• ru
  • en

Здравствуйте друзья!

Мы рады сообщить о том , что обновили BigFox.club, теперь Вас ждут конкурсы с денежными призами, аллея звёзд и отсутствие ограничений.

Вы сможете знакомится, завести блог, загружать фотографии и видео, общаться с друзьями, а так же зарабатывать деньги!

Подписывайтесь на наш телеграмм канал и следите за новостями.

Вики

Перевод с DeviantArt (ранее выкладывался на фиди.ру)

За спиной шепчутся "смотрите, какая она толстая". А ей все равно. Толстая — что с того? Она всегда, сколько себя помнит, была большая, мягкая и объемная, ей не с кем сравнивать себя-прежнюю. Да, в обхвате Вики раза в два превосходит среднестатистических барышень, но она давно поняла, что жить нужно ради себя, а не ради чужого о себе мнения. Тем более мнения тех, кто ей совершенно безразличен. Поэтому Вики всегда уверена в себе и преисполнена счастья, и не стыдиться признать, что лучше всего себя чувствует, поедая свои любимые вкусняшки. И променять такое счастье на модную фигуру типа кожа-да-кости? Зачем, спрашивается? У нее наконец-то достаточно выросла грудь, чтобы выделяться даже на ее объемистой фигуре, а животик — вот спрашивается, кому он мозолит глаза, привычно растущий вместе с нею, столь привычно, что хотя он и больше, чем раньше, но это Вики совершенно не мешает. Он растет медленно, так же как Вики медленно превращается из пухлого подростка в большую и объемистую барышню, медленно и естественно, и она ощущает его как неотъемлемую часть себя. Вики понимает, что нужно следить за собой, ведь выбравшись из-под родительского крова, она за пару недель уже успела заметно поправиться. Заметно — не по своим меркам, понятно, но по общепринятым, а главное, достаточно быстро, и впервые в жизни она ощущает разницу в весе "до" и "после". Но природный оптимизм твердит ей "все к лучшему", и Вики охотно верит, что это просто потому что у нее теперь новый ритм жизни, ее никто ни в чем не ограничивает, вот и фигура потихоньку привыкает к тому, что можно чаще перекусывать и засиживаться допоздна с чем-нибудь вкусненьким. Все устаканится, как всегда было.
Впрочем, иногда Вики пытается представить себе — а что будет, если, вопреки разумным ожиданиям, она продолжит набирать вес с такой же безумной скоростью, как сейчас? Ха, усмехается она, если вы сейчас зовете меня толстой, то что вы скажете тогда?..
А еще, решает она, следует зафиксировать хотя бы для личного альбома это вот "сейчас". Тем более на ней любимое красное платье, отлично сочетающееся с ее шелковистыми длинными рыжими волосами и пухлыми алыми губами. Вики просит прохожего сделать фото, потому что для селфи ее пропорции не подходят — талия буквально не влезает в кадр.
И подхваченная собственным воображением, размышляет: настанет ли однажды день, когда она посмотрит на это фото и подивиться — какой же худой я тогда была? Нет, наверное, такого быть не может, в будущем она, вполне вероятно, слегка поправится, но не настолько же.
Впрочем, как знать?



