• ru
  • en

Здравствуйте друзья!

Мы рады сообщить о том , что обновили BigFox.club, теперь Вас ждут конкурсы с денежными призами, аллея звёзд и отсутствие ограничений.

Вы сможете знакомится, завести блог, загружать фотографии и видео, общаться с друзьями, а так же зарабатывать деньги!

Подписывайтесь на наш телеграмм канал и следите за новостями.

Точка невозвращения

Перевод с DeviantArt (ранее выкладывался на фиди.ру)

Точка невозвращения
(The Turning Point)


В который раз за сегодня Элен, стоя посреди спальни, исследовала собственное раскормленное, расплывшееся тело. Штаны плотно облегали мясистый круп, треща по швам; пышный филей прикрыт, но вот спереди — не сходятся. В который раз Элен попыталась застегнуть их, втянув пузо — напрасный труд, и она сама слишком хорошо это понимала.
Пухлое пузико выпирало между пуговицей и петлей, мягкое и раскормленное, а бока свисали через пояс складками сала. Вздохнув, она выпустила джинсы, захватила пухлыми пальцами полную горсть мягкой плоти подбрюшья, скорчила рожицу. Где-то тут когда-то была ее талия… Элен попыталась решить, где она в последнее время нарушала режим питания, и недостатка в вариантах не обнаружилось. Вздохнула еще раз. А ведь она постоянно пытается не объедаться, не толстеть… но что-то со стороны ни попыток, ни результата — не заметно.
Впрочем, Элен не чувствовала себя виноватой в срыве режима. Нет, она точно знала, почему все ее попытки сесть на диету обречены. Скажем, на той неделе муж притащил с работы пирог — не кусочек, а целый, на большой противень, — поставил на стол в качестве десерта и тут же скрылся в кабинете, оставив Элен в одиночку разбираться с пирогом и собственной любовью к сладкому. Да уж, скорчила она гримасу, тот пирог определенно сыграл свою роль в том, что ее так расперло — а манера Даниэля держать в доме побольше всяких вкусностей лишь усугубляла дело. В точности как он и планировал...
Мысленно помянутый Даниэль вдруг материализовался посади нее, сильные руки обхватили ее с боков и зарылись в мягкое сало на пузе, а в макушку фыркнуло:
— Это как понимать? В который раз пытаешься меня соблазнить?
Элен закатила глаза, но губы сами собой растянулись в улыбке.
— Ага, конечно. Я поправилась. Опять.
— Опять? — переспросил Даниэль. — Погоди, а что, было такое, когда ты НЕ поправлялась? — Он покачал головой. — Ладно, неважно. И кто во всем виноват на этот раз, пончик? — Легонько ущипнул за складки чуть выше пупка. — Братья МакДональд, потому что придумали два двойных бургера, которые как раз влезают в твой желудок? Элен, я прямо даже поражаюсь...
Элен шлепнула его по рукам и высвободилась из объятий.
— Ты прекрасно знаешь, что виноват ты и только ты! — Потом подалась назад, потерлась пухлыми окороками. — Ты всегда виноват. Все это, — провела она ладонями по собственной раскормленной тушке, — исключительно твоя вина.
Даниэль покачал головой.
— Ну уж нет. Все, что ты съела, ты съела сама, по собственной воле. — Ущипнул ее за мягкий бочок. — Так что этими соблазнительными формами ты обязана только себе!
Элен скорчила рожицу, изображая отвращение.
— Боже, я вышла замуж за извращенца!
— Увы, так и есть, — согласился Даниэль, колыхнув пышными телесами Элен. — А ты… — он подминул, — ах, крошка, как же тебя расперло! Я б спросил, сколько ты весишь, но ты слишком классная, чтобы забивать свою головку какими-то цифрами!..
