• ru
  • en

Эльза

"Heather", автор оригинала mollycoddles

переведено с DeviantArt

Глава 1.

— Будь оно проклято!

Эльза развернулась на каблуках перед зеркалом и сморщилась от вида своего отражения. В семнадцать лет фигура девушки должна бы начать приобретать женственность, однако в случае Эльзы богиня любви, казалось, не захотела одарять девушку телесными достоинствами. Говоря по-честному, Эльза была плоска как доска.

— Твоя проблема в том, — заверила ее подруга Шелли, — что ты слишком тощая. Твой организм сжигает калории еще до того, как они успеют куда-либо отложиться.

— И как это лечится? – спросила Эльза.

Шелли пожала плечами.

— Я не знаю. Попробуй больше есть, но, насколько я тебя знаю, это тебе не сильно поможет. Ты и так плотно обедаешь, но всё равно остаешься плоскодонкой. Если бы я ела хоть вполовину твоего, то распухла бы уже до размера фургона.

Шелли перекатилась на кровати и вернулась к чтению «Космополитена». Эльза еще раз оглядела подругу, подавляя разгорающееся в селезенке низменное чувство зависти. Шелли постоянно ныла о том, какая она толстая (а также о том, что все время голодная), и при всем при этом Эльза бы многое отдала за такие формы. Для Эльзы круглый мягкий животик при всей своей негламурности был приемлемой ценой пышных влекущих ягодиц  и соблазнительного округлого бюста. Кстати говоря, о бюсте…

— Шелли, как ты думаешь, если я все-таки наберу чуточку веса, это прокачает мне сиськи?

— Не вижу причин, почему бы и нет, — ответила Шелли, — но как ты собралась его выращивать?

— Не знаю, — опустила глаза Эльза, — природа сражается против меня в этом деле.

Эльза встала боком, чтобы показать подруге плоский впалый живот.

— Возможно, ты ешь мало вкуснятины.

— Это что ты таким словом называешь?

— Ты ешь много, — Шелли смирилась с тем, что в ближайшее время она журнал не дочитает, — но ты ешь здоровую еду. Полезную по составу. Сытную. А ты попробуй перекусывать между приемами пищи. Попробуй выпечку, шоколад, бутерброды, газировку… Если уж и это тебе не поможет, то тут даже я опускаю руки. Помнишь, как я выглядела три-четыре года назад?

Эльза посмотрела на упитанную подругу.

— Ты всегда была круглее меня. Не понимаю, к чему ты?

— Ты помнишь, как я сломала ногу в седьмом классе и месяц валялась в гипсе? Вот тогда-то я и сорвалась! Делать было нечего, холодильник был на расстоянии вытянутой руки  и никогда не пустовал. А остальное – дело техники. Раньше я сладкое не очень любила, но после этого… ох… Эльза, когда ты меня видела в последний раз без шоколадки в руке? Не стесняйся, скажи мне!

— Ээээ – только и могла сказать Эльза, крепко задумавшись.

— Да, детка, вот тогда-то меня и начало распирать. И это был настоящий взрослый женский жир, а не младенческая припухлость.

Шелли самодовольно поправила вырез на кофточке, приоткрывавший упитанные шарики грудей третьего размера.

— Ты реально думаешь, что шоколадные батончики и чипсы вырастят мне грудь? Это бессмысленно, да и нездорово.

— А кто сказал, что будет здорово? Ты жалуешься на сиськи – точнее, их отсутствие – а  я помогаю тебе советом.

Эльза еще раз посмотрела в зеркало, на то место, где должны быть груди, которыми ее сверстницы уже вовсю соблазняли юношей. И приняла решение.

— Шелли, где там твой запас шоколада?

 

Прошел месяц. Шелли снова лежала на кровати и снова читала журнал (она искала новые модели купальников большого размера на предстоящее лето). Эльза снова вертелась перед зеркалом. Как и месяц назад, она была недовольна. Но причина недовольства была другой.

Никто не отрицал видимых изменений, которые новый образ жизни оставлял на внешности Эльзы. Если не всё, то многое шло не по плану. Живот, твердый и плоский, налился мягкостью и округлился, и когда-то просторные вещи стало носить неудобно. Бедра попышнели, а черты личика кое-где утеряли остроту. Но чего-то по-прежнему не хватало.

— Почему они не растут? – Эльза в сердцах пнула шкаф голой ногой, -  Нельзя называть эти прыщи гордым именем «сисек». Даже это слово я стала ненавидеть!

— Хм, а ведь я даже не задумывалась об этом, — сказала Шелли, — По крайней мере, хоть что-то у тебя выросло в правильном месте.

Шелли схватила подругу за попу и слегка потрясла. Когда она отпустила руку, колебание продолжалось еще секунды полторы.

— Хоть что-то? Это куда больше! Все шоколадки словно мечтают осесть именно там. Что со мной не так?

— Ничего особенного, — стала успокаивать Шелли, — просто организм у всех работает по-разному.

Эльза бросила в пухляшу подушкой.

 

Эльза ходила такой расстроенной, что Шелли в какой-то момент показалось, что она смирилась с пожизненной ролью девочки-доски. Или толстопопой доски. Шелли на весенние каникулы уехала к бабушке и выбросила всю эту затею из головы.

Но, как оказалось, Эльза была целеустремлённее, чем думала о ней ее подруга.

Через две недели подруги встретились в фитнес-клубе у шкафчиков в раздевалке. Шелли от удивления открыла рот, когда увидела подругу. Попа Эльзы взяла новые рекорды. Спортивные эластичные штаны растянулись до полупрозрачности, и через них было видно розовое белье. Трусики сочно вклинивались в щель между соблазнительными булками.

— Привет, подруга, — вежливо окликнула Эльзу Шелли, — как дела?

— Не пытайся быть со мной вежливой, — мрачно ответила Эльза.

— Да что с тобой?

— Да всё ты понимаешь! На корму мою глянь! Я толще, чем когда-либо была! И не надо мне втирать про «Забей-Эльза-она-не-так-уж-и-велика»! Она… она… огромная.

— Да не всё так плохо…

— Она огромная, — продолжала рыдать Эльза. В ее истерике был свой здравый смысл: словно два волейбольных мяча, ее ягодицы распирали трещащие от натуги штаны.

— Мама заколебалась давать мне денег на новые штаны каждую неделю. Она говорит, что если я не перестану толстеть, то буду ходить только в леггинсах. Боже, я сдохну от такого унижения!

— Быть того не может. То есть твоя попа переросла все твои штаны? – засмеялась Шелли.

— Спасибо, кэп! Всё именно так! Все труднее и труднее находить свой размер. Если они по длине подходят, то с вероятностью 99% не застегнутся на этом филе. И тогда я ношу их расстегнутыми, едва прикрыв их выпущенной рубашкой. Видишь?

Эльза злобно и решительно выпрямилась, и это было зря. Рубашка поднялась, обнажив пробел на широких брюках.

— Эльза, — шепнула Шелли, — твоя молния!

Эльза оглянулась и густо покраснела. После этого попыталась свести пуговицу с петелькой. Штаны опасно натянулись на пышном заде. Эльза закусила губу и попробовала снова. И снова не вышло.

— Гениально, почему я не могу толстеть в животе, как все нормальные люди? Живот еще можно втянуть, но не этот «кардашьян»!

— И почему б тебе не перестать есть сладкое? – спросила Шелли.

— Легко тебе сказать, — ответила Эльза, — я подсела на это дерьмо!

— Подсела? Вот это поворот! – рассмеялась Шелли.

— Это не смешно! Я весь день голодная как акула. Это даже странно. Без шоколадки в руке я чувствую себя неуютно. Что ты творишь со мной, «подруга»?

— С тобой, — возмутилась Шелли сквозь смех, — я не сую печеньки в твой рот, попко-девочка! – с этими словами Шелли ущипнула подругу за бедро в самом мягком и откормленном месте.  Та насупилась.

— Послушай, если ты не можешь перестать есть, попробуй позаниматься спортом. Я слышала, что некоторые упражнения перераспределяют жир по телу.

— Звучит как лохотрон из интернета. Но попробовать стоит.

 

Эльза в спортзале почувствовала себя увереннее. И… женственнее? Если ее заднее изобилие было немаленьким в обычных штанах, то в натяжном спандексе она была просто роскошной женщиной. Эта роскошь форм растягивала синюю синтетическую ткань до полупрозрачности. Штаны все время забиралась в сочные влекущие  глубины меж ее ягодиц и она их одергивала каждые три метра. Набранная мякоть животика стремила вылезти из штанишек на волю, и Эльза в глубине души была рада, что живот ее распух не так сильно, как мог бы при ее образе жизни. Когда штаны Эльзы вместили богатства хозяйки, та начала бояться слишком резко вдохнуть, чтобы не услышать предательский треск лопнувшего шва.

Эльза пыталась заняться аэробикой. Это не получилось – за несколько минут девушка запыхалась и раскраснелась. Пот тек по ее херувимскому личику. Что хуже, она осязала весь дьявольский трепет роскошной плоти на попе и бедрах.

— Всё, последний подход, — сказала она сквозь зубы. Эльза наклонилась, пыхтя от напряжения. И легкий треск прошелся по зданию спортзала. Для Эльзы это был самый оглушительный грохот в жизни. Она едва прикрылась и побежала в раздевалку. Сквозь дыру в седалище были видны розовые трусики – казалось, пол-попы вот-вот вывалится через это окно в свободу.

— Сдаюсь. Я больше не могу. Я рождена, чтоб жить с толстой попой.

 

Отказавшись от спорта, Эльза не отказалась от лакомств и перекусов, и, как результат, плоть ее понемногу становилась все роскошнее и изобильнее. Пышность бедер начала создавать проблемы, но, увы, для Эльзы огромные объемы сахара и жира действительно превратились в ежедневную потребность организма; как и предсказывала ей подруга. Мама отказалась давать ей денег на штаны, и требовала худеть. Бедняжка ограничивалась леггинсами и юбками.  С юбками тоже было всё не безоблачно: быстро растущие округлости более не скрывали  все изобилие ягодиц. Трусики тоже приходилось поправлять каждые 5 минут – они всякий момент стремились спрятаться в тепле между булочек Эльзы. И даже сидение за партой создавало проблемы, так как с такой попой школьные кресла и доски отвлекали от урока своей узостью и неудобностью.

 

Когда Шелли через несколько дней раз зашла в гости, то не могла не улыбнуться. Эльза лежала попой вверх над книжкой, а в руке – неизменное «Орео» с тройной начинкой. На ней были футболка и трусики, но последние были практически полностью спрятаны. Корма у подруги выросла еще больше. Иногда Эльза дрыгала ножками, посылая по мякоти ног волны сладострастного трепета.

— Эльза? Чем это тут занимаешься? Я думала, что ты решила согнать все лишнее со своих бедер!

— Решила, а потом передумала?

— Почему? Не смогла натянуть штаны для спортзала?

— Хаха! – кисло ухмыльнулась Эльза, скрывая торжество, — Но прежде чем смеяться, знай, что сам Джастин Виттес влюбился в меня и пригласил на свидание!

Красавчик Джастин был влажной мечта половины половозрелого населения школы. Красивый, подтянутый, единственный наследник немаленького предприятия. Девочки модельной внешности из группы поддержки пытались штурмовать его сердце, но он был столь безразличен к и чарам, что они пустили слух про его «неправильную» ориентацию. Шелли и сама часто о нем мечтала в душе и в постели.

— Да иди ты! – воскликнула подруга, — в тебя! Не верю!

— Все так – теперь Эльза не скрывала торжества, и попыталась перевернуться на спину, но это получилось не с первого раза, — помоги мне встать и я тебе расскажу все подробности! Я слегка переела печенья.

— Джастин любит толстые булки? – смеялась Шелли – Вот уж не подумала бы! Тогда все сходится. Ты теперь хочешь наесть их еще немного, чтоб закрепить успех?

Эльза улыбнулась и с заговорщицким видом промолчала.

 

Глава 2.

