарабкалась на свидетельское место. Форд и Джейн ожидали изумления во взглядах противной стороны — и удивились сами, не обнаружив такового.
Вопросы Джейн были краткими.
(Джейн) В: — Сколько вы весите?
(Абби) О: — 218 килограммов.
(Джейн) В: — Намекал ли вам кто-либо в компании хотя бы раз, что ваш вес доставляет другим неудобства, либо угрожал бы увольнением в связи с этим?
(Абби) О: — Нет, нисколько. Все были весьма любезны, помогая мне найти работу, которую я могла бы выполнять.
Джейн повернулась к судье:
— У меня больше нет вопросов. Полагаю, одним фактом привлечения данного свидетеля мы доказали нашу точку зрения. Советник, свидетель ваш.
И, виляя бедрами, Джейн прошла к своему месту. На лице ее застыло мрачное торжество.
— Перекрестный допрос будет? — спросил судья.
— Да, — отозвалась Мелисса.
(Мелисса) В: — Сколько вы весили, когда вас приняли на работу?
(Абби) О: — Около 60.
(Мелисса) В: — Понятно. То есть большую часть нынешнего веса вы набрали после того, как начали работать в компании, так?
(Абби) О: — Да, пожалуй.
(Мелисса) В: — Скажите, насколько вам известно — принимали ли на работу в компанию кого-либо, кто уже был толстым?
(Абби) О: — Нет, и представить себе такого не могу. М-р Форд ненавидит толстых, я не раз слышала, как он говорит нечто подобное.
Мелисса ожидала, что оппонент заявит протест, но и Джейн, и Форд молча ожидали, пока та завершит мысль.
(Мелисса) В: — Получали ли вы жалобы относительно вашей манеры работать?
(Абби) О: — Только от мисс Филлмор.
(Мелисса) В: — Каковая является единственно значимым лицом как ваш непосредственный начальник, так? На самом деле у меня есть данные, что она написала целую стопку рапортов относительно вас, но этим бумагам не дали хода. Мою клиентку уволили за гораздо меньшее.
(Абби) О: — Откуда вы это взяли? Я полагала, мое рабочее досье конфиденциально.
— Протестую, ваша честь, — вступила Джейн. — Мы сейчас не будем развивать тот явный факт, что у мисс Грант имеется информатор внутри компании. Здесь рассматривается другое дело. Да, мы понимали, что Абби нуждается в особом отношении и назначили ей соответственный уровень рабочих обязанностей. Учитывая ее размеры, я бы не назвала это "дискриминацией по весу". М-р Форд имеет право на собственное мнение до тех пор, пока его взгляды не касаются производительности компании. Впрочем, для протокола, я никогда не слышала от него каких-либо негативных комментариев в адрес персон с излишками веса.
Мелисса проговорила:
— Ваша честь, если мне будет позволено продолжить, я полагаю раскрыть свою позицию.
— Продолжайте, — велел судья, — но поскорее переходите к делу.
(Мелисса) В: — Поговорим о вашей работе. Когда вы набрали вес, что именно вы делали в течение дня?
(Абби) О: — В основном — ела. Немного работала с текстами. Для всего остального я слишком растолстела.
(Мелисса) В: — И компанию это устраивало. Они намеренно платили вам, чтобы вы ели — то есть набирали вес, так?
(Абби) О: — Предполагалось не совсем это, но в итоге так и получилось.
Она посмотрела на Форда; тот медленно закипал. Джейн качала головой.
Мелисса медленно подошла к свидетельскому месту и проговорила:
— Я хочу, чтобы вы очень внимательно выбирали слова, отвечая на следующий вопрос.
(Мелисса) В: — Что вы имели в виду, говоря "так и получилось"?
(Абби) О: — Ну, я начала работать и все такое. Мне платили зарплату, оплачивали еду и новую одежду, когда я начала толстеть. Но мне так и не выплатили премию. В последний момент м-р Форд передумал и сказал, что я ее получу после суда.
(Мелисса) В: — Какую такую премию?
(Абби) О: — Мне обещали заплатить за каждый набранный килограмм, чтобы я стала такой же толстой, как она. Было очень нелегко — сколько бы я ни поправлялась, она тоже толстела. Я так и не смогла ее догнать. Но сделала все, что от меня только зависело, и сейчас они должны мне более ста тысяч. А мне так и не заплатили. М-р Форд временами такая жадная сволочь...