— Ничего, на то вчера был врач, — поморщилась Элен. Нет, она не могла злиться на него, такого счастливого. Покачала головой, поджала губы: — Я предупреждала, что так и будет, если ты не прекратишь забивать дом всякой съедобной всячиной!
— Ну да, — кивнул Даниэль. И оскалился: — Спасибо за намек, я учту! — Он шлепнул ее по заднему фасаду, полюбовался всколыхнувшейся плотью. — Мммм, да, вот сюда-то все и перешло!
Сдерживая улыбку, Элен развернулась и ткнула его кулачком под ребра.
— Повезло тебе, что ты чертовски обаятелен.
— Да, я такой, — согласился он. Скользнул взглядом по комнате: — Ты куда-то собираешься?
Элен пожала плечами.
— Прогуляемся чуток с Кармен. Кое-что подкупим. — Надула губки. — И подходящие штаны в списке под первым номером!
Даниэль подмигнул:
— Видел я Кармен на днях в "Царь-бургере". Поверь мне, ей подходящие штаны нужны еще больше, чем тебе! — И задумчиво добавил: — Вообще, судя по ее прикиду, она слишком часто шатается с тобой по закусочным. Уже невооруженным взглядом заметно. У вас обеих. — Наклонился и шепнул на ушко: — И мне это нравится! Так что гуляйте почаще.
Элен вздохнула, предпочитая не отвечать на последнюю реплику.
— Да знаю я. Бедняжка, помнишь, она всегда была такой стройной? Я хотя бы смогла удержаться в рамках, пока не вышла замуж...
— Ага, как бы я ни старался, — кивнул Даниэль.
Карен пропустила его реплику мимо ушей.
— Я пыталась ее уговорить, чтобы вместе сесть на диету, но… — ущипнула себя за пузо, — в общем, не получилось. — Вздохнула, пожала плечами, потом резко перешла от размышлений к действию, толчком бедра отбросив мужа к стенке. — Так, с дороги, попробую найти что-нибудь растягивающееся.
— Звучит весьма завлекательно. — Элен тем временем стянула джинсы с разбухших бедер, в чем ей сильно мешал живот. — О, а смотрится еще завлекательнее!..
— Ладно уж, смотри пока можешь, извращенец-пышколюб завлекающий… — Элен, пыхтя, пропихнула пухлую лодыжку в штанину спортивных треников. — Потому что, клянусь, сегодня — последний день. Сегодня же сажусь на диету, и обратный ход давать не стану. Кармен, она… — Элен задумалась, подбирая слова, но вскоре сдалась: — За последнее время она совсем раскоровела. Только и делает, что лопает с утра до ночи. — Вздохнула, еще раз осмотрела собственные внушительные формы. — Док четко сказал, я перекрыла свой нормальный вес больше чем на полцентнера, так что наверное, нам стоит заняться похуданием вместе.
Даниэль обнял ее и потерся.
— Диета, значит? Опять?
Элен высвободилась из его объятий.
— Очень смешно. Опять, да, и на этот раз я надеюсь наконец похудеть. Вырваться из колеи. — Натянула треники, поправила резинку, врезавшуюся в пухлое пузо. — Отойди, Кармен уже наверное ждет.
— Ничего, у нее наверняка с собой есть что пожевать, чтобы скрасить ожидание.
Стряхнув жадную руку мужа с бедра, Элен прорычала:
— Вот поэтому я и должна вправить ей мозги. — И вздохнула. — Конечно, ты прав, она наверняка уже что-нибудь лопает...
— А ты конечно же хочешь ей помочь, — ухмыльнулся Даниэль и игриво ущипнул за мягкую складку над резинкой треников. — Правильно, возьми на себя часть калорийного искушения! Да, толстушка, помоги своей растолстевшей подруге не растолстеть еще сильнее, съешь сама то, от чего она толстеет!
Тут в дверь постучали, и Элен шлепнула его по рукам.
— Заткнись, она уже здесь!