 

Шелли любовалась подругой. С момента начала отношений с Джастином попа Эльзы и не думала останавливать свой рост. Жир понемногу начал откладываться и на другие округлости! К радости Эльзы, наконец-то начала сбываться мечта о женственности – бюст из ничтожного первого размера дорос до уважаемого второго, и не собирался останавливаться. А вот свежая пышность на талии для нее словно не существовала. «Подруга ест больше калорий, чем ее развратная попа способна отложить! – думала Шелли, — Похоже, и на остальные части тела что-то остается»

— Эй, мелкая, — заявила однажды Шелли, — Джастин идет на поводу у твоих пороков и очень тебя избаловал ресторанами. Эти складки раньше были меньше.

— О, и что? Неужто я  чувствую в твоем голосе нотки зависти к моим формам? — игриво дразнила подругу Эльза, намазывая на круассан «нателлу» толщиной с сам круассан.

— Я не завидую им! Я сама девочка немаленькая! Если вам с Джастином нравится, как тебя день ото дня распирает, я счастлива за вас. Я тебя просто предупреждаю о последствиях ожирения на случай, если ты бросишь Джастина и решишь похудеть обратно. Ты не сможешь! Не говори мне потом, что я тебя не предупреждала.

— Просто не верится, — надулась Эльза, сложив надутые ручки на надутых грудках, — Я наконец-то счастлива, а ты мне про какое-то ожирение. Я женственная, а не толстая. Ну, может быть, еще сантиметров десять в обхват бюста мне не помешают. Ты реально думаешь, что у меня ожирение?

— Еще нет, но оно где-то рядом. Давай ты встанешь на весы и посмотришь на свою женственность в килограммовом выражении.

— Ладно! Да, пару кило я набрала, но посмотри, как они соблазнительно  отложились на грудь и попу! Мне не на что жаловаться.

Эльза без раздумий вскочила на весы. Самоуверенность девушки быстро исчезла, и на Эльзе не было лица.

— Ох… 72.7 кг…

Шелли закатила глаза. Для нее это число казалось слишком маленьким. Однако, Эльза была миниатюрнее, и на полтора десятка сантиметров ниже подруги. 72 кг – это число надо переварить.

— Да вот ни в жизни мне нет семидесяти! Эти весы сломаны!

— Ну разве что ты их сломала своим весом, подруга. Глянь в зеркало – ты увидишь каждый из этих килограммчиков.

Эльза так и сделала. Она увидела, как подрос ее животик, и рукоятки любви на боках сильнее выдавались в стороны. Мягкая бледная плоть бесновалась, пытаясь выбраться из-под ремня. Эльза по-прежнему была относительно худощавой – выше талии, конечно — но это явно ненадолго. Лицо Эльзы с редкими веснушками округлилось, как и ее животик – как и Эльза в целом.

— Что мне делать? Я не могу разжиреть, когда у меня в руках лучший парень в школе!

— Остынь и подумай, что ты делала, чтобы наесть такое тело?

— Ничего необычного. Джастин водит меня в бургер-бары и дорогие пиццерии… Задаривает самым дорогим (и вкусным!) шоколадом… Не могу же я их не взять — эти коробки? Он обидится на меня!

— А впрочем, это всё не так плохо, — вдруг сказала Эльза своему пышному отражению, — я не толстею, я расту. Наконец-то мое тело взрослеет.

— Прости, детка, но это как-то много для обычного «детского жирка», — сказала Шелли и потрясла изрядную складку вокруг пупка подруги.  Соблазнительная вибрация плоти не останавливалась несколько секунд. – Эта пышность состоит на 100% из фаст-фуда.

— Шелли, пляжный сезон на носу! – сказала Эльза, надув грудь и втянув живот, — Я обещала Джастину показать новый купальник. Он увидит, как я разжирела, и разочаруется.

Эльза пала духом окончательно и закрыла лицо руками.

— Перестань, — Шелли взяла всё в свои руки, — Я более чем уверена, что Джастин предпочитает дам с мясом на костях. И чтоб на мясе – было, что потрясти. Если он бросит тебя из-за твоего тела, то он тупой индюк, недостойный столь хорошей девушки.  Что он ожидал, закармливая тебя бургерами и лазаньей? Итак, мой план таков: завтра первый викенд лета, и пляж будет полон детей. Я поеду с тобой, чтобы быть рядом, попробуй кто тебя обидеть. И я надену старый черный полный купальник, чтоб казаться еще толще тебя (как оно, впрочем, и есть).

— Ты права, Шелли, — рассмеялась Эльза сквозь слезы, — Ты лучшая, и ты умеешь заставить меня смеяться в любом горе.

— Но я серьезна как никогда, — ответила Шелли, — мы, толстушки, должны держаться вместе. А если Джастин будет говниться из-за твоей внешности – я выбью из него всю дурь.

Эльза улыбнулась снова. Уж она-то знала, что Шелли сдержит слово.

 

 

Эльзе было неуютно, когда машина Джастина остановилась рядом с ее домом. Со времени разговора с Шелли перед зеркалом, она не набрала много веса, но этот вес выглядел достаточно заметно. Горячее солнце вынуждало надевать минимум одежды, так что Эльза выбрала для пляжа миниатюрный топик и брюки-капри. Рыжие пышные кудри были стянуты в хвост, а игривые зеленые глаза скрывались за старомодными темными очками. Эльза знала, что изменилась со времен прошлого сезона. Топик растягивали прелести неполного третьего размера. Ягодицы выросли столь изобильно, что девушка так и не смогла застегнуть брюки (она пыталась целых полчаса). Пояс болезненно вгрызался в мякоть талии. С каждым шагом Эльза чувствовала колебание плоти животика и боков.

  — Эй, Джастин, — сказала она, приближаясь к своему новому бойфренду. Она собрала сердце в кулак, ожидая некоторого комментария к ее новому весу. Она знала, что он не сказал бы ничего жестокого; за короткое время развития их романа, она узнала Джастина как настоящего джентльмена. Но мальчики не всегда осознают, насколько чувствительны девушки могут быть в вопросе внешности… Джастин улыбнулся и быстро поцеловал ее. Ростом этот аполлон был на палец выше Эльзы; крепкий тяжелый рельефный торс, светлые короткие волосы делали Джастина похожим на грубого мачо из футбольной команды. Но она уже знала, что он был более чувствителен, чем любой романтик, которого она когда-либо знала. Он явно был слишком мил, чтобы грубо комментировать проблемы своей лапочки.

— Эй, похоже,  тебя уже поцеловало солнце, Эльза? — сказал Джастин.

— О… да, — девочка задавалась вопросом, почему он не прокомментировал ее вес. Это был первый раз, когда он видел ее без просторной весенней одежды.

Она приспустила солнцезащитные очки, чтобы лучше взглянуть на машину Джастина. Вернее, автомобиль, на котором он сегодня приехал. Очевидно, прибыл он не на собственной машине. Та машина была избитым старым куском мусора, который он купил за десять долларов у нелегального иммигранта из Мексики. За возлюбленной Джастин приехал на папином джипе.

— Нравится? Отец отдал мне ее до конца дня. Моя старушка не потянет езду по песку. А ему не хотелось приезжать нас эвакуировать.

— О, да, твой папа лучше всех. Да нам весь пляж обзавидуется!

Эльза попыталась впрыгнуть в машину, но полнота попы и бедер все норовила застрять, и Джастин терпеливо дожидался, пока она устроится на сидении.

— Надеюсь, это самое большое из сегодняшних неудобств, — пронеслось в голове у Эльзы, — вдруг он подумает, что его лапочка так разожралась, что в машину не залазит!

— Итак, куда едем? — спросила она.

— В «пещеру Сэнди», конечно! – жизнерадостно ответил Джастин, — все наши там соберутся. Под водой можно позалипать на осьминогов!

— А может, в «Кульпу»? Он не столь забит народом.

На самом деле Эльза просто стеснялась вида своего нового  тела.

— Ну ок, в другой раз осьминогов посмотрим.

Эльза набрала номер Шелли и сказала, что место выезда изменилось.

 

— Салют, голубки! — Шелли подпрыгнула с широкой улыбкой, когда их увидела. Вместо контактных линз сегодня Шелли носила пару затемняющихся пластиковых очков в рамке. Ее сероватые волосы были связаны в пару девичьих косичек. Одета она была в эластичный зеленый купальник, который не смог скрыть ее пухлый животик и жир на боках. Полотенце, связанное вокруг ее талии, спрятало ее здоровенные бедра. – Вы во сколько подъехали?

— Эй, — вежливо сказал Джастин, — Почему бы почему бы красавицам не расслабиться? Тут так жарко, что я возьму ледяного спрайта. Вам что-нибудь принести?

— Да, принеси мне хот-дог, — сказала Шелли, бросая полотенце на землю. Когда она наклонилась, чтобы разгладить его, Эльза не могла не смутиться за обильный, округлый тыл своей подруги.

— Мне ничего, — сказала Эльза, — девочки должны блюсти фигуру.

— Девочки с космополитаном вместо мозга, — подмигнул Джастин, — но ты-то не такая?

— Я в порядке, — твердо сказала Эльза. Здесь она контролировала себя. Она могла провести весь день дома, перекусывая, но у нее, конечно, было достаточно силы воли, чтобы прожить несколько часов без еды на пляже. Но… это было на несколько часов дольше, чем она привыкла ходить без еды. Может быть, было бы лучше отучить себя от закусок… но животик предательски побулькивал.

— Ну, может быть, и хот-дог. Но только один!

— Конечно! — Джастин быстро восстановил свой энтузиазм и испарился.

Шелли ущипнула подругу за пухлую щечку.

— Просто один хот-дог? Теперь, когда ты привыкла есть их пачками?

— Заткнись, Шелли, это не смешно! Ты знаешь, на что я все время трачу. Съесть только одну штуку — это шаг для меня и моей силы воли. Я не могу растолстеть еще больше, Шелли! Джастин такой замечательный парень, я не хочу его потерять из-за невоздержанности!

— Во-первых, как я уже сказала, если его любовь настолько зависит от твоей фигуры, то он говнюк и не стоит твоих волнений. Во-вторых, я не думаю, что он возражает против пары лишних складок на своей девушке. Я имею в виду, что он делает практически все, что может, чтобы пончики, шоколадки и пицца оказались сначала у тебя в руках, потом — во рту, и, наконец, на попе. Бьюсь об заклад, что ему нравится, когда на его девочке есть за что ухватиться.

Эльза вздрогнула. Она ведь и не думала об этом в таком ключе. Конечно, Джастин открыл ей чувства, когда ее бедра были в самом разгаре своего взрывного роста. Но мальчик, любящий пышную попу, может не оценить изобильное седалище шириной в два стула.

— Чтобы это проверить, я попробую его соблазнить, — Шелли медленно откинулась назад, выпятив выросший на шоколадках живот  до упора. Она потерла его обеими руками в самом мягком месте.

— Заткнись, —  снова сказала Эльза, смеясь. — Лучше не пытайся! Но ты думаешь, он действительно любит меня, с этой откормленной кормой и торчащими отовсюду жирочками? Ты действительно думаешь, что это не просто вежливость? Что он на самом деле считает меня привлекательной?

— Эльза, ты понимаешь, что ты все еще меньше меня? Так что не относись к себе как к самой жирной на пляже.

  — Сожалею.

— Извинения приняты. Ты можешь сидеть здесь и испортить себе весь день этими терзаниями, но старая добрая Шелли сегодня придёт на помощь. Когда он вернется, я просто построю ему глазки и покачиваю своей большой толстой задницей, и мы увидим, какая реакция последует! И вообще – ты переодеваешься   или собралась сидеть в своем каприсе весь день?

Эльза почти решила не показывать миру свое бикини до этой речи Шелли. Но теперь она не могла придумать достойных причин для сокрытия своих форм от всего света и, главное, от своего солнышка.

Когда она подняла руки с топиком над головой, Шелли поймала взглядом мягкий животик подруги. Он висел над поясом ее маленьких трусиков-бикини, почти скрывая их. Новые бикини растягивались под натиском изобилия изнеженных форм. Когда она спустила штанишки-капри, трусики Эльзы почти скрылись в слоях мягкой женской округлости. Когда она снова встала, красный материал скользнул между ее мясистыми булочками. Эльза быстро выдернула бикини из ложбинки, но она подозревала, что они скоро в нее вернутся. Булочки ее боков, растущие на сдобной выпечке, нависали над стрингами. Теперь, когда и ее живот, и ее ягодки набирались объема, купальник проходил ежесекундное испытание на прочность.

