• ru
  • en

Здравствуйте друзья!

Мы рады сообщить о том , что обновили BigFox.club, теперь Вас ждут конкурсы с денежными призами, аллея звёзд и отсутствие ограничений.

Вы сможете знакомится, завести блог, загружать фотографии и видео, общаться с друзьями, а так же зарабатывать деньги!

Подписывайтесь на наш телеграмм канал и следите за новостями.

Слишком много закусок

Перевод с DeviantArt (ранее выкладывался на фиди.ру)

Слишком много закусок
(Buffet Girl)


Обычный вечерок в закусочной Чанга — самое популярное заведение "кушай-сколько-влезет" на центральной улице. Как всегда, посетители за столиками наслаждаются нескончаемыми вкусностями китайской кухни за каких-то тридцать баксов с носа.
Скучающую официантку вырывает из мира грез перезвон бубенчиков над открывающейся дверью. Сквозь эту самую дверь сложным маневром пропихивается гостья таких габаритов, что куколка-азиатка от удивления забывает выдохнуть, а глаза ее приобретают совершенно анимешные пропорции. В заведениях "кушай-сколько-влезет" упитанные персоны — дело обычное, она привыкла, но ТАКОЕ видит впервые!
Сперва в дверной проем протискивается неимоверной величины пузо, за которым следует и пузовладелица. Массивные складки спереди и по бокам ходят ходуном. Невероятно раскормленная для своих двадцати-с-хвостиком годков барышня одета в некую вариацию на тему "маленького черного платья", ткань которого с трудом выдерживает натиск могучего пуза. Причем судя по растянутым швам, с тех пор, как это платье было сшито, хозяйка успела набрать еще некоторое количество килограммов.
И куда усадить эту… уважаемую посетительницу? Превозмогая изумление, официантка профессиональным взглядом оценивает ширину бедер барышни — не-е, обычное кресло точно не для нее, такое хозяйство и впятером не впихнуть.
Медленно и размеренно надвигается на нее гостья, вынуждая думать побыстрее. Так, за одним столиком до сих пор старые стулья без подлокотников, авось подойдет. Только бы он сегодня не был занят! Быстрый взгляд налево — хвала Небесному Императору, свободен.
Официантка провожает гостью к избранному месту, легкими шажками скользя по шершавым плиткам пола. Позади звучит глухая массивная поступь переваливающейся с боку на бок раскормленной барышни, колышутся изобильные жиры, шуршит распираемая ими ткань. Гостья даже прибавляет шаг, насколько получается — ей явно не терпится поскорее устроиться в сидячем положении. Официантка, разумеется, первой оказывается у столика и предупредительно отодвигает стул.
А потом с затаенным ужасом наблюдает, как на старый стул-ветеран опускается многопудовая туша и с обеих сторон сидения свешивается расплывшееся сало. Хруст и стон дерева, выдержит? Выдержал, ура. Дальше по этикету ей полагалось бы помочь и придвинуть стул поближе к столу, но сейчас, к ее вящему изумлению, этого не требуется: громадное пузо барышни и так едва втискивается между нею и столом, а верхняя складка буквально лежит на столешнице.
Взяв себя в руки, официантка интересуется у посетительницы "чего изволите", прекрасно зная по опыту, что это пустая трата времени: когда в закусочную "кушай-сколько-влезет" наведываются корпулентные клиенты, они хотят "всего и побольше". Точно: барышня, переводя дух, выдыхает нечто именно в этом роде, а в глазах ее уже загораются огоньки предвкушения всего роскошно-вкусненького, что в ближайшем будущем отправится в ее объемистый желудок.
Куколка-официантка подает гостье две больших тарелки — глубокую для жидкого, мелкую для всего остального. С удивительным проворством раскормленная барышня выбирается из-за стола и разбухшим колобком катится к стойке с блюдами, очи жадно сверкают: все эти горы вкусняшек просто умоляют, чтобы их поскорее слопали, и она охотно окажет им эту услугу.
Наполнив обе тарелки "в четыре слоя" всем, до чего дотянулись руки, раскормленная барышня возвращается за стол. Усаживается на крякнувший от натуги стул, облизывает пухлые губы — сейчас, сейчас, — и приступает к сеансу чревоугодия.
Наблюдая за происходящим с той стороны зала, официантка только и может, что изумленно-восхищенно хлопать ресницами, с такой скоростью колоссальных пропорций посетительница истребляет свою еду. Килограмм монгольского жаркого с тарелки словно испаряется. Горы курятины с апельсинами и пяток крупных креветок отправляются в глубины ее массивного, раздувающегося желудка. Вроде ж только что взялась за вилку — а обе тарелки уже пусты!