Улыбаясь, Даниэль двинулся за волнообразно раскачивающимся крупом супруги к дверям. На пороге действительно стояла Кармен, округлости которой чуть ли не напоказ обтягивали эластичные шмотки. Роскошная, с мягкими изгибами и отприродно смуглой кожей — и толстая, поскольку все эти изгибы явно покрывал солидный слой свежеобретенного сала. Дан едва подавил смешок, увидев, что на пухлых губах Кармен остались капли шоколада, а из полурасстегнутой сумочки торчит большой королевский "сникерс".
Кармен поджала губы и стиснула руку Даниэля: только посмей что-то вякнуть! Беспокоиться о том, что он уйдет к другой, постройнее, не стоило, но вот флирт мужа с другими пышками ее напрягал. Так что Элен поспешила с радостным писком обняться с подругой — пузо в пузо, пухлые руки зарылись в пухлые складки. А потом, разорвав объятие и втащив Кармен в апартаменты, сама заговорила о том, что увидел Даниэль:
— Эй, у тебя шоколад...
Кармен рассмеялась и облизнулась потщательнее.
— Это запасы на всякий случай!
Тут рассмеялся и Даниэль.
— Ну конечно, зачем еще существует шоколад? Чтобы его есть! И по какому поводу, позволь спросить, вы обе собираетесь выйти в свет?
Элен закатила глаза, а Кармен ухмыльнулась.
— А то сам не видишь! — Отклонилась назад, выпятив солидную складку жира вокруг пока еще заметной талии и сгребая ее обеими руками прямо сквозь футболку; потом наклонилась и шепнула "на ушко": — Я толстею! — Элен закаменела, отчего Кармен хихикнула: — Шшш, только никому не говорите!
Элен попыталась придать беседе разумно-светский тон:
— Прекрати, ты не толстая, ты всего лишь...
— Чересчур слишком упитанная? Немножко разжиревшая? — предложила варианты Кармен. — Что, по-твоему, значит "толстая", а? В общем, одеваюсь я теперь в "больших размерах", так что...
— Да, но ведь ты спокойно можешь скинуть вес! — воскликнула Элен, тут же осознавая, что в такой формулировке на себя саму она уже махнула рукой. — В смысле, не то чтобы… ну, не так чтобы очень, но… просто кажется, что ты так много весишь, потому что ты ростом...
— На полголовы поменьше тебя? — закончила Кармен.
— Точно. Так что ты вполне можешь дать задний ход!
Кармен пожала плечами.
— Могу, но не хочу. — Скользнула взглядом вниз, к собственному внушительному бюсту, выпирающему из неизменно слишком тесного лифчика. Покрутилась туда-сюда. — Да и с чего бы? В кои-то веки у меня наконец есть сиськи!
Элен, потянувшись, шлепнула подругу по солидному филею.
— А еще сало на боках, ляжки как подушки, окорока как у свиноматки… хватит, или как?
Кармен фыркнула:
— Ну конечно, какому мужику нужна баба с сочным крупом и широкими бедрами!
Пальцы Элен зарылись в складку на животе Кармен — глубже, чем она сама рассчитывала.
— А это вот? Пузо-два арбуза, по-моему, совсем не то, что по душе парням!
Даниэль открыл было рот, но супруга тут же наступила ему на ногу.
Кармен этого вроде бы не заметила. Задумчиво ущипнула себя за ближайшую складку, склонив голову набок.
— Арбузы, знаешь ли, совсем недурственны на вкус, особенно охлажденные… — И рассмеялась. — А чтобы слопать сразу два, ты права, нужен тренированный желудок вроде моего!
Элен только руками развела, и Даниэль воспользовался моментом, чтобы вставить свои пятнадцать центов.
— Некоторым парням, кстати сказать, "два арбуза" очень даже по душе!
— А я-то и не знала! — ухмыльнулась Кармен, приподнимая обеими ладонями солидное пузо. — Килограммов десять из этого вот — это только благодаря свиданкам с таким вот парнями! Тридцать кило назад ничего подобного не было и близко!
— Что? Да ты...
Палец Кармен метнулся к губам подруги: помолчи, мол.