Эльза посмотрела на себя. Неужели ее бикини так быстро стали настолько малы? Несмотря на то, что Шелли была еще больше, ее менее откровенный купальник заставил ее выглядеть стройнее.

— Что ж, — сказала Шелли, снова пытаясь положительно повлиять на ситуацию, — вижу, я не смогу тебя затмить в глазах Джастина.

К моменту, когда Джастин отстоял очередь за едой и вернулся с хот-догами к подругам, Эльза уже загорала. Налитые грудки растягивали лиф купальника, едва закрывая сосочки. Последние норовили выскочить на волю при любой возможности. Стринги так стягивали холеные мягкие формы, что натирали кожу до красноты. Нитки и ткани  трещали от любого движения. Соблазнительница выдавила крем от загара на грудь и принялась чувственно его втирать.

— Ну вот, в банке меньше крема, чем требуется моему телу, — с этими словами она перешла к обмазыванию рыхлой пышности вокруг пупка. После этого Эльза повернулась животом вниз и попыталась растереть крем по попе. По мере того, как женские богатства Эльзы становились все более соблазнительными, Эльза становилась все менее ловкой и подвижной. Достать рукой до попы было теперь не так уж и легко! Кроме того, Эльза совсем не доверяла своему купальнику и боялась порвать его даже чересчур резким вдохом.

Шипение газировки оторвало ее от сладострастного процесса. Джастин смотрел на нее взглядом, полным детского восхищения и брутального вожделения одновременно.

— Вот и ответ на мой вопрос, — подумала Эльза, а вслух сказала:

— Ой, пупсик, а можешь побаловать свою лапочку коробкой пончиков?

 

Глава 3.

 

Эльза была на седьмом небе.

Ладно, может быть, тому виной был сахар из шести булочек с чип-чипом и упаковки карамельных бомбочек, что умяла красавица между десятью и одиннадцатью часами утра. Но была еще одна причина. Эльза решила разжиреть. Не поправиться, не округлиться, не набраться солидности. Именно разжиреть. Влажное тепло грело ее утонувшие в мякоти бедра всякий раз, когда она думала об этом. Джастин ей открыл свое сердце, и она возликовала. Господи, это так круто! Сам ее возлюбленный уехал  с отцом в Техас на инспекцию нового семейного завода – это займет пару месяцев. Он на прощание сводил ее в самую вкусную кондитерскую лавку города, и Эльза уже тогда решила, какой подарок сделает ему в день возвращения. Все это в подробностях она рассказала Шелли в гостиной своего опустевшего дома. И при этом попивала литровую флягу сливочного коктейля с шоколадом.

Шелли нелегко переживала все то, что происходило с ее лучшей подругой. Ягодицы Эльзы утрачивали соблазнительную упругую форму и становились с каждой неделей рыхлее и непропорциональнее, они мешали друг другу и своей хозяйке и тряслись при каждом шаге. Эльза, впрочем, былую лёгкость походки пока ещё сохраняла. Мир Шелли не крутился вокруг веса подруги, но и игнорировать его она не могла. Эльза села вразвалку, ее попа неудобно сместилась, так как два шара, полных вожделения, были слишком роскошны для большинства стульев в доме. Но росли не только они. «Спасательный круг» на талии распустился как бутон, и, питаемый безбрежной рекой выпечки и шоколада, приобретал форму истинно рубенсовского живота. Этот живот сейчас нависал над поясом и  выглядывал из-под рубашки (хотя обычно она носила не рубашки, а топики), и тогда все роскошество было на виду. Лицо оставалось плюс-минус таким же, лишь щечки слегка порозовели и набухли. И, наконец-то, заблудшие калории почтили своим посещением ее бюст. Старые пуш-апы, пытавшиеся в прошлом нарисовать грудь там, где ее не было, теперь сжимали всю мякоть вместе, складки жирочка опасно нависали  над краем ткани.

Что самое удивительное, легкость походки Эльзы не соответствовала ее новоприобретенной солидности. Рыжая бестия вставала и садилась неуклюже, и иногда пыталась двигать попышневшие конечности с бОльшей скоростью, чем им полагалось. А больше всего Шелли бросалось в глаза то, что одежду ее подруга подбирала без учета последних 15 кг! В эту минуту последнее было особенно заметно. Сверху на Эльзе был свитер с пуговицами. Верхние две пуговицы были приоткрыты («Даю девочкам простор для роста» — объясняла Эльза, приподнимая бюст и лиф упитанной ручкой). Пышная мякоть животика вываливалась над поясом спортивных штанов и свисала мягкой периной.

Шелли не могла не почувствовать приступ жалость к подруге. Они давно знали друг друга, и свои «худые» годы Эльза нередко подшучивала над неудачами подруги (в том числе, связанными с ее весом). Шелли хотела, чтоб и Эльза побывала в ее шкуре «пухлой подруги», над которой посмеиваются неадекватные одноклассники. Но если Шелли располнела из-за несчастного случая, то Эльза набирала формы специально, видя в них залог счастья в отношениях с мужчиной своей мечты. Как бы там ни было, Шелли видела свой долг подруги в том, чтоб предостеречь рыжую глупышку о всех рисках и последствиях ее выбора.

— …Пока не стало слишком поздно! – Шелли  позволила своим тяжелым мыслям сложиться в длинную речь о здоровом образе жизни. Эльза посмотрела на нее в легком недоумении

— Эльза, я все понимаю, что это я предложила тебе «слегка округлиться». И да, я слегка завидовала твоей стройности. И да, меня сначала забавляло, как ты реагировала на рост собственной попы. – Эльза в этот момент инстинктивно пощупала свой багажник. Он был столь теплым и мягким, что Эльзе не захотелось отпускать от него рук.

— Но в целом, это безумие!, — продолжала Шелли, — ты хочешь разжиреть, или как? Ты хоть представляешь, каково это – быть жирухой?

С этими словами Шелли подняла свитер и показала каскад залежей красоты, на которых покоились распиравшие лифчик тяжелые груди. Глаза Эльзы засветились от зависти и восхищения.

У Эльзы не было желания менять привычки и пристрастия; особенно после того, как о собственных пристрастиях поведал ей ее возлюбленный. Эльза попыталась представить, как на ней будет смотреться живот с лишним десятком сантиметров жира, или форму пары своих малышек, когда они перерастут богатства Шелли. Попа Эльзы, сначала принявшая в себя большинство калорий, замедлила рост и стала более пропорциональной. «Или это остальное тело догоняет мои булочки скоростью роста?» — подумала пышка.

— Шелли, я была тощей как шпала всю жизнь, а ведь я всегда хотела фигуру. Женственную, как у тебя.

— Эльза, моя фигура давно не женственная, моя фигура заплыла жиром! А с твоим аппетитом ты расползешься настолько, что тебе через пару лет станет тяжело ходить. Джастину, может, всё нравится, а остальные люди вокруг нас что скажут? Хочешь стать объектом насмешек младшеклассников?

Хотя Эльза не подала виду, она все помнила. Она помнила, свою стройную, спортивную подругу, которая всегда была впереди нее на  баскетбольной площадке, пока не исчезла на лето и вернулась назад со сломанной костью, конфетой в руке и дюжиной кило лишнего жира. Она помнила, как Шелли нервно расстегивала джинсы в раздевалке, и ее новый животик выплескивался, пока она пыталась втиснуть его в спортивные шорты. В первую игру сезона никто не смотрел собственно на игру. Глаза мальчиков съедали подпрыгивающие формы и складки Шелли, выбивающейся из сил.

Шелли набирала около пяти кило каждый год с тех пор — Эльза наела около 8 за месяц. Эльза посмотрела через комнату и увидела себя в зеркало. Она все еще не считала свои формы избыточными. Она гордилась распиравшим лифчик объемом сисек, которые молили о смене белья на больший размер (Разве это не было главной причиной того, что она начала баловаться сладостями?) Ее короткие рыжие волосы идеально подчеркивали ее полное лицо. Ее старая одежда обнимала ее новые округлости идеально хорошо, ее штаны были натянуты вокруг безразмерных задних прелестей, а  свитер растянулся до полупрозрачности вокруг ее персиков (Эльза улыбнулась, радуясь, что они наконец-то удостоились звания этого прекрасного фрукта). Конечно, она немного набухла в талии; та потонула под нарастающей день ото дня толщей теста. Ее бедра теперь лобызали друг друга и неудобно потирали, когда она шла слишком быстро. А уж какие эротичные колебания посылала при ходьбе по телу попа ...

Когда Шелли предложила подруге округлиться, Эльза поставила себе лимит в 7 кило. Сейчас же это казалось таким смешным! С каждой новой круглой цифрой Эльза любила свое тело все больше, и все с большим удовольствием округляла его контуры.

  — Если ты не хочешь помогать, то ты не обязана, подруга. Мы давно вместе, и я все тебе скажу, как оно есть на самом деле – без намеков и иносказаний. Я ХОЧУ ТОЛСТЕТЬ ДАЛЬШЕ. К приезду Джастина я буду его девочкой-мечтой!

Шелли махнула рукой в отчаянии.

— Ну ладно. Только не приходи потом ко мне плакаться на тему «Я жирная корова, меня никто не любит»!

— Что ж, Шелли, тогда я дальше иду одна.

 

Шелли думала, что без ее соучастия Эльза перестанет толстеть. Но она ошиблась. Эльза любила весь свой вес до последнего грамма, и никогда не чувствовала себя сексуальнее. Мечта о женственной фигуре начала сбываться, и Эльзе всякий раз хотелось добавить штрихов к красоте своего тела.

Как бы ни тяжелели от калорий формы Эльзы, ей всё время хотелось округлить их еще чуть-чуть. Немало дней прошло после ссоры подруг, и Эльза не выпускала  из рук и рта еду, чтоб порадовать Джастина мягкостью складок животика и пышностью роскошных бедер на их предстоящем свидании.

И Эльза восхищалась тем, как меняется день ото дня. Она еще помнила свою былую атлетичную фигуру, и слой колышущегося подкожного богатства всё ещё был ей в новинку, особенно ниже груди. Она уже начала привыкать к трению и сладострастному колыханию раскормленных булочек при любом движении, но вот округлость ширящейся каждый день талии и боков была ей не столь привычна. Эта вся толща, покрывающая Эльзину «копилку шоколадок», жила своей жизнью при ходьбе и даже подрагивала при дыхании.

Эльза смирилась с тем, что она стала самым настоящим диванным тюленем, пролеживающим бока перед телевизором. Ее руки были все время измазаны шоколадом или жирным маслом от чипсов или картошки-фри. Эльза тихо хихикала всякий раз, как телевизор пытался рекламировать ей диеты, и при всякой такой рекламе лишний раз набивала род чем-нибудь сладким. Казалось, из общедоступных лакомств она перепробовала уже все, и ее нынешняя беззаботная жизнь была довольно близка к состоянию гармонии. Эх, вот бы Шелли могла разделить со мной эту гармонию!

Однажды днем Эльза  сидела в кресле-качалке (о всех других качалках она позабыла давным-давно) и набивала рот мороженным с тройным шоколадным покрытием. Это был очень чувственный процесс – при каждом глотке желудок просил добавки.

Эльза открыла вторую пачку, когда зазвонил телефон. Девушка резко встала (ей кажется, или с каждой неделей для этого приходится прикладывать все больше сил?) и с громким «УФ!» вперевалку направилась к телефону, что посмел отвлекать ее посреди наслаждения. «Иду!», крикнула в пустоту Эльза и сняла трубку.

— Алло?

— Привет, подруга? Твой маленький безумный план еще в силе? – раздался в трубке голос Шелли. Один Господь знает, как же Эльза была ему рада!

— Шелли, господи, это значит, что ты…

— Не «Ты», а «Мы», — перебила Эльзу подруга, — какие у тебя новости, тощая? Уже придумала  план по повторному совращению Джастина?

— Эм… нет, я просто наслаждаюсь вкусом еды. Всё время перекусываю, как ты и советовала.