Глубоко вздохнув, обжора не без труда снова воздвигается в вертикальное положение. Снова шествует к буфету, крепко сжимая тарелки в пухлых руках. Размеренно переставляя массивные, толстые ноги, она стремится к стойке с едой, глаза двумя влажными целеуказателями скользят по образцам калорийного искушения.
Официантка едва удерживает челюсть на месте, видя живое доказательство безбрежности ее аппетита! Обе тарелки снова наполнены "в четыре слоя", не меньше, чем в первый раз, ей едва хватает сил удержать такую тяжесть на вытянутых руках, а придвинуть ближе невозможно — мешает громадное, выпирающее далеко вперед, разбухшее от обжорства пузо.
Одной такой тарелки хватило бы пообедать четверым — она очищает обе, и снова это занимает от силы несколько секунд. А потом поднимается и направляется к буфетной стойке в третий раз. Официантка с трудом верит собственным глазам: нет, ну не может же она остаться голодной после всего этого? Тем более, если присмотреться внимательнее — видно, что даже ее колоссальное пузо чуть вздулось от съеденого, стало объемистее, распирая несчастное платье. Даже эти безбрежные складки жира колышутся чуть менее активно, подпираемые наполняющимся желудком.
А она все ест, и ест, и ест...
Снова она возвращается за стол с двумя горами снеди, способной накормить целый взвод солдат. Теперь темп поглощения пищи чуть снизился, но аппетит никуда не делся. Она откусывает, жует, глотает, и завороженная официантка буквально видит, как все съеденное распирает даже эту толстуху. Швы жалобно потрескивают, сражаясь с напором колоссального, ненасытного, растущего пуза.
Другие посетители также посматривают на происходящий вот прямо тут сеанс обжорства. Слышны удивленные вздохи, когда, расправившись с очередной "дозой" съестного, барышня снова встает и пузом вперед шествует к буфетной стойке. Головы поворачиваются вслед разбухшей от съеденного чревоугоднице, колоссальное пузо практически не дает ей рассмотреть, какая еда в исходящих вкусным паром контейнерах находится прямо перед ней — однако барышня к этой сложности уже приноровилась и у самой стойки разворачивается боком, так пузо не мешается. Нагребает еще две тарелки китайской снеди, с голодным видом облизывается...
И все по новой. А потом еще раз. И еще. Это не обжорство даже, это натуральный конвейер по истреблению съестного, она сметает буквально все, до чего может дотянуться физически. Глаза у официантки и посетителей давно уже пораженно-круглые, ее колоссальный живот распирает все больше, платье становится все теснее, а аппетит словно не уменьшается. Кажется, у нее не желудок, а миниатюрная черная дыра!
И вот наконец после очередной неимоверной порции барышня пытается встать снова, уже привычно повернув голову к буфетной стойке. Официантка и гости хором думают (безмолвно и в полном согласии) — нет, ну не может же она хотеть еще? Ну не безразмерный же у нее желудок, в самом-то деле, сколько ж можно-то?
Раскормленная барышня напрягается и пытается встать. Не может. Снова пытается, но приподняться со стула не в состоянии. Слишком объелась, слишком растолстела, слишком расплылась и отяжелела от постоянного обжорства. Встать самостоятельно — попросту нет сил.
Официантка замирает с открытым ртом, а посетители смотрят на эту эпическую сцену, затаив дыхание. Тихо икнув, барышня кладет пухлую руку на вздувшийся шар верхней половины пуза, а второй рукой машет официантке, выведя ту из ступора. Куколка-азиатка поспешно скользит по залу к раскормленной гостье, пытаясь не слишком пялиться на ее угрощающе вздувшийся от всего съеденного живот.
В ресторанчике Чанга — гробовая тишина. Зрители жаждут услышать все, что сейчас будет сказано. Разумеется, она сейчас попросит рассчитать ее, и чтобы официантка вызвала ей такси и помогла (с помощью более крепких работников заведения) выбраться из-за стола и убрать собственную разбухшую тушку из этой обители чревоугодия...
— Это, я хотела бы… ик… прошу прощения… не окажете ли мне услугу… — говорит барышня, а закусочная с замиранием сердца ожидает дальнейших ее слов.
Светло улыбается официантке — и протягивает той пустую тарелку.
— Пожалуйста, не будете ли вы столь любезны принести мне еще чуток еды? Я тут немного застряла, а мой бедный животик все еще хочет кушать...

2147 просмотров
Теги: stuffing, ssbbw, eating

Рейтинг: +3 Голосов: 3

Видеоролики по теме

Комментарии