— Собственный опыт мне порукой: когда я махнула рукой на мнение окружающих, меня сразу же стали активно склеивать на свидания. Чем больше я толстею, тем чаще меня приглашают на обед-ужин. Ну а как следует поесть за чужой счет я всегда согласна.
Элен вздохнула.
— Я просто… ну можешь хоть сделать вид, что ты на диете, и помочь мне?
Кармен озадачено моргнула.
— Зачем это?
— Да потому что во мне уже сто двадцать три проклятых кило, и я только и делаю, что набираю вес!
Кармен замотала головой, яростно встряхнув каштановым хвостом.
— Да нет, я о другом: тебе-то это зачем? — Она дернула подбородком в сторону Даниэля. — Муженек твой явно считает, что толстые и бесстыдные обжоры женского полу — это чертовски клево, если я что-нибудь в чем-нибудь понимаю. — Скользнула взглядом сверху вниз и фыркнула: — Опять же, невооруженным вглядом видно, что или у него в кармане огурец, или ты сорвала банк!
Даниэль шагнул в сторону, скрывая за массивным силуэтом своей жены последствия возбужденного состояния.
— А ты не пялься, занято!
Кармен закатила очи горе.
— Расслабься, я не из таких. Кроме того, у меня и так пара парней в очереди, смысл тратить пар на женатого?
— Вот и хорошо, — отозвалась Элен, изобразив злобный прищур, — потому что мне очень, очень нужны новые штаны!
Кармен сделала вид, что усиленно прячет ухмылку.
— Что, опять? У тебя окорока растут как на дрожжах. А потом, давай угадаю, ты хочешь завернуть в кафешку со шведским столом?
— Ну да, конечно, потому как сплю и вижу, как бы дорасти до шестьдесят второго размера! — Над головою у Элен недоставало только таблички "сарказм". — Я и так ношу шмотки из секции "три икса", почему бы не начать подумывать о четырех?
Кармен рассмеялась.
— Хорошая мысль! Блюдешь линию, чтобы муж не разлюбил? Оно и видно, вон как он за твоими телесами прячется! Поверь, привязать тебя к креслу, сунуть тебе в рот воронку и силой влить в глотку три литра коктейлей для набора веса ему мешает только то, что он по-настоящему тебя обожает и не хочет делать ничего, что не по душе тебе самой. Угадала?
— Верно, постоянно меня обламывает, — подтвердил Даниэль. — Но когда-нибудь… — он игриво обвил рукой расплывшуюся талию Элен, нащупав полную горсть мягкой плоти на ее животе, — когда-нибудь должно же и мне повезти.
Элен высвободилась и мрачно кивнула подруге:
— Ладно, пойду я с тобой в кафешку.
Загорелые щеки Кармен расплылись в предвкушающей улыбке:
— О да, а на десерт заглянем на "Фабрику сырников", а?
Элен покосилась на Даниэля, всем видом выражающего яростное одобрение. И вздохнула.
— Какого черта, я и так не тощая.
На что Даниэль ущипнул ее за сочную и пышную выпуклую часть спины.
— О нет, ты не тощая. Ты, черт возьми, своими достоинствами посрамишь и мадам гиппопотамшу, — хихикнул, — и кого, интересно, ты пытаешься обмануть? Кому нужны эти тощие селедки, когда тут у меня, — его ладони скользнули по складкам сала на боках жены, накрыли мягкие груди; прикусив губу, Даниэль с трудом себя сдерживал, — когда тут у меня сто двадцать три кило горячей и возбужденной соблазнительницы?
— Извращенец, — не могла не улыбнуться Элен.
Но тут Кармен сцапала ее за руку и выдернула наружу.
— Все, хватит вам миловаться, отложите на потом! — заявила она, а затем через плечо сообщила Даниэлю: — А ты чтобы никуда не уходил, когда мы вернемся, ей понадобится помощь, чтобы выбраться из машины… потому как если вылезти не сможет — придется ехать в МакДональдс и питаться прямо на ходу!