— Эльза, если ты серьезно взялась за войну против своей талии, то просто перекусов недостаточно!

Эльза неосознанно потерла вываливающийся из-за пояса кусочек наполненного живота. Складочка пока небольшая, но хозяйка готовила ей прекрасное будущее.

— Недостаточно? Видела б ты меня сейчас! Я только что съела целое ведерко мороженного и почти вываливаюсь из всей одежды!

— Рада, что ты не голодаешь, плоскодонка! – Шелли продолжала подначивать лучшую подругу, — Но если ты хочешь настоящих форм, то перекусов недостаточно! Тебе нужно окунуться в настоящее обжорство! Если я и эксперт в какой-либо области, так это в науке о том, как надо толстеть. Как ты смотришь на то, что я приду к тебе на ночь и мы как следует поедим? Это будет натуральный девичник, только без стриптизеров. Я буду через пятнадцать минут – мне только надо заехать за расходниками.

— Какие еще расходники? — нахмурилась Эльза.

— Лакомства: жирные, вкусные и очень вредные. Есть предпочтения?

— Не знаю… всё, что съедобно и калорийно.

— Вот это настрой!

— А то, — загордилась Эльза, — я уже почти догнала тебя!

— Деточка, тебе еще долгий путь предстоит! Я уже доехала до магазина… Я, пожалуй, возьму побольше чипсов и печенья. И еще просьба будет… я знаю, это непросто…

— Что?

— Не начинай есть без меня!

Эльза рассмеялась, когда она вешала трубку. Поддержка Шелли – штука бесценная. Но теперь, когда Шелли озвучила свою просьбу, Эльза поняла, что она все еще голодная. Черт, она только что закончила довольно серьезный зажор, а ей уже хотелось большего? Хорошо, что Шелли вот-вот подъедет с еще большим количеством угощений.

— Но, обо всем по порядку, — подумала она. Ночевка не будет ночевкой, если она не переоденется в пижаму. Эльза вперевалку поднялась по лестнице так быстро, как могла… что, учитывая, сколько она только что съела, было не очень быстро. Она не хотела тратить калории сверх необходимого.

Она ворвалась в свою комнату и вытащила старые добрые ночные рубашки — пижамные топы на пуговицах. Она обычно не заморачивался с низом и просто спала в трусиках, и абсолютно не видела причин изменять привычке сегодня. Снимая школьную одежду, Эльза заметила, что джинсы оставили след на ее талии, где они вырезались в вожделенную мякоть. Ее рубашка плотно облегала ее пухлые сиськи и верхнюю часть ее округлого живота, поэтому она должна была медленно стянуть ее через голову. Когда рубаха была на уровне головы, красавица не смогла не полюбоваться, как резкое движение вызвало покачивание и трепет ее роскошных раскормленных форм.

Раздевшись до лифчика и трусиков, она задумалась и хихикнула. Она вошла в ванную и встала на весы. Холод прошел по спине, когда циферблат перевалил за 160 фунтов (72 кг). Она даже не догнала, она перегнала подругу!

— 165… 170… 171! Это 77.5 кг. Ну, Шелли, посмотрим, кто из нас теперь тощая!

Вернувшись к гардеробу, Эльза взяла из шкафа пижаму, которую не одевала недели две. Вечерами она объедалась до такого состояния, что ни о каком переодевании речи быть не могло. Она протянула пухлые ручки в рукава пижамы и попыталась застегнуться спереди. На пышных формах пуговицы сопротивлялись, но пока совсем чуть-чуть. Спускаясь вниз, она подумала, как развратно и соблазнительно выглядит ее зовущие формы в полуголом виде.

Как правило, она не чувствовала себя неловко, находясь перед Шелли в одних трусиках, но сегодня вечером… ну, она не совсем рассчитала, как вожделенные килограммы будут смотреться в этом наряде. Ее грудь чувствовала дискомфорт, и  бледная плоть живота была видна через небольшие серповидные промежутки между кнопками. В целом, сверху все выглядело более-менее прилично, но ее задница, казалось, полностью зажевала ее нижнее белье. Она не смогла поднять трусики достаточно высоко, чтобы полностью скрыть трещину, а булочки угрожали прорваться сквозь тонкий материал.

— Что ж, приятно видеть результаты так быстро, — сказала себе красавица. Она взглянула на зеркало на лестнице, заметив свой профиль. Мягкие килограммы ее брюшка выплескивались дальше, чем когда-либо прежде! Когда она повернулась, материал едва слышно натянулся. Она опустила руки вдоль тела, и на пижаме случайно расстегнулась нижняя кнопка.

Она вздохнула и повернулась, чтобы увидеть свой живот. Он был виден почти до самого пупка. Она слегка шлепнула его одной рукой.

— Непослушный животик! — прошептала она. – не пытайся вырваться из рубашки!

Он покачивался в ответ.

— Шелли мечтает все это сбросить? Как можно так не любить свое тело! Интересно, сколько еще ей осталось ехать до меня? Я умираю с голоду..

Девушка  осторожно села на диван в гостиной, двигаясь медленно, чтобы избежать открытия еще несколько кнопок. Ее желудок уже чувствовал неожиданную и гнетущую пустоту внутри, даже после всех ее предыдущих перекусов.

— Я слишком привыкла не голодать, — подумала она, — Если Шелли не приедет сюда в ближайшее время, я не думаю, что буду в состоянии дождаться ее. Я дам ей еще пять минут. Нет, пусть будет две. Черт, она должна быть здесь сейчас; если она хочет помочь моим прелестям набрать красоту и объем, то она не будет слишком расстроена, если я что-нибудь пожую без нее!

С этими мыслями Эльза направилась на кухню, подрагивая надутыми и изобильными ягодицами. На кухне было еще полно всякой еды. Ее мать, возможно, была фанат фитнеса, но Эльза унаследовала безумный метаболизм отца — и этот метаболизм означал, что он всегда держал много нездоровой пищи. Впрочем, судя по недавнему округлению растущих форм дочери, этот метаболизм был не так уж и хорош.

Она схватила коробку печенья с полки и открыла ее одной рукой, открывая холодильник другой в поисках сливок. Молоко и печенье, что может быть лучше! Она налила себе стакан  сливок с 50% жирности, отметив, что к следующему зажору надо поискать в магазине процент побольше. Опустив в сливки горсть орео, она дождалась, пока они намокнут как следует, и переместила в рот. Божественно!

Не успела она опомниться, как уже прогрызла себе путь через всю коробку. Ее лицо и руки были измазаны крошками печенья и начинки, но оно того стоило! Едва красавица успела почувствовать себя виноватой, как услышала дверной звонок.

— Привет, Шелли! Как дела? — Эльза улыбнулась. Слегка притворив дверь подруге, красавица  надеялась, что Шелли не заметит следов «преступления».

Шелли протиснулась, жонглируя двумя сумками с продуктами, и бросила их на кофейный столик. Она была одета в короткие шорты и футболку, натянутую на ее не знавшие голода изгибы. Шорты обнажали ее массивные ляхи и, казалась, что плоть бедер стонет под их гнетом. Пусть Шелли была не в восторге от формы своего тела, но она выжимала из ситуации все возможные преимущества.

Шелли откинулась на спинку стула и восхищенно посмотрела на  все вкусности, которые она принесла. Девушка выпрямила спину; при этом наполненные сладострастной плотью чашки лифчика четвертого размера растянули ее футболку. Эльза знала, что ее собственные сиськи сопоставимого размера – лишь вопрос времени.

Несмотря на волнение, Эльза немного поморщилась; она съела эту коробку слишком быстро, и ее живот чувствовал себя немного некомфортно. Сигналя о наполненности, ее слегка раздутый животик тихо булькал. Шелли наклонила голову и ухмыльнулась, глядя на раздутый живот подруги, выглядывающий из-под пижамной рубашки и прижатый к ее бедным, растянутым трусикам.

— Ты не дотерпела, не так ли? Боже мой, ты не могла подождать пятнадцать минут!

Эльза покраснела и посмотрела вниз на выглядывающий изобильный животик. Она погладила его голыми руками и слегка ткнула.

Она посмотрела вверх, в голове промелькнула старая мысль о диетах, физических упражнениях и жестоких тощих сверстниках. Она почувствовала укол стыда — конечно, она хотела пышную грудь и соблазнительные бедра, но сейчас все дошло до того, что красавица была на стадии, когда она не могла прожить жалкие пятнадцать коротких минут без еды! Что скажет ее свихнувшаяся на диетах мать?

— Теперь пути назад нет, Пирожок, — сказала Шелли, как будто читая ее мысли. — Я с тобой навсегда поругаюсь, если мне придется все эти лакомства нести домой или съесть самой. Так что открывай рот пошире, красотка, и молись богам обжорства!

Шелли высыпала содержимое сумок на стол. Эльза ахнула от удивления; там было даже больше, чем она ожидала! Несколько мешков чипсов, коробки с печеньем, замороженная пицца, и … пиво?

— Пиво? Откуда у тебя это взялось?- спросила Эльза.

— Мой брат спрятал несколько бутылок под кроватью, — сказала Шелли как ни в чем не бывало, — Конечно, он думает, что мы с тобой слишком глупы, чтобы знать про это. Я просто ждала особого случая, чтобы украсть их. Но не бойся пива, в нем много пустых калорий, так что твои формы скажут тебе спасибо!

Эльза открыла рот, чтобы ответить, и выпустил небольшую отрыжку. Шелли расхохоталась.

— Это моя девочка! Сиди тут и развлеки себя, а я пойду поставлю пиццу в микроволновку.

Эльза порыскала в сумках и нашла коробку milanos.

— О, я просто обожаю вас! — сказала она тихо.

Когда Шелли вернулась, она обнаружила, что Эльза сидит на диван, запихивая в рот вторую коробку milanos.

— Девочка, ты уже делаешь успехи! – подбодрила Шелли подругу, кладя перед ней пиццу, -Надеюсь, для пиццы место будет?

Эльза колебалась минуту, ошеломленная размером глубокой сковороды с пиццей пепперони. Она нерешительно подняла нож, но потом отложила его, нагнулась и взяла пиццу обеими руками. Округляющаяся красотка вгрызлась в кусок с новообретенным голодом. Шелли засмеялась.

— Господи, девочка, притормози. Если продолжишь в том же духе, то станешь пухленькой! – дразнила Шелли подругу.

Эльза сделала короткую паузу, чтобы придумать остроумный ответ. Когда она отодвинула пустую (теперь уже) сковороду для пиццы, то с нежностью погладила надутый животик.

— Все отложится в нужные места...

Она встала и повернулась, шлепнув ладошкой по трепетному бедру, испытывающему пределы прочности трусиков своей раскормленной полнотой.

— Кстати говоря, как оцениваешь прогресс в области главной цели всей нашей кампании?- спросила Шелли, указывая на бюст.

Эльза улыбнулась и приподняла свои тяжелые грудки.  Они определенно пухли как на дрожжах, теперь даже немного провисали.  Новый бюстгальтер более крупного размера идеально выделял эту часть фигуры, сжимая дыньки  вместе и подчеркивая ее углубляющееся с каждой неделей декольте.

— Неплохо, не правда ли?- сказала Эльза. – После всех лет ожидания у меня наконец-то соблазнительные округлости!  Если бы я знала, что проблема решается шоколадками, то разъелась бы еще пару лет назад!

Красавица встала прямо и гордо выпятила грудь, заставляя раздутые шарики выпирать над переполненными чашками. Потом девушка проглотила еще одну горсть печенюшек, вытерла рот и сказала:

— Сама съешь что-нибудь! Твоего добра  более чем достаточно для одной маленькой меня.

 Взгляд Шелли блуждал по изобилию жирных лакомств, которые она разложила перед толстеющей подругой.

Искушение сжигало Шелли изнутри, но...

— О нет, тут толстеешь ты, а не я! Мне не нужны лишние жиры! -для пущего эффекта Шелли раздула живот и набрала воздуха в щеки. Эльза засмеялась.

— Ой, да ладно тебе! Не заставляй меня чувствовать себя одинокой за этим огромным столом… – Эльза спародировала детский голос, надувшись и покусывая края печенья. Сопротивление Шелли рассыпалась, и она разорвала фольгу на шоколадке. Вот она – дорога в рай!