То, что надето на Вики, было когда-то длинной и просторной ночнушкой, но быстро растущий живот барышни превратил сей предмет одежды в нечто вроде футболки. Она поняла это, глянув однажды перед сном в зеркало. Быстрый взгляд превратился во всестороннее изучение, поскольку она осознала, что из-под подола выглядывают коленки, чего покрой ночнушки совершенно не предполагал — и чего не наблюдалось еще не так давно. Вики умом осознавала, что так сильно поправиться за такое короткое время — от такого многие бы пришли в ужас, она даже приготовилась к тому, что грусть захлестнет и ее… но к собственному удивлению, ничего подобного барышня не ощущала, и улыбнулась.
Она поворачивалась, рассматривая себя так и сяк, и в готове настойчиво вертелось: я прекрасна. Вики была полностью уверена в себе и довольна жизнью, возможно, частично от того, что в желудке как раз переваривался очень вкусный и очень сытный ужин, а после вкусной и сытной еды ей всегда было хорошо, а когда Вики было хорошо, ей все на свете, в том числе и она сама, казалось великолепным, милым и прекрасным. Счастье ореолом распространялось вокруг нее, делая барышню еще привлекательнее.
Ей не было дела до того, что другие думают о ней, а та скромная физическая активность, которой Вики себя утруждала (короткие прогулки на свежем воздухе), не была столь утомительна, чтобы она ощущала большую усталость от увеличивающегося веса, так что никаких недостатков в себе барышня не видела. Она пребывала в состоянии счастливой радости, наслаждаясь всем, что посылала ей жизнь, и пытаясь найти лучшее во всем. В настоящее время самым лучшим было то, что Вики вместо трех ресторанных порций могла теперь осилить четыре. Ведь когда она устраивалась в ресторане и открывала меню, у барышни просто разбегались глаза — все такое вкусное и привлекательное, и хочется всего и сразу, а выбрать так трудно. Ну а поскольку всего она съесть не могла, то выбирала несколько вариантов поразнообразнее, чтобы распробовать максимально широкий спектр кулинарных шедевров. Растущие вширь объемы обеспечили и растущий аппетит, и теперь Вика могла наслаждаться любимым занятием еще активнее.
Она благодарила природу за то, что у нее такое тело — у других жиры свисали бы складками там и сям, выпирая и мешаясь, но у Вики все сало располагалось аккуратно-повсеместно, откладываясь равномерно по всей фигуре. Вся круглая и мягкая, так-то вот.
Вспоминая о великолепном ужине, от которого ее пузико сейчас выпирало вперед заметнее обычного, она развернулась в сторону кровати — пора спать. Но остановилась на полпути и свернула к буфету, прихватить пару шоколадок пожевать прямо в постели.



Она гуляла куда больше обычного, пусть даже эти прогулки были по пляжу от одного мороженого до другого, от одной шашлычной до другой. Только теперь Вики начала ощущать, насколько расплылась, насколько утомляет ее теперь недолгая прогулка.
Один из редких случаев, когда барышня задумалась о своих габаритах.
Похоже, ее ягодицы раздавались вширь и вверх, создавая складку в области талии, и вниз, нависая над бедрами. Живот также стал свисать ниже линии бедер, настолько низко, что Вики в общем могла снять трусики и все, что надо, осталось бы при этом прикрытым. Прогулки по пляжу утомляли ее больше, чем она ожидала, и растущий живот прикрывал собой все большую часть пейзажа. Само по себе это ее не волновало, а вот то, насколько быстро она запыхалась, барышню и правда обеспокоило. Но беспокойство это быстро ушло — сильная воля Вики не позволяла подобным мыслям омрачать второй день летних каникул. Она, в конце концов, выбралась на море отдыхать, а не страдать! Сейчас надо развлекаться, остальное потом. В конце концов, пара-тройка стаканчиков мороженого тут уже ничего не изменят, сроду не волновалась о диетах, так сейчас-то чего.
А кроме того, если она потом и сядет на диету — тем более надо сейчас по полной использовать все, что предоставляет роскошный курорт, и побаловать себя всем, чем только возможно. Ведь, может быть, это в последний раз.
Ну а коль скоро принято именно это решение — почему бы не попробовать, сможет ли она побить собственный рекорд обжорства? Налопаться так, чтобы ноги подгибались, полежать на мягком песочке, пока все это чуток перевариться, и продолжать набивать пузо, пока влезает. Каникулы, в конце концов, бывают не каждый день, а значит, Вики не следует тратить времени даром.