Кармен сдержала слово: Элен сидела в машина вся раскрасневшаяся и едва дыша, а ее новенькие джинсы шестидесятого размера с эластичным поясом были расстегнуты, чтобы освободить место тяжелому мешку вздувшегося живота.
Даниэль, даже не пытаясь скрыть самодовольной ухмылки, помог жене выбраться из машины, руки его утопали в ее пухлой плоти. Из недр ее переполненного желудка сладчайшей музыкой доносились недовольные урчания — сама же Элен могла только обессиленно пыхтеть и стонать, не способная пока к членораздельной речи. Даниэль почти на руках притащил ее в спальню, сам изнемогая под изрядной тяжестью любимой, и со всей возможной осторожностью уложил поаккуратнее, но даже так она протестующе застонала.
Одними пальцами, ласково и бережно, коснулся он вздувшегося шара ее живота. Годы практики не прошли даром, и вот Элен икнула раз, другой, и страдальческое выражение испарилось с ее лица — внутреннее давление чуть ослабло, желудку и его хозяйке полегчало, она сомкнула веки и даже сподобилась на легчайшую улыбку.
Элен чувствовала, как он нежно и заботливо касается ее. Все так же медленно дыша, она раскрыла глаза и счастливо выдохнула. Чтобы привлечь внимание Даниэля, большего и не требовалось. Он замер, глядя сверху вниз на обессиленно развалившуюся жену.
— Ну и как поужинали?
Элен расхохоталась и тут же скривилась от вновь нахлынувшей боли, вспомнив, сколько же она сплопала. Перетерпела приступ и отозвалась:
— Хорошо… тебе понравилось бы.
— Значит, мысль о диете не нашла понимания? — с напускной серьезностью уточнил Даниэль. — Иначе говоря, плюшка вполне довольна нынешней своей фигурой со всеми честно заработанными складками сала, и она просто хочет, чтобы ее оставили в покое и не мешали наслаждаться восьмым десертом?
Элен улыбнулась, примеряя на себя давно привычную роль. Привычную, удобную — и, что скрывать, куда более естественную, нежели навязываемый со стороны образ. Глаза ее затуманились.
— Да… насчет всех этих… — она икнула, — этих диет… не думаю, что мне или Кармен таковые грозят в обозримом будущем. — Она с задумчивым видом обхватила пузо обеими руками и понизила тон, словно делясь страшным секретом: — А еще оказалось, что мой муж извращенец.
— Да ну? — искренне удивился Даниэль. — Правда?
— О да, — ответствовала Элен, — и я не шучу. Ты и представить себе не можешь: он без ума от девиц, которые способны ввалиться в кафешку "кушай-сколько-влезет" и смести там ВСЕ, в буквальном смысле слова. — Она покаянно склонила голову, поджав губы. — От девиц, которые способны слона слопать, если порезать на кусочки и выложить на тарелку. Ясно, да?
Даниэль медленно кивнул.
— Да… у него и правда странные пристрастия… И что же ты собираешься по этому поводу предпринимать?
Элен закатила глаза.
— А то неясно. Тренироваться буду! — Огладила роскошную полусферу своего пуза. — Я чертовски растолстела, верно! — Предупреждающе воздела палец: — Не смей отвечать! Просто излагаю факты. Я классическая "жирная, ленивая американка". — Изобразила грустный кивок. — И все-таки… пойми, ему этого мало! Он, черт его дери, хочет такую, чтобы… ну, его идеальная девица должна иметь окорока шириной во весь диван и пузо в четыре обхвата. Мне до такого еще очень и очень далеко… — Она помолчала, поразмыслила, — ну… — кряхтя от усилий перекатилась набок, кое-как изобразив позу с эротических открыток, — в смысле… — шлепнула себя по сочному бедру, вместе с Даниэлем завороженно наблюдая за колыханием раскормленной плоти, — пока — очень далеко, но, э...
— Но когда-нибудь? — заполнил паузу Даниэль, сияя от радости. — То есть ты позволишь себе отпустить поводья?
Элен хихикнула, воздев очи горе.
— Все, я сдаюсь, ясно тебе? Все равно у меня не было ни единого шанса. — Она вздохнула. — Черт, да я из подвенечного платья выросла уже на второй неделе нашего с тобой медового месяца! — Снова шлепнулась на кровать, отчего все ее телеса заколыхались. — Сдаюсь!