Конечно, девушки не остановились на одной коробке шоколада. Или даже на двух.  В течение ночи две красавицы съели достаточно конфет, чтобы накормить целую армию. И к тому времени, как наступило утро, они только начали раскаиваться в жадности…

 

Шелли проснулась разбитой. Она обнаружила, что лежит на диване в гостиной Эльзы. Комната была усыпана следами и жертвами вчерашней пижамной вечеринки: обертками конфет, упаковками доставляемой на дом еды, пара коробок от пиццы, заметно пустое ведро мороженного, пакеты чипсов с жалкими крохами, и даже несколько бутылок  пива. Неуверенная в своих нетвердых ногах, Шелли схватилась за журнальный столик и поднялась. Почти сразу она потеряла баланс и споткнулась. Смущенная, она посмотрела под ноги и увидела назойливое напоминание о вчерашних ошибках – упаковки печенья, огрызок хот-дога, пару кусочков пиццы… Чем больше она смотрела вокруг, тем длиннее был список потерь со стороны холодильника.  Шелли не особо концентрировалась на собственной еде, так как все ее внимание было поглощено восхищенным наблюдением за буйством Эльзы. К обжорству толстеющая красавица относилась как к спорту. Первое упражнение: запихать в рот еды, предпочтительно в два раза больше, чем в него должно помещаться в повседневной жизни. Второе упражнение: жевать быстро, методично, и проглотить до того, как желудок даст сигнал о наполненности. Упражнение три: набить щеки новым деликатесом, пока старый летит где-то на уровне шеи. И повторить! За исключением нескольких секунд между "курсами" (т. е. когда Шелли пришлось пойти и загрузить на кухне новые запасы) Эльза, казалось, никогда не останавливалась! И если Эльза и была сытой хоть минуту вчера вечером, то Шелли  этот момент не застала. Но теперь Эльза не отвлекала подругу от всего мира, и Шелли была один на один с разладившимся желудком.

У Шелли всегда была пышная округлая фигура, и, несмотря на поток жалоб о своей  жирности и негламурности, она бравировала пышностью бедер и груди и запихивала набухший бюст и ненасытные ягодицы в столь откровенные шорты и топики, словно в этой вселенной слово «стыд» не существовало. Она всегда осознавала, что вокруг ее талии чуть больше мякоти, чем того требует мода, но что с того? Живот всегда была упитанным – даже справедливее будет сказать, перекормленным, складывающимися складки, когда Шелли наклонялась — но никогда не был действительно круглым, за исключением тех огромных обедов на день благодарения, когда готовка бабушки не оставляла ей пути к спасению… Теперь живот грациозно приспустился под своим весом, гармонируя с ее широкими бедрами и оказывая немного больше давления на жир на боках.

Она предприняла несколько неуверенных шагов, и была удивлена тем, каким объемным чувствовало себя ее тело. Она наблюдала, как ее раздутый животик подпрыгивает и покачивается при каждом движении.

— Наверное, весь дискомфорт от того, что я только в нижнем белье, — задумалась Шелли, — Не привыкла, чтобы все это богатство просто так болталось.

С лестницы послышались мягкие шаги. Шелли запаниковала — она стояла в лифчике и трусиках, и ее остальная одежда была разбросана где-то в комнате. Она не хотела, чтоб Эльза увидела ее раскормленный зад, прикрытый только никчемными трусиками! Может быть, Эльза ловила кайф от распирающих одежду прелестей, но к Шелли это не относилось! Шелли нашла сорванную вчера футболку и скакнула к ней, балансируя между объедками, а рядом нашлись и узенькие шорты. Шелли попыталась их натянуть на роскошную мякоть ляжек, и для этого даже пришлось поскакать на месте. При очередном прыжке Шелли поскользнулась на пустой целлофановой упаковке, беспомощно замахала руками и упала навзничь.

-Ауч! —  вскрикнула она, вызвав рябь в дряблом животе. Боль усугубляло то, что живот, на который она упала, был болезненно набит вчерашними лакомствами. Пока она лежала на полу, гладя болящий желудок, дверь открылась, и Эльза просунула в комнату голову.

— С добрым утречком, — щебетала Эльза на полпути  через дверь, — Как де… Эм… что ты делаешь?

— Ничего! -  Шелли обиженно и нервно фыркнула, — Я как раз собиралась одеться.

Девушке не хотелось подниматься, но ей еще меньше хотелось лежать на полу без нормальной одежды, не считая тесного бюстгальтера и незастегнутых шортиков, перед подругой.

Эльза еще больше раздулась от ночного пира. Ее ненасытный животик выступал впереди нее, слегка провисая над трусиками. Нижние пуговицы на ее пижаме были расстегнуты, и Шелли сомневалась, что Эльза когда-нибудь будет в состоянии застегнуть их вновь.

— Эй, Шелли!-  не без удовольствия отметила Эльза, — похоже, ты тоже набрала вес!

— О, ха-ха. Вежливо с твоей стороны, — горько отвелила Шелли — можешь думать, что это мило, но не забудь, что это не я хочу растолстеть. Я уже и без этого слишком жирная, еще немного, и я перегоню среднего тюленя.

Эльза посмотрела на подругу. Шелли всегда готовила саркастические комментарии о ее недостаточном весе, но Эльза догадывалась, что это желание росло из собственных комплексов Шелли. Шелли постоянно жаловалась на лишний вес, но в глубине души никогда не возражала против соблазнительной полноты своих округлостей (которые она всегда запихивала в максимально узкие вещи). Эльза, более тонкая в их паре, всегда завидовала форме тела Шелли.

— Кстати, о жирненьком — сказала Эльза — Я голодна. Что у нас на завтрак?

— Голодна? Завтрак? — Шелли была озадачена, — Девочка, ты не помнишь, что мы вчера устроили? Ты, должно быть, съела вдвое больше, чем я. Меня до сих пор от мыслей о еде воротит! Куда в тебя еще влезет?

Эльза пожала плечами.

— Не буду показывать пальцем, но кое кто напророчил мне «пройти путь до конца», что я и делаю!

— Тебя уже заносит подруга, включай торможение! Вау, деточка, посмотри на этот жир! —  Шелли  протянула руку и схватил горсть мякоти на животе у рыжей красавицы, — Сколько же ты наела всего за одну ночь! Слушай, твой живот даже начинает формировать складки. Наклонись, пожалуйста.

Эльза посмотрела на нее подозрительно.

— Зачем?

— Давай просто сделай это!

Эльза нагнулась чуть-чуть, животик на этом уровне пока ощущался мягким и нежным. Плюс, сегодня наклониться стало не так просто, как раньше. Она почувствовала, как растущая попка растягивает ткань трусиков (Эльза надеялась, что они не порвутся, несмотря на давление). Шелли расхохоталась.

— Я так и знала! Пощупай свой живот!

Эльза приложила руку к животу и обнаружила, что наклон заставил его свернуться в несколько небольших рулонов. Выпрямляясь, она увидела красные линии там, где проходили складки. Они не очень толстые, но они теперь есть и их никогда не было там раньше! Нет сомнений: ее округлости определенно становятся тяжелее!

— Теперь еще один тест — почему бы тебе не попробовать застегнуть пижамный топ?

— Не волнуйся, — инстинктивно сказала Эльза, вспоминая, как плотно он сидел накануне вечером – ещё до ее акта обжорства!

Она схватил первую пуговицу и потянула к застежке. Она хмыкнула, когда Шелли подавила хихиканье.

— Готово, — раздраженно сказала Эльза. С небольшим усилием, однако, она застегнула пуговицу до конца, хотя материал некомфортно сморщился вокруг него. Вторая кнопка даже на сантиметр не приблизилась к петельке, пока Эльза не втянула живот. Покуда она держала живот втянутым, остальным пуговицам ничего не угрожало.

— Вот!

— Да, впечатляет, — сказала Шелли, — но… не пытайся обмануть толстушку. Я знаю все трюки, так почему бы тебе не застегнуться без втягивания живота?

Эльза смущенно улыбнулась и медленно, медленно выдохнула. Ее живот начал раздуваться, возвращаясь к своему полному, естественному размеру. Складки ткани вокруг пуговиц начали медленно морщиться, и зазоры между кнопками принялись расширяться. Глаза Шелли расширились, когда животик Эльзы достиг максимального размера со вчерашнего вечера –и превзошел его. Пижама продолжала натягиваться всё шире и шире, и вдруг – хлоп! Средняя кнопка, не выдерживая давления формы живота, оторвалась и пролетела через всю комнату. Вторая кнопка присоединилась к ней. Хлоп! Наконец, пузико красотки достигло своего полного размера и свесилось, оттягивая пояс трусиков. Другие пуговицы пока держались, но напряженно.

Шелли с трудом сдерживала смех.

-О, всего две пуговицы? Не расстраивайся, Эльза, скоро ты сможешь запустить в стратосферу их все, если продолжишь в таком ритме.

 Эльза только улыбнулась в ответ.

 

***

 

— Эй, Шелли!- сказала Эльза, ткнув подругу в массивный, открытый живот. — Проснись, пришло время для завтрака! И я думаю, нам обоим не помешает немного подкрепиться!

Эльза улыбнулась, когда Шелли открыла глаза и уставились на нее. Лежа, у Шелли  появился новый двойной подбородок, и живот ее вздымался, верхней частью касаясь груди, что опасно выпирала из бюстгальтера, который, по догадкам Эльзы, находился в диапазоне пятого размера. Ее тело заполнило диван, не оставляя свободного дюйма, и Эльза была в восторге от внешности подруги. Она напоминала ей о фотографии " ДО " в газетной рекламе диеты. Шелли кряхтела, пытаясь встать на ноги; пусть она больше привыкла к тяжести тела, чем Эльза, но набрать так много и так быстро – это было непривычно даже для нее. Когда она неловко поднялась, ее гигантские валики на боках опасно завибрировали.

Увидев их обеих в зеркале, Эльза была ошеломлена. В нижнем белье они выглядели как два борца сумо на разминке перед матчем! По факту… Пока Эльза смотрела на Шелли, все еще не осознавая, что ее тело, вероятно, стало таким же пышным, как у Шелли (если не больше!), ей стало интересно, пришла ли пора остановиться. Она никогда не планировала стать настолько большой, и девушка задавалась вопросом, как лучше способом сказать подруге, что она набирает больше, чем "несколько фунтов"… О, кого она обманывает? Шелли выглядела огромной! Это не займет много времени, прежде чем она не смогла бы протиснуться в дверь. Для Эльзы ожирение не было проблемой, а вот Шелли может такими темпами столкнуться с проблемами при выборе одежды ...

Шелли потерла глаза.

— Ух, — просто сказала она, — Что у нас на завтрак?

Эльза пожала плечами. Конечно, они обе были голодны.

— Разве это имеет значение? Давай, давай одеваться и возьми что-нибудь пожевать!

 Шелли смотрела, как Эльза возвращается обратно в свою комнату. Шелли потрясла головой. Тело Эльзы разве что не лопалась на глазах от потока сладких и жирных калорий. И Шелли пришлось признать, что у нее не было особых причин волноваться за Эльзу. Не было никаких признаков того, что желудок Эльзы когда-либо пустовал. Во всяком случае, она ела еще больше еды, чем Шелли притаскивала.

— Думаю, на этот раз она просто почувствовала себя худой, — заключила Шелли.

Шелли начала подозревать, что вес Эльзы превзошел ее собственный. Она сгорала от нетерпения найти этому подтверждение, но боялась предложить взвеситься прямо сейчас и всё откладывала эти планы на будущее. Что ей делать, если Эльза испугается цифры и скажет это страшное слово «диета»? Это означало бы возврат к временам, когда парой ходили тощая маленькая Эльза и ее большая жирная подруга. Фу. Кроме того, она не хотела, чтобы Эльза потеряла уверенность в себе и в своей неотразимости, ведь скоро снова будет пора в школу...