Один раз она попыталась ограничить себя в еде. Это было так ужасно, что Вики поклялась больше подобного не повторять! И как только другие могут жить, чувствуя, что в желудке пусто? Вики было плохо — слабость, туман в глазах, она от голода почти рыдала, но ведь она пообещала себе, что устроит себе разгрузочный выходной, хотя бы раз, а слово надо держать.
И это ведь не диета, когда день живешь на одном салатике. И нельзя сказать, что Вики изнуряла себя упражнениями, пыталась изменить стиль жизни, активно согнать вес. Нет, она всего лишь слегка ограничила себя в еде. Именно слегка. Полноценный завтрак, обед и ужин — каждого хватило бы на целую семью, однако это было меньше, чем барышня обычно позволяла себе, а кроме того, она дала слово, что в этот день не будет никаких дополнительных перекусов.
Спрашивается, зачем? Просто попробовать такой вариант, попытаться уменьшить размер порций, чтобы не голодать, но и перестать набирать вес, а то в последнее время Вики что-то слишком уж активно росла вширь. Бедра так раздались, что терлись друг о дружку при каждом шаге, живот вырос так, что если барышня что-то роняла — наклониться и поднять это с пола она уже не могла, только сесть на пол и потом сражаться с собственным весом, чтобы встать. А еще она снова переросла весь свой гардероб.
Но Вики наслаждалась жизнью и была счастлива такой, какой она есть, она не хотела меняться и худеть, просто решила проверить, сможет ли слегка притормозить. Хотя бы немножно. А то одежда, которая на каникулах была ей как раз, категорически перестала налезать. Тогда-то она и решила, что попробует взять себя в руки.
Взяла.
И даже такой вариант оказался слишком ужасным. Весь день она была голодная, и пытаясь отвлечься на что-нибудь вроде книг или компьютера, постоянно ловила себя на том, что свободная рука отправляет в рот очередную вкусняшку, благо стратегические запасы сластей имелись в каждом уголке апартаментов. Поймав себя на таком нарушении режима, Вики хмурилась, мысленно лупила себя по пальцам и откладывала конфету в сторону… а через минуту эта конфета сама собою отправлялась в рот.
В общем, после ужина, который был чуть меньше обычного, барышня совершенно не насытилась, а потому отправилась на кухню и запихнула в рот пару плюшек и горсть конфет. Поняла, что натворила, пообещала себе больше так не делать… и через две минуты снова стояла перед буфетом, уплетая сладкое за обе щеки.
Нет, пережив этот жуткий день, Вики твердо решила, диеты — это не для нее.



У нее депрессия и она заедает горе? Ни за что! Она счастлива, неизменно улыбается, а что живот болит, так это потому что впихнула в желудок столько, сколько в принципе влезло, и через несколько минут боль растворится и сменится божественным ощущением полного удовлетворения.
Она любит жизнь, любит быть счастливой, так что если еда приносит ей радость — Вики старается съесть столько, сколько вообще возможно. А почему нет, ведь это делает ее еще счастливее?
А то, что она так раздалась вширь, что в автобусе занимает два кресла, что живот вырос настолько, что она уже не может наклониться, а сидя, раздвигает объемистые бедра, давая животу сползти пониже, чтобы она могла спокойно вдохнуть… заботит ли это ее? Заботит ли ее то, что живот так вырос, что отвисает в направлении коленок, и с каждым шагом она вынуждена приподнимать его немалый вес, что утомляет ее еще больше? Заботит ли ее то, что даже самые просторные одежки, которые недавно были ей великоваты, теперь уже не могут даже прикрыть его?
Ничуть. В настоящий момент Вики заботит только то, что остался еще целый ломоть вкуснейшей пиццы и немного сладкого, а в желудке для них ну совсем нет места! Но ведь они такие вкусные, сытные, манящие! Может быть, если снять слишком тесные шмотки, погладить пузико и отдохнуть пару минут, она сможет сделать еще один подход и доесть все это?
Ой, а шорты-то лопаются по швам, когда она пытается их снять. Да и блузка, от которой давно пришлось отрезать рукава, иначе расплывшиеся руки не пролезали, вся трещит, сейчас порвется. Ну ничего! Купит новую, попросторнее. Нужно как следует потрудиться, чтобы живот стал побольше и в него влезало еще больше всяких вкусностей. И по крайней мере живот уже свободен! Постанывая от удовольствия, Вики мысленно прикидывает, освободилось ли там немножечко местечка...
Может ли она остановиться, взять себя в руки? Неизвестно, ибо зачем бы ей пожелать это делать? Ей сейчас так хорошо...