Даниэль откровенно скалил зубы.
— Ты понимаешь, что к рождеству в тебе будет уже за сто сорок?
Элен надула губки.
— Что, так долго возиться?
— А есть варианты?
Элен пожала плечами.
— Ну, можем кое-что попробовать… — Кокетливо облизнулась. — Наручники, кресло попрочнее и пресловутые коктейли для набора веса...
Слова были бессильны выразить охватившие Даниэля чувства, и он только и мог, что плюхнуться на нее сверху, заботливо оставив в стороне натруженный живот, но страстно и нежно целуя.
Минут через несколько он лежал рядом с нею, нежно и осторожно поглаживая трепещущую подушку пуза, пальцы его утопали в безмерной мягкости сала. Собрался с мыслями:
— А если к концу октября?
Элен хихикнула.
— Ты просто хочешь опять впихнуть меня в карнавальный костюм медсестры. Все мои сто сорок сочных соблазнительных килограммов...
Даниэль рассмеялася.
— Да нет, просто в тот Хэллоуин смешно получилось. А медсестры… в твоей клинике, между прочим, есть парочка натуральных, рядом с которыми ты весьма еще тощая. — Он задумчиво склонил голову. — Да, там была блондиночка, начала работать весной, пухленькая такая. На днях видел ее в универмаге — одежда трещит по швам, в тележке две коробки мороженого, а живот свисает через… Эй!
— А ну прекрати! — велела она. — Знаю я, ты спишь и видишь толстых медсестер! В следующий мой визит в ту клинику все они рядом со мной будут тощими!
Даниэль потер бок, куда пришелся ее тычок.
— Вот и славно, с удовольствием полюбуюсь. Но пока насчет карнавального костюма — надо бы придумать что поужаснее. Например, впихнуть тебя в гимнастическое трико, чем не худший кошмар тренеров по фитнессу?
Оба рассмеялись, потом притихли, бок о бок погруженные в уютное молчание наедине с собственными мыслями. Даниэль все еще не верил, что сорвал банк, а Элен… Элен думала о другом.
Ужин и десерт все еще покоились свинцовой чушкой в ее желудке; вряд ли она сейчас смогла бы подняться даже под дулом пистолета. А ведь вскоре для нее это будет обычным делом. А еще несколько месяцев спустя такая же тяжесть будет ощущаться на ПУСТОЙ желудок. Перспектива завораживала… пугала, но и завораживала тоже. Потом Даниэль пошевелился, а Элен вспомнила, где она и что она.
— Солнце...
— Да?
— Ты мне столько раз угрожал этими коктейлями для набора веса… у тебя хоть один настоящий в запасе-то есть? — Она снова сложила руки на животе. — В смысле… начать ведь можно и сейчас, правильно?
Даниэль прикусил губу. Мысли заметались: да, он конечно шутки ради купил тогда немного...
— Ну да… — Потом вспомнил и уже увереннее. — Точно. Я спрятал в...
— Та-та-та, — покачала пальцем Элен. — Это мне все равно, а ты зря тратишь свое и мое время. Ну-ка смешай мне один. — Поерзала, устраиваясь поудобнее. — И поскорее. Я почти могу снова встать, и чем дольше ты возишься, тем больше шансов, что я передумаю.
Даниэль испарился как по волшебству, оставив Элен наедине с думами о будущем. Она соврала только наполовину: верно, она уже могла встать, если действительно нужно — однако о том, чтобы передумать, и речи не было.
С самого медового месяца Элен надеялась однажды вернуть себе былую стройность школьных времен. Пробиралась по минным полям калорийных трапез Даниэля, подрываясь на каждой бомбе. Сползала в болото ожирения — и ее это устраивало, потому что Даниэлю нравилось, как она выглядит. Все новые и новые килограммы она полагала "временным явлением"...
Пора взглянуть правде в глаза. Нет ничего более постоянного, чем временное.
Вернулся Даниэль с большой кружкой, наполненной почти до краев, и сосредоточенный на том, как бы не пролить содержимое.
— Ну… вот, — торжественно предъявил он драгоценный состав, — коктейль шоколадно-белковый, экстра люкс! — Элен с улыбкой взяла кружку, однако Даниэль явно еще сомневался. — Ты правда… на самом деле, на все сто уверена, что хочешь этого?