Интересно, что подумают другие дети о ее изменениях? Плюс, всякий раз, когда мама Эльзы была рядом (она часто оставляла Эльзу одну, так как сама регулярно каталась по командировкам), то стреляла в них все более неодобрительными взглядами. Это она отказывала Эльзе в покупке штанов под ее растущие формы и потребности. Да, мама пока молчала, но  молчание было сверхнеодобрительным. Мамы не было рядом уже около трех недель, а Эльза, должно быть, наела килограммов десять со времени ее отъезда.

В последний раз, когда ее мать была дома, девочки убирались после "ужина" (Шелли ухмыльнулась в память о рекордном зажоре мороженого). На Эльзе были надеты эластичные штаны, которые были растянуты  до предела, и наткнулись на маму, когда она вошла в дверь. Ее мать посмотрел вниз на полоску пухлой плоти, выпиравшую над брюками поверх пояса, и нахмурилась.

— Как же хорошо, что ты снова будешь заниматься спортом, когда начнется школа. – отрезала мама и хлопнула по мякоти живота Эльзы. Дочка выглядела глубоко обиженной. Шелли в тот раз решила утешить ее парой сладких и жирных лакомств.

Шелли снова покачала головой, развеяв воспоминания, и принялась выбирать майку и джинсы в спортивной сумке. Подумать только, она была против идей Эльзы всего два месяца назад. Теперь ей иногда казалось, что она полна энтузиазма, не меньше, чем сама Эльза.

— И я даже не та, что  стремится растолстеть! – подумала Шелли.

Шелли всегда признавала, что ее диета далека от совершенства. Трехразовое питание, десерты, плюс закуски. Но до Эльзы ей далеко, конечно, но все же… Всю прошлую неделю она жила с Эльзой в одном ритме, каждый день обещая себе, что прекратит. И каждый раз, обещание нарушалось. Теперь это начало проявляться. Вес Шелли всегда был органично распределен (в отличие от Эльзы, чей быстрый набор веса раздувал в первую очередь залежи женственности на заднице и животе), но теперь безответственное обжорство выращивало и ее активы. Шелли вспомнила, как много лишнего перекусывает, пока пыталась втиснуть свою задницу в джинсы.

— Да ладно, вы же подходили неделю назад, — прорычала она. Джинсы неохотно натягивались на ее мясистые бедра и располневшие ноги. Она легла на пол и медленно пыталась втереться в предательски тесную одежду. Звук оханья и стонов из комнаты Эльзы говорил о том, что подруга испытывает аналогичные проблемы.

Шелли извивалась, пока не смогла втиснуть в штаны свою сладострастную задницу, но она даже не потрудилась застегнуть их. Пуговица и дырочка были надежно разлучены друг с другом округлостью живота, который резко поднимался и опускался при дыхании. Двигаясь медленно из-за герметичности ее брюк, она вразвалочку потащилась в комнату Эльзы, чтобы посмотреть, как у той дела. Эльза также пыталась застегнуть молнию до конца на паре чрезмерно обтягивающих шорт. В отличие от Шелли, Эльза так и не научилась вовремя сдаваться в безнадежном бою.

— Прими поражение, толстушка, — сказала Шелли, — те дни, когда можно было закрыть

эти штаны, давно ушли. Добро пожаловать в жирный мир!

-Но я всегда влезала в эти шорты! – пискнула Эльза.

Она все еще не понимала, что все ее роковые соблазнительные телеса более не позволят ей одеваться как маленькой девочке, подумала Шелли с улыбкой.

— Хорошо, Эльза, ты скажи мне, когда ты захлопнешь эту кнопку, и мы спустимся завтракать, хорошо?

Когда Шелли вышла, когда Эльза бросилась на кровать и продолжила бороться против слишком тесных шорт. Через десять минут она появилась, выдохшаяся и краснолицая, но, что удивительно, ее молния была закрыта. К сожалению, по неуклюжей походке и хмурому выражению личика Эльзы читалось, насколько болезненно пояс врезался в ее мягкий животик. Девушка на этот раз выбрала более длинную рубашку, которая висела над ее раздувающейся талия и мешала Шелли точно угадать, где конкретно штаны застегивались.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Шелли, — ты можешь хоть вздохнуть в них?

— Нет,- выдохнула Эльза, -они… мешают кровообращению.

— Достаточно мук, — засмеялась Шелли, — просто расстегни эти кандалы. Давай, смотри, я сделала это!

Шелли подняла рубашку, показывающую ее мясистую талию, расстегнутую молнию и открытые трусики.

— С такой длинной рубашкой никто не будет замечать ничего лишнего.

Эльза неохотно согласилась. Хотя рубашка была достаточно длинной, но при этом все она оставалась тугой, некомфортно прижимая Эльзины цветущие дыни и сферический живот с утопающим в мякоти пупком. Она боялась, что посторонний глаз увидит и засмеет ее расстегнутые под тканью шорты.

— Ладно, если ты мазохистка – наслаждайся, — буркнула Шелли.

— Да, я не задохнусь, — с улыбкой ответила Эльза, — прекращай беспокоиться.

Эльза справедливо предположила, что Шелли боялась, что слишком узкий пояс повредит Эльзе, закапываясь слишком глубоко в ее мягкие пухлые складки. Но чего Эльза не понимала, так это того, что Шелли также беспокоилась, что застежка не выдержит огромный завтрак, который запланировала подруга. У Шелли был один связанный с этим болезненный опыт.

Забыв, как сильно ее живот мог набухать во время обильной трапезы, Шелли надела однажды в школу пару обтягивающих шорт, чтобы показать миру свою соблазнительную задницу. (В отличие от Эльзы, Шелли никогда не беспокоилась, что ее корма слишком большая!) С судьбоносного перелома, поменявшего образ жизни и смягчившего тело Шелли, прошло не так много времени, однако Шелли к тому времени смирилась, что, возможно, она больше никогда не будет стройной. Итак, в тот день летящей походкой Шелли вошла в кафетерий, ее булочки двигались и покачивались под натянутой тканью, а их хозяйка ловила украдкой взгляды мальчишек в толпе. Возможно, она немного нервничала. Это был эксперимент на тему «может ли она все еще быть сексуальной в теле большой девочки». Может быть, поэтому она схватила больше еды в очереди на обед, чем обычно: дополнительная коробка картошки фри, пару гамбургеров, пару кусков пиццы. Когда она несла поднос за столик, это не казалось ей чем-то большим; при еде она также не чувствовала переедание. Она поглощала каждый предмет на своем подносе без раздумий – и ее не смущало,  что Эльза была рядом, что-то щебеча о чем-то важном для нее – наверное, о том, как сильно она хотела, чтобы у нее были большие сиськи, и отвлекала ее от вкуса бургеров. Внезапно она услышала мягкий хлопок, и ее одежда стала чуть свободнее. Ее рыхлое пузико медленно, но устойчиво надувалось от съеденной еды, все сильнее и сильнее прижимаясь к поясу ее брюк, пока кнопка не поддалась давлению. Она вспомнила, как покраснела от смущения, надеясь, что что никто не заметит инцидента. Конечно, Эльза не придала внимания, не желая смущать подругу, но Шелли не могла не почувствовать едва уловимый укол негодования по отношению к девушке, которая тогда могла пить жидкое сало и не набирать ни грамма. Она чувствовала теперь некоторое удовлетворение, ведь Эльза оказалась в той же ситуации, что и Шелли тогда, и набирала вес как сумасшедшая.

Хотя подруга не хотела причинять Эльзе смущение, она нашла некоторую поэтическую справедливость в том, что она, вероятно, порвет свои шорты, как то сделала Шелли много лет назад.

Итак, завтрак начался. Как обычно, завтрак, ланч и обед слились в один долгий перекус. Вообще, когда девчушки садились за стол, их настрой всегда оставался серьезным. Шелли наслаждалась чревоугодием всё больше и больше с тех пор, как она начала ночевать у Эльзы, и теперь их порции, казалось, сравнялись. Несколькими неделями ранее Шелли уклонялись от большинства вызовов подруги на конкурсы обжорства, прежде, чем Эльза только начинала разъедаться по-настоящему. Но, по мере вседневных и всенощных обжираловок, животик Шелли вмещал в себя больше и больше. Но Эльза была в своей стихии с самого начала, даже если она немного боялась предстоящих перемен. Казалось, она смирилась со всеми неудобствами и игнорировала опасные перспективы происходящих с ней перемен. Более того, всякий раз, когда Эльза находила порванный шов или замечала еще один новый дюйм плоти на ее объемных бедрах или ягодицах, она радостно хихикала и бросалась рассказывать Шелли. Но Шелли подозревала, что подруга не до конца осознает, насколько полной становится.

Эльзе понадобилось около трех минут, чтобы взорвать свои шорты. Как только она закончила третью стопку блинчиков, то она откинулась назад, выдохнула и разорвала ткань на попе одновременно с ударом взлетевшей кнопки о потолок.

Она с удивлением посмотрела на себя. "Эй, что за…-"

Не успела она пошевелиться, как ее округлый рыхлый живот стёк без всякой поддержки вниз, растягивая резинку шорт и урча от невероятного смешения изобилия и голода. Шелли посмотрела на подругу поверх собственного ширящегося живота и улыбнулась.

— Хорошо, девочка, вот это достижение!  Теперь ты официальная толстушка!

Эльза осмотрела себя: гигантские гудки, массивный живот и широкие бедра.

— Я действительно толстая, не так ли? — удивилась она, — Я бы никогда в это не поверила. Господи, я такая большая! И ты тоже, Шелли! Мы превратились в пару шариков жира!

— Да, — призналась Шелли, — Я никогда не планировала набирать столько веса. Но что ты собираешься делать?  Признаюсь, я толстая. Не такая толстая, как ты, но всяко толще, чем я когда-либо была.  Больше нет причин держать себя в узде.

Эльза засмеялась.

— То, как ты все это говоришь, звучит так, будто мы будем толстеть и толстеть вечно.

— Итак, — сказала Шелли, не зная, как начать больную тему, — Джастин вернется через несколько дней. Оцениваешь ли свой прогресс достаточным, чтобы он оценил твой приятный сюрприз?

К удивлению Шелли, Эльза с сомнением посмотрела на себя сверху вниз, пощупала гигантский живот и провела руками по роскошным бедрам.

— Я не знаю… Возможно… Он, вероятно, едва заметит… А ты как думаешь?

— Ты ведь шутишь, правда? Эльза, Джастину могут нравиться большие девочки, но это не значит, что он не заметит ничего меньшего, чем дирижабль Goodyear. Теперь ты как минимум в два раза тяжелее.

Эльза схватилась обеими руками за живот и задумчиво посмотрела на него.  Ее складки были настолько велики, что ни одна из ее рубашек не могла полностью покрыть его; каждая из них оставляла видимой в большей или меньшей мере рыхлую мякоть живота, висящего над талией ее все более тесных штанов.

— Я не могла так много набрать, — с сомнением сказала Эльза. «Не то чтобы я возражала, подумала она про себя, но это едва ли осуществимо».

— О нет? Знаешь что, — сказала Шелли, — когда мы переварим достаточно, чтобы встать и вразвалочку вернуться домой, почему бы нам не взвесить тебя, чтобы мы точно знали, насколько ты тяжелая?

— Конечно,- мягко сказала Эльза.  В конце концов, ей самой было любопытно.

Вернувшись домой, Эльза медленно и неуклюже приблизилась к весам и поставила на них одну голую пухлую ножку. Цифры плясали. Она вдохнула и поставила другую ногу на них с громким стуком. Она взволнованно подняла глаза.

-О боже мой, Шелли! Я слишком разжирела, чтобы увидеть табло! Я такая толстая! — Она явно была в восторге. Шелли удивилась; с ее точки зрения Эльза должна была ужаснуться, смотря на табло  поверх набитого и вздувшегося живота, который дрожал с каждым движением — плюс, ее раскормленной кремами и предвкушением сладострастия груди. И еще кое-что признала Шелли с горечью: похоже, Эльза переросла ее  и в обхвате бюста тоже. Шелли вздохнула.

— Тогда наклонись, толстушка! Постарайся согнуться!

Эльза покорно кивнула и медленно наклонилась. Тишину нарушал лишь слабый звук затягивающейся ткани вокруг нее изобильных задних форм, и мягкий шлепков складок ее живота при каждом движении .