Она сознательно желает растолстеть? Нет, пожалуй, нет. Встать со стула и добраться до стойки, чтобы взять еды (Вики осознала, что тут самообслуживание, только после того, как села за стол), а потом вернуться обратно — и так нелегко.
Ей стыдно, она чувствует себя униженной? Очевидно, нет, судя по уверенной улыбке. И судя по тому, что ее футболка задралась, обнажая полоску оголенного живота, который свисает уже ниже середины бедер, а она даже не пытается его прикрыть. Может, потому, что Вики это не беспокоит? Или потому, что пузо свисает настолько низко, что она едва до него дотягивается, когда стоит — а если сядет и поправит одежду, нет совершенно никакой гарантии, что от усилий, которые потребуются, чтобы встать, живот снова не выкатится наружу.
Она хотела бы стать худой? Нет, пожалуй. Стать худой, чтобы в желудке было меньше места для всех этих великолепных вкусностей? Однозначно нет! Никогда в жизни Вики не была худой, даже при том, что за последние пару лет стала чуть ли не вдвое толще. А это немало, учитывая, что в школе она едва втискивалась за парту.
Так чего же она хочет? Прямо сейчас — ничего, кроме как насладиться тремя супер-бургерами, которые только что взяла. Ее размеры, ее растущие объемы — просто видимое последствие ее любви к еде, и с последствием этим барышня охотно смирилась. Более того, наслаждается тем, насколько растолстела, ведь теперь Вики совершенно не беспокоят глупые мысли насчет можно ли есть столько калорийных блюд. При ее размерах эти три бургера совершенно ничего не значат, капля в океане.
С удовольствием расправившись с бургерами, она с минуту сидит, наслаждаясь окружающими ее ароматами, а потом приходит мысль. Даже не так — идея. Она сыта, но может быть, стоит попробовать еще один бургер? Маленький. Неужели желудок растянулся и теперь она может позволить себе больше, ведь ранее три было ее максимумом? Это ведь очень важно, тут очень широкий выбор, и Вики всегда теряется, выбирая лишь три варианта из возможных.
Так, хорошо, еще один, а какой? Она как раз колебалась между еще двумя возможными, положив на поднос три выбранных, и какой из них взять, а какой отложить до следующего раза? — лениво размышляет барышня, собирая в горсть крошки только что съеденного.
И тут ее осенило. Если бы она была еще больше, в нее и влезло бы больше. Это же очевидно, в худую барышню не то что трех — одного такого бургера, пожалуй, не влезло бы. Вплоть до этой секунды Вики просто принимала свои объемы как данность, но теперь в ее жизни появилась ЦЕЛЬ.
Странная мысль, даже пугающая. Но она уже пришла, и выкинуть ее из головы никак не получалось, потому что все тело, все существо Вики трепетало от возбуждения.
И она поднялась и снова встала в очередь. Размышляя между тем и этим вариантами, очередь двигалась, а она все еще не сделала выбор, от собственных сомнений ей уже стало дурно — и подхваченная той самой мыслью, Вики взяла оба, а потом, сообразив, попросила пакет для взять с собой тот, что не съест. На всякий случай.
Стоп, но раз она берет пакет — зачем ограничиваться парой бургеров, ведь тут много других! Можно выбрать еще два, или три, она съест их по дороге домой, ведь в планах еще пара магазинов, а после покупок Вики всегда голодная, и останется еще парочка на поужинать дома. В пакет отправился бургер номер четыре, ну и пятый туда же, чтобы наверняка. Остальные… ладно, к ним Вики вернется как-нибудь потом.
А сейчас стоит снова устроиться за столом и проверить, сколько еще влезет в ее желудок прямо сейчас...



Вики сильно поправилась за время нашего с ней знакомства. Практически вдвое, она сейчас весит двести сорок девять кило.
Впрочем, нет, уже больше: ведь в ее животе переваривается сытный обед, а сейчас последуют еще две порции десерта, и двумя барышня себя ограничивать не привыкла...



Пятиразовое питание — слишком мало, чтобы насытить Вики. Приходится посреди ночи вставать, на автопилоте добираться до холодильника и проверять, что бы еще такого вкусненького можно слопать, чтобы спокойно просуществовать до завтрака...



Курьер из пиццерии застыл, пораженно рассматривая все двести восемьдесят кило роскошной барышни.
А Вики недоумевает, куда делись еще две коробки, она ведь заказывала четыре пиццы, двух ей на ужин точно не хватит!



Треть тонны живого веса, барышня уже едва может самостоятельно встать на ноги. Но — приходится, еда ведь сама к ней не прилетит.

 

4371 просмотр
Теги: weight gain, ssbbw, bbw

Рейтинг: +4 Голосов: 4

Видеоролики по теме

Комментарии