Вместо ответа Элен сделала большой глоток и облизнула губы.
— Да. Посмотри на меня. Как следует посмотри. Такой худой ты меня больше не увидишь никогда, понял?
Она невольно вздрогнула — холодная жижа заполняла немногочисленные пустые уголки желудка. Опустилв взгляд: живот выпирает, на боках бледно просвечивают полоски растяжек, а бедра с такого ракурса кажутся еще шире, чем на самом деле.
Элен мечтательно улыбнулась и отхлебнула еще один глоток густого, скользко-сладкого коктейля. Вдруг хоть немного новонабранных килограммов осядут на сиськах, а? Хотя основной объем все равно примут на себя бока, бедра и ягодицы, как всегда… ну да и ладно. Она почти понимала Даниэля, понимала — и наконец разделяла его интерес к данному вопросу.
В три долгих глотка опустошила кружку, с победным выдохом поставила ее на прикроватный столик — и тут возник вопрос:
— Даниэль… слушай, а сколько таких коктейлей ты можешь смешать прямо сейчас, из того, что у нас есть?
Он моргнул; как-то раньше не задумывался. В конце концов, он и купил-то тогда только маленький пакетик исходного порошка, так что...
— Еще парочку, пожалуй.
Элен кивнула.
— Ладно… а когда сможешь добыть еще?
Даниэль призадумался.
— Завтра, наверное. Схожу в универмаг, там есть.
— Так и сделай, — постановила Элен. — Купи большую порцию, самую большую, какие у них там бывают, потому что… — она икнула, — прошу прощения. В общем, большую бутыль, контейнер, как там его. Сразу два.
Даниэль потер лоб.
— Хорошо...
Элен рассмеялась.
— Ты что, не понимаешь? После завтрака у нас эта штука напрочь закончится! — Он все еще казался озадаченным. — Ну смотри, как ты, черт подери, собираешься впихнуть в мою раскормленную тушку двенадцать тысяч калорий дополнительно, если у тебя не будет таких коктейлей? И мороженое возьми. Побольше. Все, что не влезет в морозилку, — она облизнулась от одной мысли об этом, — влезет сюда. — И осторожно, но уверенно коснулась собственного вздувшегося пуза. — Как ощущения, животик, нравится тебе быть набитым как барабан? Тогда привыкай, потому что сегодняшний день мы далее будем считать разгрузочным.
Даниэль, склонив голову, взирал на нее, словно видел впервые.
— Я тебе уже говорил, что ты извращенка? Господи, я тебя просто обожаю.
Элен улыбнулась.
— Ты и сам не так уж плох, для извращенца, конечно же.
С трудом, кряхтя от усилий, перевернулась набок, придерживая пузо.
— А теперь полезай в койку. Мне срочно нужна уверенность, что я не идиотка, потому что согласилась на все это.
Без малейшего промедления Даниэль забрался в кровать, обнял жену, зарываясь пальцами глубоко в ее многочисленные складки, от подмышек и вниз, вдоль тяжелого вздувшегося живота и массивных бедер. Перекатился, прижимаясь к теплому и мягкому телу любимой, чтобы она почувствовала его напрягшуюся плоть. Элен выдохнула.
— Господи… я же даже пошевелиться не могу сейчас.
— Тебе и не надо...
— Нет, — решительно отстранилась она. — Подождет. Прямо сейчас — не могу. Хочу, но не могу, меня же просто вывернуть может, а я не для того столько старалась.
Даниэлю пришлось смириться.
— Ну… ладно.
— Давай сделаем так, ты в субботу все равно встаешь рано. Разбудишь меня, принесешь завтрак в постель и этот твой коктейль. Я буду хорошей, обещаю.
Он сразу воспрял духом: завтрак в постели означал, что Элен из койки выберется уже ближе к вечеру. А если он как следует постарается, то и к ужину, опять же, ужин тоже можно подать прямо в кровать… Фантазии сами собой закружились вокруг любимой супруги, насколько она растолстеет за грядущие месяцы. Засыпая, Даниэль плотнее прижался к ней.
Теперь фантазии имели реальные шансы воплотиться в реальность.

1695 просмотров
Теги: bbw

Рейтинг: +1 Голосов: 1

Видеоролики по теме

Комментарии