Глаза красавицы напряженно смотрели на цифры… 72… 77...

82… 86… 90! Она весит больше 90 кг! Подожди, это еще не все… 95… 98… 101!

Шелли наклонилась и осмотрела весы, и у нее отвисла челюсть.

— 101! Ты красотка! Молодец, Эльза, отличная работа!”

Эльза сошла с весов, ее нога ударилась о землю с хорошо различимым стуком.

— Теперь твоя очередь, Шелли. Мне нужно с чем-то сравнивать!

— Готова!-  сказала Шелли, готовясь увидеть огромное число. Она попыталась маневрировать мимо Эльза, чтобы добраться до весов, но это было сложнее, чем она ожидала.  Обе девушки стали настолько объемистыми, что в тесной ванной было трудно передвигаться.  Шелли почувствовала, как ее пухлый живот трется о дряблый бок Эльзы, когда они пытались протиснуться друг мимо друга.

— Какая ирония, — пробормотал Шелли. — Раньше ты была тростиночкой, а теперь у тебя такие формы, что мы с трудом влезаем сюда вдвоем.

— Меньше разговоров, больше… э… стояния  на весах!-  скомандовала Эльза.

Шелли шагнула на весы и попыталась заглянуть поверх своего огромного сферического живота.  Она втянула живот, насколько могла, и оттолкнула свои здоровенные дойки, чтобы лучше рассмотреть, но она все еще не могла видеть табло!

— Отлично, я тоже не вижу номера!

— Просто делай то, что ты сказала мне!  — весело распорядилась Эльза.

Шелли ворчала, но сделала, как ей приказала подруга. Медленно, медленно, она наклонилась, чтобы увидеть цифры, ее штаны с треском натянулись на тучных ягодицах, ее большой живот свернулся  в складки.  Но это было бесполезно. Шелли растолстела настолько, что не могла наклониться достаточно далеко, чтобы увидеть весы.  Она даже больше не могла видеть свои пальцы на ногах под округлившимся животом!

— Я не могу наклониться так далеко, чтобы что-нибудь увидеть!- воскликнула Шелли, выпрямляясь.  Отчетливо проявились резкие красные линии на ее рыхлом животике, где ее мягкая плоть наезжают на желейные конфеты.

— Не волнуйся, я все скажу, — услужливо сказала Эльза.  Мучительно, медленно, из-за избытка своего веса, она присела на корточки, чтобы посмотреть на весы.

— В тебе — 108! — раздался голос Эльзы.  Шелли не могла видеть ее вокруг своей массивной фигуры.

— 108?- сказала Шелли в изумлении, — Да ты шутишь!  Не могу поверить, что я так растолстела!  Что мне теперь делать? Моя мама отправит меня в лагерь для толстых, если я  еще хоть чуть-чуть наберу!- Но на самом деле ее это не беспокоило.

— Не волнуйся, Шелли, — засмеялась Эльза. — Я тебя вытащу. Я просто посижу на охраннике, пока ты не сбежишь.

 

Глава 4.

 

Эльза вжалась на дюйм глубже в одеяло, ее гигантская грудь и тяжелый живот трепетали с каждым вздохом, который она делала в кромешной темноте.

— Когда он уже доберется до дома? — тревожно думала она. Джастин должен вернуться с минуты на минуту, и она отчаянно хотела удивить его своей округлой фигурой.  Она добавляла дюймы к каждой линии своего тела с тех пор, как он уехал — не только к ее уже расплывшимся булочками, но и к пухлому животику, здоровенным бедрам и весомым грудям.  Конечно, задница все еще была ее самым очевидным активом, но она не выглядела такой непропорциональной и нелепой на фоне прочих форм, как когда-то. 

Эльза начала выползать из постели, жалея, что Джастин еще не пришел, когда услышала, как хлопнула дверь. Ага!  Это должен был быть он!  Она быстро забралась обратно в постель, крепко сжимая пухлыми пальцами верхушку одеяла и натягивая его на себя. Внезапно дверь распахнулась, и на пороге появился Джастин, каким она его и представляла.  Эльза не могла хорошо видеть в темноте, но она подумала, что он немного подзагорел, пока был в отъезде.  Конечно, это только сделало его симпатичнее, и Эльза отчаянно надеялась, что он подумает то же самое об изменениях в ней.  Она держала рот на замке, но не могла сдержать визга от возбуждения.

— Эльза, это ты? — неуверенно сказал Джастин. — Почему здесь так темно?

— Конечно, это я, дурашка, -  промяукала Эльза.  Она не для того ждала в постели целый час, чтобы ее парень задал ей глупые вопросы, — Не включай свет! -  быстро сказала она, увидев, как Джастин нащупывает выключатель.  Она хотела, чтобы сюрприз был вручен в соответствии с ее сценарием.  Качая головой, она взяла более игривый тон голоса, чтобы продолжить.

— Иди сюда, Джастин, у меня для тебя подарок.

Его глаза загорелись. 

— Подарок?  Что это?

Эльза усмехнулась и подняла свои пышные руки, подражая сдающемуся преступнику.

  — Почему бы тебе не прийти сюда и найти меня?

Джастин нырнул под одеяло, ощупывая пухлые, покачивающиеся груди подруги (на девушке были надеты только стринги), колоссальный живот и огромные, покрытые целлюлитом ноги. Он резко поднялся с одеяла, потеряв дар речи.

— Тебе нравится?- спросила Эльза, лаская свое обольстительное тело.

Джастин не ответил. Эльза начала паниковать. Это был мужчина, который любил ее толстую, верно? Это был не сон, верно? Верно? Эльза закрыла глаза и снова открыла их. Был только один способ узнать это.

-Ой, я немного набрала, пока была без тебя, — промурлыкала она. – Я так себя запустила, ай-яй-яй! Возможно, мне стоит сесть на диету или что-то в этом роде.

Она напряглась, ожидая его ответа.  Всё ли с ним хорошо? Он казался таким счастливым, видя, как она полнеет перед его отъездом, и она не сомневалась, что он будет считать ее более привлекательной, когда ее формы станут еще упитаннее.  Но не зашла ли она слишком далеко?  Неужели она стала слишком толстой для него?

 Джастин внезапно заговорил.

— Ни за что!  Ты называешь это «набрала»?  Что за ерунда!

Лицо Эльзы вытянулось. Она думала, что уже достаточно толстая!  Она так старалась разъесться, но Джастин даже не считает ее толстой.  Какое разочарование!

— Да, только что… Ну, видишь ли, — Эльза попыталась придумать оправдание. — Эй, по крайней мере, я старалась! Я в два раза больше, чем была, когда ты ушел, ты должен…

Она не смогла развить мысль, так как смеющийся Джастин приложил палец к ее пухлым губам, призывая к тишине. 

— Все в порядке, детка, ты отлично выглядишь.  Это лучший сюрприз, который ты могла мне устроить!

Улыбаясь, Джастин откинул одеяло и прыгнул в постель рядом с Эльзой.  Кровать подпрыгнула, и все тело Эльзы задрожало.  Она действительно была далека от той маленькой веточки, которой была всего несколько недель назад!

— Но… ты же сказал, что это ерунда! — настаивала Эльза. Она была немного обижена этим.

— Извини, — сказал Джастин, массируя рыхлую мякоть на спине своей возлюбленной.  Его пальцы глубоко погрузились в складки плоти вокруг ее плеч. 

— Я ничего такого не имел в виду.  Я просто хотел сказать, что ты выглядишь потрясающе, но ты будешь выглядеть еще лучше.- Эльза вздохнула, блаженствуя от ощущения сильных рук Джастина, ритмично разминающих ее жировую ткань.  Он обнял ее спереди, обхватил руками ее ненасытные бока и крепко сжал ее пухлую грудь. 

— Оооо, — вздохнула Эльза, трепеща от его теплого, манящего прикосновения.  Она чувствовала, как пальцы Джастина исследуют ее мягкую плоть, двигаясь по ее здоровенным грудям вниз к ее раздутому животу и обратно, потом вокруг ее колоссально зада.  Она хихикнула, почувствовав, как он крепче сжал ее зад, сжимая в каждой руке по толстой ягодице.

— МММ, Эльза, раньше я думал, что у тебя красивая попка, но теперь она стала лучшей в мире!

Эльза рассмеялась, когда Джастин перевернул ее (с небольшим трудом из-за ее увеличенного веса) и опустился на нее сверху.  Широкая улыбка расплылась по круглому веснушчатому лицу Эльзы, когда ее пальцы пробрались под его рубашку.  С небольшой помощью юноша быстро освободился от рубашки.  Эльза почувствовала, как мокнет под ней простыня при виде крепкого телосложения ее любимого.  Эльза провела пальцами по его подбородку и вниз по животу, щекоча нижнюю часть живота и останавливаясь совсем рядом с пахом.

— Упс, — хихикнула она, садясь, позволяя своему изнеженному животу перекатиться на бедра и закрыть вид на ее собственную промежность — Похоже, что-то здесь лишнее.  Позвольте мне помочь с этим. Я хочу видеть своего мужчину целиком.

Она наклонилась, быстро расстегнула брюки Джастина и стянула их вниз.  Теперь они оба были там только в нижнем белье, хотя Эльза оставила воображению бесконечно меньше.  Когда она попыталась схватить Джастина за трусы, он наклонился вперед и пощекотал пухлый животик подруги.

 

— Хи-хи! – Эльза отпрянула, защищая свой изобильный, пухлый живот своими лишенными мышц руками. — Прекрати, это не смешно!

 

— Да ладно тебе, детка, я не могу устоять, — сказал Джастин. – Ты такая милая. Посмотри на эту грациозную округлость.

Он мягко взял Эльзу за руки и отвел их в стороны.  Как только он это сделал, девушка выпрямилась, выпятив свои переспевшие персики и немного отпустив животик.  Она набрала так много веса, что, казалось, ее животик теперь постоянно скручивался в солидные рулоны.  Джастин не мог удержаться от того, чтобы схватить самую нижнюю складку и любовно сжать ее.  Она была мягкой и податливой.  Эльза нахмурилась в притворном негодовании.

— О, и что ты там делаешь, солнце?

— Просто немного повеселился, любовь моя.

— Ну, ты собираешься играть с моим толстым животиком всю ночь или ты приблизишься и подаришь своей женщине немного сладкой любви, а?

Ему не нужно было повторять дважды.  Эльза откинулась назад и подняла свои толстые ноги в воздух, так что Джастин мог схватить ее за стринги (передняя часть трусиков все еще была покрыта толщей плоти ее животика) и сдернуть их.  Это было не так просто, как казалось.  Стринги сползали достаточно туго, потому что ножки Эльза сильно округлились, а задняя нить неохотно проскользнула между ее растолстевшими булочками.  Наконец, он провел клочек белья по всей длине ее развратных плодородных бедер и изящным ногам.  Теперь, полностью обнаженная, Эльза чувствовала себя более возбужденной, чем когда-либо.  "О Боже, — подумала она, — я больше не выдержу… я так промокла, что не смогу сидеть, не поскользнувшись!

Джастин снял свое собственное белье, и Эльза увидела своего парня во всей его мужской славе. 

— ООО, Джастин!  Хватит прелюдий!  Войди в меня сейчас же!

Эльза резко выдохнула, почувствовав, как Джастин скользнул в нее. Медленно, медленно он начал ритмично двигаться назад и вперед, мягкое, дряблое тело Эльзы дрожало и колыхалось в такт его толчкам.  Эльза сжала свои пухлые пальчики и схватила Джастина за спину, извиваясь в экстазе.

— О!- воскликнула она. — О, Джастин! Вот именно! Эх… Джастин… как это… каково это… любить… с девушкой такой большой?  Я веду себя… хорошо?

— Это просто удивительно, Эльза, нет лучшего чувства в мире, чем быть внутри тебя!

— Ох… ох — Веки Эльзы задрожали, — Тогда… ты не думаешь… что я стала слишком… слишком пухлой?  Красоты… тела… слишком много?”

— Нет, Эльза, ты идеальна, просто идеальна! Я люблю каждый твой грамм!