Мелисса улыбалась, Вероника ухмылялась. Джейн рухнула лицом в ладони.
У Форда нашелся другой, хотя и предсказуемый ответ. Медленно кипящий гейзер внезапно взорвался.
Он выпрямился за столом и заорал:
— Толстая сучка! Вечером я бы заплатил все до цента. А сейчас вы все испортили. Вы уволены.
Потом он принялся орать на всех подряд, так, что его вывели под руки из зала заседаний и вкатили успокоительного. Только долгий опыт судебных баталий спас Форда от заключения за решетку за сопротивление властям.
Абби, всхипывая, смотрела на Джейн:
— Я все испортила, да? Но я же не могла лгать на свидетельском месте, иначе меня отправили бы в тюрьму...
Джейн обняла ее.
— Ты права.
Да, настоящий виновник — тот крот, который шпионил для Мелиссы. И она сильно подозревала, что мисс Филлмор многое придется объяснить завтра утром...
Пока она собирала бумаги, подошла Мелисса и сказала:
— По-моему, дело зашло достаточно далеко.
— Согласна. Осталось еще свидетельство м-ра Форда, но полагаю, завтра утром он будет готов к разумному компромиссу.
А что, у него есть выбор?

Утром, в девять, Мелисса, Форд и Джейн встретились в конференц-зале. Два стола в компании опустели. Один принадлежал мисс Филлмор, уволенной часом ранее за свой вклад в поражение. За вторым ранее сидела Абби.
Мелисса представила бумаги, зачитала обычное вступление, и озвучила итоговую сумму.
— Пять миллионов! — заорал Форд. — Это чушь. Вы же раньше говорили о двух миллионах.
— Да, а вы предлагали пятьдесят тысяч, — согласилась Мелисса. — Но это было до суда. После вашего вчерашнего перформанса, полагаю, мы сумели бы отсудить двадцать миллионов. Плюс возможный штраф за обман, который вы попытались подстроить.
— Кстати, об обмане, — вступила Джейн. — Абби должна была свидетельствовать в нашу пользу. Вы явно знали об этом заранее и подучили ее, как отвечать. Мы ведь можем подать иск о манипулировании свидетелем.
— Не можете, — хихикнула Мелисса. — Ее ведь не было в списке свидетелей, помните? Вы выставили темную лошадку, а она сработала не в вашу пользу. Однако, отвечая на ваш вопрос — нет, мы ничему не учили Абби. Я в тот день впервые увидела ее. Вообще-то, м-р Форд, не будь вы такой "жадной сволочью", как сказала девушка, у вас ведь могло и получиться. Она вполне готова была соврать, не зажми вы обещанные ей деньги.
Она протянула ему ручку.
— Подписывайте, или увидимся в суде. Теперь у вас нет выбора.
Джейн посмотрела на него и кивнула. Он подписал. Собрал копии.
— Мне нужно несколько дней, чтобы собрать нужную сумму.
— Не вопрос, — кивнула Мелисса. — Хоть целую неделю, если надо.
Потирая виски, Форд опустился на стул.
— Просто хочу поскорее покончить со всем этим...
— В таком случае, — сказала Мелисса, — мы можем сэкономить друг другу массу хлопот.
Озадаченная Джейн посмотрела на нее:
— Что еще?
— После вашего вчерашнего демарша мисс Линкольн попросила меня представлять ее. Примерно на ту же тему, должна вас огорчить. И учитывая, что вы от нее потребовали — ваше дело заранее проиграно.
Форд кивнул.
— Пусть пришлют мне номера счетов, я подготовлю все документы о переводе через пару дней.
Вошел в свой кабинет и закрыл дверь.
Какое-то время два младших компаньона ожидали самого худшего — скажем, выстрела. Джейн взглянула на коммутатор: линия Форда была занята, директор с кем-то говорил...

Два дня спустя.
Абби прервала разговор и подошла к двери. В глазок она увидела мужчину в капюшоне с коробкой пиццы. Отлично, решила она, хоть кто-то догадался, что я проголодалась.
Открыв дверь, она впустила его.
— Пицца прибыла.
А потом взглянула на разносчика и ахнула. Это был м-р Форд. И в руке он держал пистолет.
— Здравствуйте, мисс Линкольн. Странно, что вы здесь, ведь этот дом принадлежит ей.
Он указал на диван, где сидели Вероника Рейган и Тед Картер.