— Я так рада, Джастин… я боялась, что, может быть… может быть, я стану слишком толстой… но я рада, что тебе нравится моя внешность… что я тебе нравлюсь как большая… большая… о!.. большая толстая фея…

— Да! Да!  Ты так невероятно сексуальна, когда такая мягкая и желанная!  Я просто хочу прикоснуться к каждому дюйму твоего спелого, красивого тела!

Эльза ухватилась за край кровати, чтобы не упасть.  Огоньки, пробегающие по ее телу, настолько сладко обжигали, что она чувствовала, что вот-вот взорвется на миллион кусочков.  Но когда она почувствовала, как Джастин набрасывается на нее, она почувствовала внезапное желание, внезапную потребность, чтобы Джастин сказал ей что-то… что-то необычное.  И ничто не могло удивить ее больше. 

— О… О… Джастин… ты можешь сделать кое-что… кое-что для меня?

— Все что угодно! Я сделаю для тебя все, принцесса! — лицо Джастина было сосредоточено, пот лился с его лба.

— Я хочу, чтобы ты… я хочу, чтобы ты поговорил со мной, — сказала Эльза почти смущенно.  Неужели она действительно этого хотела?  Она с трудом могла поверить, что эти слова слетели с ее губ.  Она всегда говорила себе, что набрала весь этот вес только ради Джастина, но правда была в том… что она сделала это для себя.  Ей нравилось ощущать всю эту приятную, мягкую плоть, обволакивающую ее тело, теплую, успокаивающую и сексуальную.  И ее действительно заводил весь этот жир под ее кожей.

— Я хочу, чтобы ты сказал мне, какая я жирная… насколько я буду толще… скажи мне, что я свинка, Джастин!  Скажи мне!

Парень подчинился.

  — Ты свинка, Эльза.  Но ты моя свинка!

Эльза завизжала от восторга, размахивая своими толстыми руками.  Она представила себе, как член Джастина проникает в ее теплый, влекущий холмик, продвигаясь все дальше и дальше.  Внезапно перед ее мысленным взором промелькнул глупый образ, что он действует как насос и что каждый толчок раздувает ее формы все больше и больше, делая ее больше, толще и круглее, почти как надувную лодку.  Конечно, это было глупо.  Но все же…

— Я люблю каждую часть твоего жирного, сексуального тела, — свирепо прошептал Джастин, его язык танцевал в ухе Эльза.  Она хихикала и дергалась от нежных ощущений.  — Мне нравится твой пухлый, пухлый животик, полный вкусной еды, всей той вкусной еды, которую ты ела.  И я люблю твою большую жирную задницу, такую нежную и круглую.  И твои бедра-самые лучшие в мире… ты девушка моей мечты, Эльза, моё идеальная маленькое облачко!

— Я больше не могу этого выносить! — воскликнула Эльза. — Я думаю, что я… собираюсь… скоро кончить.  ОО… мне… мне так хорошо. —  Эльза закатила глаза, задыхаясь.  — ООО… Я думаю… о-о-о, я думаю, что сейчас взорвусь!”

Эльза крепко сжала Джастина и притянула его ближе, когда она разразилась оргазмом, взбрыкивая и судорожно дергаясь, и одновременно Джастин опустошил себя в нее.  Эльза застонала от внезапного острого, приятного ощущения наполненности, прежде чем почувствовала, как ее мышцы расслабились, и она обмякла.  Задыхаясь, Джастин вытащил себя и скатился с раскормленных округлостей подружки.  Вздувшийся живот Эльзы задрожал, когда она почувствовала, как ее любовник слез с нее.  Она повернулась, улыбаясь, чтобы посмотреть ему в глаза, и без слов поняла, что это было так же важно для него.  Окутанные густой, туманной любовной негой, пара вскоре погрузилась в изнуренный, довольный сон, все еще в нежных объятиях.

 

Утром Эльза проснулась от восхитительного запаха.  Джастин исчез.  Эльза зевнула, потянулась и выбралась из постели.  Она не потрудилась надеть пижаму после их любовного пожара прошлой ночью, и Эльза мельком увидела свое пухлое обнаженное тело в зеркале в полный рост на двери шкафа. 

— Я действительно набрала красоты после отъезда Джастина, — подумала она, сложив ладони чашечкой под своим широким бюстом.  Она улыбнулась.  Да, она была крупнее, но не возражала ни на йоту.  Джастину она нравилась именно такой — черт возьми, он действительно предпочитал ее такой.  И даже если допустить, что он не принял всю ее новообретенную красоту, сейчас она чувствовала себя намного лучше. Она чувствовала себя сексуальной и женственной. 

Ее бедра раздулись и колыхались от каждого движения, а на плоской груди вокруг сосков наконец-то выросли настоящие дойки, о каких она всегда и мечтала.  Ее выпуклый зад все еще был ее самым большим достоинством – заметила она, когда слегка повернулась, чтобы взглянуть на эти две сладкие булки.  Вот почему ей было так трудно найти подходящие брюки!  Но теперь, когда все формы тела наперегонки догоняли ее раздувающуюся задницу, она надеялась, что она, по крайней мере, сможет найти приличные джинсы в больших размерах.

  Но сейчас ей придется довольствоваться одеждой, которая валяется вокруг.  Отвлеченная сочным ароматом, Эльза не хотела тратить много времени на одевание.  Она была голодна!  Она быстро, но не без труда натянула трейники на пухнущие бедра и накинула старую рубашку на пуговицах.  Пуговицы натянулись на ее откорменных гудках и большом животе, но большинство из них закрылись.  Тем не менее, она решила оставить нижние два открытыми, позволив миру лишь мельком увидеть мягкую выпуклость вокруг ее талии и когда-то впавший живот. 

Внизу, в столовой, Эльза была потрясена увиденным.  Джастин приготовил гигантский завтрак только для нее одной. Вся еда выглядела экзотической, и когда Эльза откусила первый фрукт, ее вкусовые рецепторы пришли в неистовство.

— Вгрызайся! — воскликнул Джастин, ухмыляясь. — Я сделал все это для тебя! Я не хочу, чтобы моя женщина голодала!

Эльза уставилась на пиршество.  Это было слишком много еды, даже для Эльзы, но все выглядело так аппетитно… и девушка почувствовала, как у нее невольно потекли слюнки.…

В середине завтрака Эльза поерзала на стуле, и ей показалось, что она услышала внезапный треск.  Впрочем, она не слишком задумывалась об этом, вся эта чудесная еда слишком отвлекала. Только позже, когда она, наконец, встала, то заметила, что ее раздувающиеся булочки разодрали ткань ее штанов.  Однако она сразу же заметила, когда потянулась пирожным, как выдрала пуговицу из декольте.  Она резко намокла, поняв, что ее формы раздулись до такого поразительного размера, и,  когда девушка отодвинулась, чтобы лучше рассмотреть повреждения, то забыла о животе.  В дополнение к тому, что он был покрыт жиром, он также был перегружен вкусными, жирными лакомствами, и он рвался вперед, отделяя оставшиеся пуговицы от ниток.

— Блин, — сказала Эльза с набитым ртом, — я не могу поверить, что сорвала все пуговицы со своей рубашки на самом деле.  Мне действительно нужно сократить расходы, по крайней мере до тех пор, пока я не смогу ходить по магазинам, или мне вообще нечего будет надеть.  Но эта еда настолько хороша, что я просто не могу перестать есть!

И она не могла! Она просто не хотела останавливаться! Даже когда она начала чувствовать сытость, восхитительный вкус заставил ее заставить себя кормить, пока ее опухший живот не перегрузил пуговицу трейников и не отправил ее в полет.

Она проглотила последнее лакомство и посмотрела на себя. Она сама себе не верила, она полностью испортила свой наряд!  Она выглядела так, словно набрала вес, сидя здесь! Она уставилась с открытым ртом на своего ухмыляющегося бойфренда.

— А что это вообще за еда?- спросила она.

— О, это колумбийская еда.

Это было необычно.  Эльза никогда раньше не пробовала колумбийской еды.  Ее родители были ирландцами, поэтому она выросла на мягкой картошке и солонине.  Не Гиннес, потому что мы не будем такими стереотипными, пожалуйста.  Но на завтрак она любила "Лаки Чармс".

— Колумбийская еда очень, очень жирная, знаешь ли, — лукаво сказала Эльза, чувствуя, что это не случайно, — Я помню, как смотрела шоу об этом на кулинарном канале — Эльза в последнее время часто смотрела именно его, — В нем также много калорий и натрия, не так ли?"

Джастин кашлянул.

— Неужели? Я понятия не имею. Видишь ли, мы, парни, не думаем о таких вещах.

Он попытался сменить тему, но все еще продолжал разговор со своей толстеющей подругой.

— А как там  Шелли?- спросил он, слегка поеживаясь под веселым взглядом Эльзы.

— Толще, чем когда-либо, — ответила Эльза себе под нос, но, судя по тому, как Джастин заерзал, она была уверена, что он услышал ее. — Она тоже набрала, пока тебя не было.  Наверное, почти столько же, сколько у меня.

— А?- сказал Джастин, — Это интересно.  Но я уверен, что она и вполовину не так хороша, как ты.

 Эльза покраснела, но комплимент втайне понравился ей. 

— О, прекрати!  Ты слишком милый, Джастин.  Думаю, тебе следует знать, что после твоего отъезда я заручилась помощью Шелли в наборе веса.  В конце концов, она сама порвала несколько штанов.  В ближайшие дни я очень хочу с ней увидеться.  Но начала нам нужно пройтись по магазинам!  Я так быстро красивею, что даже не потрудилась раздобыть одежду побольше.  Смотри, ничего больше не налезает!

Эльза прошлась руками по сладострастным округлостям, и ее рваная одежда с треском натянулась на ее формах.  Ее бедра и живот давили на порванные брюки, а массивные руки и шаровидные дыни вываливались из разорванной рубашки. 

— Я практически голая!  Держу пари, мне нужно подняться как минимум на три размера!

Джастин оторвал свой наигранно-небрежный взгляд от потолочного вентилятора и посмотрел на чрезмерно пухлый живот Эльза.

— Потрясающе, — радостно сказал он, хлопнув в ладоши. — Я пойду разогрею машину.

— О Боже, — сказала Эльза, поглаживая болезненно откормленные складки животика, когда они выехали из гаража. Он тихо булькнул, когда машина врезалась в отбойник, и Эльза почувствовала себя немного больной от такой сытости. 

— Этот пир был слишком велик для меня. Если я буду продолжать так есть, то наберу пару килограмм.

Джастин рассмеялся.

  — Ты даже не представляешь, что нас ждёт — сказал он, улыбаясь.

 

Через неделю.

 

— Чертовски долго, — пробормотала Шелли себе под нос, в последний раз взглянув на часы, когда силуэт Эльзы протиснулась в дверь торгового центра, — Почему ты так чертовски долго…

Вопрос Шелли оборвался, когда ее челюсть отвисла в шоке.  Она знала, что Эльза хорошо питалась в эти дни, поэтому она была готова увидеть на подруге пару лишних кило.  Но рыжая бестия умела превосходить ожидания!  Сначала Шелли даже не узнала свою старую подругу, но веснушки, рыжие волосы и зеленые глаза однозначно указывали: это именно Эльза, тут ошибки быть не может. Но ее тело словно бросило вызов законам природы.  Как она могла так быстро растолстеть? Шелли ущипнула себя и протерла глаза: Эльза весила, по меньшей мере, 120 килограмм.

Эльза была одета в обтягивающий черный кроптоп, с мягкой грудью, выплескивающейся сверху. Поверх топа была надета черная рубашка; верх был расстёгнут, чтобы греть под лучами солнца декольте и демонстрировать его глубину окружающему миру; сразу ниже груди до треска натянутые пуговицы едва держались на животе застегнутыми. Нижняя складка округлого, тяжелого живота ниспадала на обтягивающую красную мини-юбку. Ниже две очень полные, лишенные мускулов ноги Эльза терлись друг о друга, громко шурша черными чулками.

— Привет, Шелли!- воскликнула она. — Смотри, возвращение Джастина явно пошло мне на пользу!

 

4703 просмотра

Рейтинг: +1 Голосов: 1

Видеоролики по теме

Комментарии