Махнув пистолетом, Форд продолжил:
— Весьма мило. Почему бы вам не присоединиться к вашим приятелям, мисс Линкольн, тогда я смогу видеть всех вас.
Пиццу он поставил на стол. По комнате поплыл знакомый аромат. Обе женщины жадно уставились на коробку; Тед основное внимание уделял лицу Форда и пистолету.
— Валяйте, не стесняйтесь, — кивнул он на пиццу.
Тед начал:
— Это не то, что вы думаете...
— Ну да, конечно, — хмыкнул Форд. — Я думаю, друг мой, что три любителя-мошенника чуть не обули меня на десять миллионов. Поэтому и прихватил пистолет. В юриспруденции я много лет и постоянно пересекаюсь с профессиональными аферистами. Рано или поздно они попадаются, это часть игры. Так вот, любители бросаются в панику. Кстати, профессионалы никогда не воспользовались бы настоящими именами.
Абби сказала:
— Позвольте, я объясню...
— Нет нужды, — отрезал Форд, — объясню я, а вы потом заполните пробелы. Отдаю вам должное, схема была красивая. Для начала Тед устроил мисс Рейган на работу — ему как главе отдела кадров это нетрудно. Потом они ждали два года, пока она не заработала два поощрительных отзыва. Потом принялись откармливать ее, чтобы получить обоснование для иска, и именно тогда качество вашей работы начало страдать, так, дорогая? Я могу называть вас Ронни?
— Не советую, если для пользы дела, и пистолет вам не поможет, — отозвалась Вероника. — Вы правы, разумеется. Труднее всего оказалось добиться увольнения. Я уж думала, придется добыть топор и кого-нибудь убить. Слава богу, у мисс Филлмор терпение лопнуло раньше.
— Ах да, — заметил Форд, — мисс Филлмор. Вот перед ней я должен бы извиниться. Это ведь я сам отправил по факсу Мелиссе документы, которые разрушили мой маленький план. Так, для сведения. Впрочем, это неважно — я все равно терпеть ее не мог, и если бы она услышала мое извинения, она бы тоже подала на меня в суд. А мне этого с головой хватило.
Главная загвоздка во всей этой истории — что тут делает мисс Линкольн? Ведь если бы все сработало, вы лишились бы немалого куша.
— Нет, — отозвалась она. — Ведь Тед дирижировал, кого выбрать, так что мы сохраняли полный контроль за ситуацией. Вероника никак не могла проиграть.
— А если бы кто-то еще вызвался добровольцем?
— Мы подумали об этом, — сказал Тед. — Я нашел бы отвод для каждого. Да и никто не горел таким уж желанием.
Форд кивнул:
— Ладно, принято. Теперь другой вопрос — мисс Рейган, вы ведь уже набрали 130 кило. Что на вас нашло, зачем вы так растолстели потом? Это же бессмысленно.
Виктория отозвалась:
— Тед сказал, я и толстела. Кроме того, как начнешь, очень трудно остановиться, знаете ли...
— Я — знаю, — фыркнула Абби, жуя третий ломоть пиццы.
— О, мисс Линкольн, ваши мотивы нам известны. Деньги. Так, для протокола — я бы выплатил вам все причитающееся, но когда я раскрыл вашу аферу, то затеял свою собственную. Что до вас, мисс Рейган, деньги, конечно, были приманкой, но сделали вы все это по иной причине.
— Это как? — не поняла Абби.
Форд, хихикнув, продолжил:
— Тед, сколько вечеров ты провел тут, кормя ее и убеждая "скушать еще чуточку"? Мол, если она будет хорошей девочкой, то ты останешься на ночь и будешь ее любить, чтобы она была счастлива.
Кивнув Веронике, он проговорил:
— Вы пошли на эту аферу, потому что любите его, так? Вы даже не заподозрили, что он делает это просто чтобы вы стали толще?
Вероника наклонила голову и улыбнулась Теду.
— Я знала, он хочет, чтобы я стала больше. И подумала, что чем больше я стану, тем больше он будет меня любить.
— Вероника не подвергала это сомнению, мисс Линкольн, но вы-то могли и подумать. Когда ее уволили и иск был подан — от того, что она станет толще, финансово вы ничего не выигрывали.
С минутку над этим поразмыслив, Абби проговорила:
— Вообще-то вы правы. Все так закрутилось, что я запуталась. — Она посмотрела на Теда и спросила: — Зачем ты это сделал? В чем смысл?
Посмотрев на Абби, он промолчал. Ответил Форд.
— А смысл в том, мисс Линкольн, что чем толще становилась мисс Рейган, тем меньше в сравнении с нею казались вы. Толстая мисс Рейган задавала новую планку в состязании, и вам приходилось толстеть вслед за нею.
— И чем это помогло нашему делу? — озадаченно поинтересовалась Абби.
— Ничем. Более того, из-за веса, набранного ею после увольнения, вы проиграли бы все дело, не вмешайся я. За вычетом премии, обещанной вам в итоге, вы превращались просто в лишний рот. Не будь вас, добычу можно было бы поделить надвое. Вы никак не могли предугадать, что получите еще пять миллионов после моего взрыва в суде.
— Это Тед нам объяснил, — сказала Абби. — Он сказал, что вы попытаетесь придумать схему, чтобы не заплатить. А так мы дергали за ниточки, а вы ни о чем не беспокоились, думая, что дело выиграно. Я поэтому и хотела получить премию авансом. Мы ведь тоже отправили копии дела Мелиссе, и я полагала, что вы не заплатите мне, если проиграете.
— Звучит разумно, — кивнул Форд. — Хочешь рассказать им, зачем ты все это на самом деле затеял, а, Тед?
Он снова ничего не ответил.
— Значит, расскажу я, — продолжил Форд. — Ты, Тед, не денег хотел — это так, приятное дополнение. Ты хотел ее, — он указал на Абби. — Более того, ты хотел ее именно такую, как сейчас, в улучшенной версии — тебе мало было довести ее до ста десяти с хвостиком кило. Когда Абби сделала ставку, ты изменил правила. У нее выбора не оставалось, только толстеть все дальше и дальше, или рисковать проиграть дело. План был хорош, и почти сработал. Сколько раз ты в объятиях мисс Рейган изображал бурную страсть, мысленно представляя Абби на ее месте?
Взгляды женщин скрестились на Теде. Помидорного цвета лицо выдало его с потрохами.
— Что?! — воскликнула Абби. — Все это — чтобы ты превратил меня в мешок сала? Да я домой полгода поехать не смогу, пока не сброшу все эти килограммы!
При этом она не переставала жевать очередной ломоть пиццы.
Тут вступила Вероника:
— Три года своей жизни я пустила псу под хвост, а ты заставил меня растолстеть просто чтобы сделать толстой ее? Поверить не могу! У тебя сердце вообще есть, или я для тебя так, пешка?
— Вообще — есть, — признался Тед. — Я с десятого класса был влюблен в Абби. А она в упор меня видеть не желала. Я мечтал — если бы она растолстела, другим парням не было бы до нее дела, и тогда я бы стал у нее единственным. А потом, когда она начала поправляться — у меня просто тормоза отказали. Можешь подать на меня в суд, но я люблю крупных женщин, а она теперь моя.
Абби сморщилась.
— М-р Форд был прав. Меня интересовали только деньги. В школе я считала что ты просто жаба; так вот, ты не изменился. И этот трюк лишнее тому подтверждение. Мало того, что ты обманом заставил нас обеих растолстеть — но ты говорил Веронике, что любишь ее. Я не была бы твоей, будь ты хоть последним мужчиной на всей земле. Ты извращенец.
Тед гоготнул.
— Придержала бы ты язычок, дорогуша. Никому другому ты даром не нужна. И думаю, за полгода ты и близко не похудеешь. Вы только посмотрите, десять минут назад тут стояла большая пицца, и вы обе уже смели все шестнадцать ломтей!
Оскорбленная Абби погладила уютно наполненный живот и спросила Форда:
— Так что же навело вас на мысль?
— Фото мисс Рейган в форме болельщицы. Там написано "Колледж Рашмора, Потус, Айова". А я припомнил, что ты, Тед, тоже из Айовы. Когда глянул на телефонные счета, оказалось, что мисс Линкольн каждый месяц по нескольку раз звонила в эту же дыру. Я так понимаю, с семьей разговаривала. Вот я и удивился. Моя маленькая юридическая компания вдруг берет на работу аж троих сотрудников из заштатного поселка. Что еще поразительнее — все трое посещали один и тот же колледж на триста персон, и друг о друге слыхом не слыхивали. Вот отсюда все и сложилось.
— А Джейн знала обо всем? — спросила Вероника.
— Нет. Я только нынче утром все ей рассказал. Хотел, чтобы в суде все было достоверно.
Тед предложил:
— А насчет денег… можем разделить иначе.
— У меня возникла мысль получше, вот почему я развалил собственное дело. Вы сейчас подпишете эти две расписки "сумма получена сполна", а я пойду своей дорогой. Вы избежите тюрьмы, я сохраню деньги. Я подделал адрес Мелиссы, и деньги будут переведены на два указанных мной счета.
— Это же глупо, — проговорила Вероника, — вы крадете свои собственные деньги.
— Не совсем. Я ликвидировал компанию и большую часть своих вложений, переведя их в наличные. Официально я банкрот и компания рухнет. Именно на вашей совести — ваши бывшие колегги, утратившие работу. А вот фонды компании уже официально не существуют и надежно укрыты...
— … от его жены, — догадалась Абби. — Думаю, он подает на развод, и теперь она не сможет добраться до денег.
Форд подмигнул ей.
— Вычислила, а? Я так и думал, что вы куда умнее, чем кажетесь на первый взгляд, и хорошая актриса. Вы до последнего водили меня за нос. Но в одном отношении вы все-таки ошибаетесь. Я вовсе не ненавижу толстых. До мисс Рейган мне дела не было, но вот вы, моя маленькая пельмешечка, выросли в поистине роскошное блюдо. Меня самого охватывало искушение сыграть с вами раунд-другой, пока я не раскрыл вашего участия во всей афере.
Подбодренная, Абби поднялась. Огладила свой живот и массивные груди и проговорила:
— Правда? Но может быть, и теперь еще не поздно. Может быть, мы можем придти к соглашению...
— Забудьте об этом, — покачал головой Форд. — Я никогда больше не смогу доверять вам. Так что, если не возражаете — подписывайте, и я пойду.
Вероника попробовала последнюю карту:
— Но мы можем заявить в полицию.
— Вперед, — рассмеялся Форд. — Заявляйте. Я сам могу хоть сейчас позвонить им. Самое худшее, что меня ждет в этом варианте — что жена получит половину моих денег. А вы, идиоты, окажетесь за решеткой. Тед особенно не пострадает, но вот вам, дамочки, будет трудно. Кормят там паршиво.
Припертые к стенке, они подписали. Форд забрал документы и поднялся.
— Да, Тед, тебе я бы тоже рекомендовал смыться, причем пока я еще здесь. Потому что этот вот пистолет — единственное, что удерживает твоих подружек от удовольствия порвать тебя на части. И кстати, чтобы все было официально: ты уволен.
Взглянув на подельщиц, Тед решил, что пожалуй, лучше действительно пошевелить нижними конечностями. И побыстрее.
Он поднялся, но на пути у него встал Форд.
— Совсем из головы вылетело. С тебя двадцать баксов за пиццу. Мисс Линкольн, в одном отношении вы были совершенно правы. Я жадная сволочь.
Забрав бумаги, деньги и пистолет, он попятился и побежал на стоянку. В машине его сообщница ойкнула при виде пистолета.
— Расслабься, Джейн. Он игрушечный. Но дело свое сделал. Деньги наши. Нам надо выждать разумный срок, пока компания не умрет, а я не стану официально свободным мужчиной.
Она обняла его.
— Великолепно, милый. И что теперь?
Ее тело, куда мягче прежнего, возбуждало его.
— Прямо сейчас — отпразднуем поздним ужином нашу победу. — Он повернул ключ и повел машину в ресторанчик. — А потом, пожалуй, в круиз недельки так на четыре — расслабиться и уплыть подальше от всех забот.
— Ужин — это правильно, а то от аромата пиццы я чуть с ума не сошла.
… Поглаживая раздувшийся живот, Джейн опустила взгляд и задумчиво проговорила:
— Завтра же сажусь на диету. Круизов мне только и не хватало. Там, говорят, толстеют как сумасшедшие, а я и так изрядно поправилась, после всех этих обедов-ужинов с Абби… Еще немного, и в модели меня возьмет только Лейн Брайант.
Хмм, подумал Форд, тогда надо изучить вопрос поподробнее. Нет ли предложений круизов на шесть месяцев?

1706 просмотров
Теги: weight gain, ssbbw, bbw

Рейтинг: +1 Голосов: 1

Видеоролики по теме

Комментарии 1